Именовать город Николаев

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70

XI

Места под дома в городе отводились сначала двояким порядком служившим в морском ведомстве и семейным солдатам — их начальством с разрешения Главнаго командира, а вольным людям — Думой с разрешения губернатора. Но после Высочайшаго утверждения плана города в 1836 г. 26 февраля право отвода дворовых мест было представлено исключительно Думе с сохранением ея обязанности испрашивать каждый раз разрешение губернатора ). Улицы получили свои названия по проекту полиции в 1835 г., утвержденному согласием губернатора, адмирала Лазарева (36). Названия эти были отмечены на Высочайше утвержденном плане города, который в пятидесятых годах был для справки вытребован в морское министерство, где и затерялся. Освещение улиц фонарями началось в 1823 году по предложению Главнаго командира, адмирала Грейга. В адмиралтействе было сделано 48 фонарей. Из них 22 были поставлены на Адмиральской улице, начиная от дворца (37) и до штурманскаго училища, а 26 поставлены по Соборной улице, — от Ингульскаго моста до Базарной площади. Фонари на Адмиральской улице оснащались на счет казны, а на Соборной — на счет города, под надзором полиции.

В то-же время адмирал Грейг поднял вопрос о мостовых и тротуарах: Он отнес на счет морскаго ведомства устройство тротуара и всякую заботу об Адмиральской улице, а благоустройство всех прочих возложить на обязанность Думы (38). Но Дума не смогла сладить с жителями и потому было решено ограничиться устройством мостовой только на Соборной улице от Ингульскаго моста до Базарной площади. Принуждение к этому домовладельцев производилось разными полицейскими мерами. Но обыватели, собравшись на сходе, составили приговор, которым и выразили вопль своего отчаяния. Убедившись в несостоятельности домовладельцев по осуществлению этого проекта, адмирал Грейг возложил на них расход только на матерьял, а расход на работу отнес на счет казны. Тогда обыватели на новом сходе постановили приговор о переложении этой натуральной повинности в денежную и о разверстке ея между членами всего общества.

Принимая во внимание, что мостовой будут пользоваться и служащие в морском ведомстве, собрание общества постановило привлечь и этих лиц к участью в мостовой повинности. Но дворяне отозвались, что добровольно участвовать в уплате мостоваго налога они не желают, а принуждать их к тому нельзя. После этого адмирал Грейг во всех городских делах стал действовать без посредства Думы, своими личными распоряжениями, иногда лишь пользуясь средствами Городоваго комитета. И так как содержание лесков и Спасска вызывало некоторые денежные расходы, а городское общество уклонялось от них, то адмирал исходатайствовал исключение из городской территории обеих этих местностей и оне перешли в распоряжение морскаго ведомства.

Занявшись таким образом приведением в порядок части города находившейся уже в полном его распоряжении, адмирал задумал провести воду из Спасска во дворец (потом — из «сухаго фонтана») (39) по Адмиральской улице, а затем и в другие пункты города в водоразборные колодцы и резервуары. Но при осуществлении перваго и втораго проекта, оба оказались не исполнимыми, а потому были брошены (40). Удачно устроен (вернее сказать, возстановлен) был тогда только фонтан в Спасске, который и предоставил адмирал в общее пользование. Точно так же адмирал Грейг устроил и бульвар у Ингула на счет морскаго ведомства, после чего и это место было выключено из территории городскаго общества. Вообще понятие того времени о городском обществе, отразившееся и в Городовом Положении 1785 года, лишало это общество в морском городе серьезнаго значения. Бедное мещанство и малочисленное не богатое купечество разселившееся по окраинам широко раскинутаго города морских офицеров и чиновников, служивших и отдыхавших на пенсии, — действительно не в состоянии было нести за всех тягло городскаго благоустройства.

Городовое Положение Александра II определило городское общество составом всего населения, а в составе думы ввело 72 городских представителя, которым и предоставило право полнаго самоуправления. К тому же число жителей Николаева ко времени новаго Городоваго Положения учетверилось, а средства города возросли еще больше, так как он стал открытым коммерческим портом. И однакоже после всей этой перемены он все-таки не был в состоянии на собственный средства мостить свои улицы. Поэтому ни малейшаго упрека не может сделать историк мещанству и купечеству Николаева двадцатых годов за то, что оно как бы не соответствовало благим стремлениям адмирала Грейга. Мещанство и купечество того времени нашло в своей среде Ивана Кустова и избрало его в городские головы. Значит, приходится признать, что оно соответствовало прекрасным стремлениям адмирала Грейга. И можно быть уверенным, что Иван Кустов вместе с шестигласной думой собирал с мещан и купцов на добро города все, что только они в состоянии были дать на это.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70