Именовать город Николаев

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70

IX

На соль также возвышается цена по мере простоя судов, а большия мореходныя суда, занимающияся перевозкою хлеба в Одессу, с равным затруднением и остановкою получают груз и, выходя из военной гавани разными ветрами в Буг, теряют столько времени, что могли-бы нагружаться в Буге и сделать скорее рейс в Одессу, чем при поворотных ветрах дойти Бугом до Поповой балки (30), и если исчислить сии их безполезные переходы, то верно теряют они вместе по крайней мере половину своих оборотов. По всем сим причинам водоходная торговля Николаевского порта жителей и иногородних теряет ощутительныя выгоды свои и городския» ). К этому рапорту Кустов приложил план и смету расходов проектированной им коммерческой пристани на Буге у южнаго берега городскаго полуострова и от имени Думы просил губернатора Грейга исходатайствовать разрешение на отпуск суммы из городскаго капитала.

Совет министров в принципе одобрил проект Кустова, но нашел более целесообразным сооружать пристань не деревянную, а каменную. Николаевская дума стала доказывать непрактичность каменной пристани при условиях избраннаго места, но можно предположить, что Кустов опасался либо самой стоимости каменной пристани, либо — затянуть на долгое время осуществление проекта. И наконец 26 марта 1821 года проект думы был одобрен, а 7 июня т. г. последовало о том Высочайшее повеление.

За год-же перед этим был уже основан в Николаеве Городовой комитет, в который и поступил городской «питейный капитал», а потому собственно финансовая сторона дела пристани не встретила затруднения. Построенная в бужском заливе у Поповой балки деревянная пристань обошлась в 63.921 р. 12 1/2 к. ассигнац. Пользование ею и ея берегом оплачивалось сначала так: за нагрузку и выгрузку взималось с каждого фрахтов рубля по 1%; за место на берегу для склада товара, со своих — по 5 р. с сажени в год, а с иногородних — по 10 р.; за постройку судов у берега — по 1 р. с фута по килю; за поставку мачт и за клеевку, — 50 коп.; за привал плотов к берегу — по 18 руб.; а за привал барок — разно, смотря по товару. К сожалению, не сохранилось записей этих сборов, следовательно нельзя проследить ни за развитием портоваго дохода, ни за развитием морской торговли Николаева того времени.

Но, судя по слабости роста города и не начинавшемуся благоустройству его, приходится признать, что все в Николаеве в течение большей половины его столетняго существования развивалось чрезвычайно туго и даже с приостановками всякаго развития в области жизни собственно городскаго общества. Это положение вещей обусловилось решением правительства дать Николаеву значение исключительно военно-морскаго порта. Такое решение окончательно сложилось именно в двадцатых годах этого столетия, значит после того как Николаев просуществовал всего лишь 30 с небольшим лет. И это решение соблюдалось до такой степени строго, что не только иностранныя суда ни в каком случае не могли войти в Никол. порт, но и приезд иностранца в Николаев был обставлен очень затруднительными условиями ). Затем в силу указа 20 ноября 1829 г. начались выселения из Николаева евреев, которых здесь с самого-же основания города было много в среде ремесленников и торговцев и конкуренция которых быстро осилила здесь торговлю греков, так что местность, называвшаяся «Греческим базаром» (где теперь казначейство и здание Одесск. учетн. банка) была уже еврейскою.

Распоряжение о выселении евреев произвело для прочих купцов и ремесленников сильную перемену обстоятельств. Цены на дома упали, на квартиры тоже. Домостроительство остановилось. В оставшихся лавках и в промышленных заведениях христиан выручка усилилась, а с этим и продажныя цены на товары в лавках стали подыматься. Дошло даже до стачек, что еще больше увеличило необыкновенную прибыльность лавочной и базарной торговли. Многие хлеботорговцы бросили свои дела и пооткрывали лавки с товарами. Губернатору Грейгу пришлось ходатайствовать о продлении срока, назначеннаго для выселения евреев, на что и последовало Высочайшее соизволение и даже с указанием необходимости «производить это дело без потрясения».

Таким образом окончательное исполнение этого мероприятия состоялось только в 1837 году, на четвертом году губернаторства адмирала Лазарева. Однакоже, сделанное нарушение в сложившемся строе экономических условий николаевскаго общежития еще долго давало себя чувствовать и адмирал Лазарев, хоть несравненно менее своего предместника был склонен к занятию интересами собственно города, но он повидимому сильно задумывался над изысканием средства возвращения жизни города к нормальному ея течению. И он нашел наконец необходимым увеличить численность оставшихся николаевских купцов и ремесленников. Для достижения этой цели адмирал ходатайствовал о предоставлении николаевским купцам льгот в уплате сборов за право торговли. В своей докладной записке адмирал, свидетельствуя, что с выселением евреев из Николаева и Севастополя торговля в этих городах упала, просил о предоставлении обоим городам тех-же льгот, какими пользуются и «знатные торговые города: Одесса, Керчь, Таганрог и Феодосия». Затем 7 января 1838 г. именным указом Государя Николая I было предоставлено николаевским и севастопольским купцам в течение 16 лет платить за гильдейския свидетельства половину следуемаго, а купцов вновь поселяющихся в Николаеве (и Севаст.) и выстраивающих Дома указ это? совсем освобождал на 3 года от всяких денежн. повинностей.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70