Именовать город Николаев

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70

XVI

Из всего того, что было намечено в программе адмирала Глазенапа и что удалось осуществить, позднейшим делом вышла железная дорога.

Но как трудно, как тяжело давалось адмиралу Глазенапу осуществление того, что зависело не от него и не от общества. Его ходатайство об открытии для иностранных судов Николаевскаго коммерческаго порта встретило в министерствах традиционное предубеждение против полезности такого преобразования. Министерство финансов в отзыве от 23 ноября 1860 г., высказавшись против ходатайства Николаевскаго губернатора, запросило мнения о том министерства иностранных дел. Последнее ответило так:

«До тех пор, пока на России лежит обязанность допускать в порты свои по берегам Чернаго моря иностранных консулов, желательно, чтобы наше правительство, по собственному побуждению, не размножало таковых местностей, и что это соображение может быть подчинено лишь положительному убеждению, что при открытии Николаевскаго порта произойдут особенно-значительныя выгоды для нашей торговли).

С своей же стороны министерство финансов высказало, «что торговля при Николаевском порте всегда производилась в самом незначительном размере, так что таможенные сборы Николаевской заставы в десятилетие 1849—1859 гг. составляли в средней сложности лишь 75 руб. в год». Таким образом закрытие собственно Николаевскаго порта для иностранных судов не представляло особенной важности в торговом отношении. Но так как закрытие лиманов для иностранных судов «чрезвычайно стесняет отпускную торговлю», то министерство финансов, по соглашению с морским и иностранных дел, высказало, что «для оживления нашей отпускной торговли в лиманах необходимо открыть для иностранных судов порт Херсонский, а затем в Николаеве учредить таможенную заставу для каботажных судов и для надзора за иностранными судами, чтобы они не завозили контрабанду в Николаеве)».

Таким образом три министерства были против удовлетворения ходатайства адмирала Глазенапа. Но в тоже время управляющий морским, адмирал Краббе, во исполнение поручения великаго князя Константина Николаевича, предложил адмиралу Глазенапу представить Его высочеству непосредственно объяснение по этому ходатайству за Николаев. Разумеется, тут уже чувствовалось расположение великаго князя к Николаеву. Но что же мог адмирал Глазенап представить новаго, неотразимаго, против высказаннаго министерствами? Однако же, надо думать, что адмирал с достаточною убедительностью изложил Его высочеству свои априорическия, умозрительныя доводы, потому чрез год с небольшим, когда Богдан Александрович находился в Петербурге, а именно 17 апреля 1862 года была получена от него в Николаеве следующая телеграмма на имя исправляющего должность губернатора: «Генерал-адмирал приказал сообщить телеграммой, что 10 апреля состоялось Высочайшее повеление открыть Николаевский порт с 1-го июля сего года для иностранных судов и учредить в нем таможню перваго класса. Объявите думе. Последние два слова этой телеграммы заключали в себе не обычное распоряжение, а то чувство, которым достойнейший Богдан Александрович был проникнут в течение всей своей губернаторской деятельности.

Как однако ошибочно смотрели тогда в означенных министерствах на значение Николаева для интересов страны. С окончательным открытием этого коммерческаго порта, он вскоре стал третьим в Империи по размеру вывозной торговли.

Открытие в Николаеве порта совпало с великой крестьянской реформой, с возстановлением свободного труда в этих черноземных степях нашего юга. Прошел год, другой, третий и эти степи завалили Николаев хлебом. Город, состоявший так долго на послугах у своего адмиралтейства, разом и уже на веки вошел в неразрывную связь с обширною землей, орошаемою Бугом, Ингулом, Висунью, Ингульцем и даже Днепром. Таким образом город, бывший уже лишним, никому не нужным, стал споспешествовать развитию благосостояния своих земских людей, стал посредником между ними и разными странами Европы. Николаев стал тою общественною личностью, история которой уже составляет отдел в истории народа. Нравственные, гражданские и экономические интересы Николаева стали уже общими русскими интересами. Его церковь, школа, больница, театр, газета, железная дорога, радость, несчастье — все это несомненно имеет уже большее или меньшее влияние на жизнь тяготеющаго к нему населения. Теперь государство, делая что-нибудь для Николаева, не ему это делает, а краю. Николаев —- это уже известный центр.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70