Именовать город Николаев

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70

IV

Николаев, хотя и управлялся ратушей, но легальнаго городскаго общества в нем еще не было. Все его купцы были людьми иногородными, а мещане — либо тоже иногородными, либо ни к какому городу Российской империи не приписанными. Но вот жители, пользуясь производившеюся переписью, стали ходатайствовать, чтобы их приписали к Николаеву. И в 96—97 году николаевские жители сделались легальным николаевским городским обществом. Новороссийское губернское управление распорядилось о введении в Николаеве екатерининскаго Городоваго Положения 1785 года, т. е. шестигласной думы и словеснаго суда ). Но эта реформа улучшила собственно городское управление, а не быт города. Средства городской кассы были ничтожны и собирались туго.

Положение Николаева сильно изменилось к лучшему в 1802 году, когда Главным командиром Черноморскаго флота был назначен маркиз де-Траверзе (19). При нем-то и была организована Николаевская губерния, ради прекращения зависимости Николаева от посторонней административной власти. Но вскоре оказалась не совместимость должности командира флота с обязанностями начальника губернии. Маркиз де-Траверзе стал искать выхода из своего неудобного положения. И 20 марта 1805 года управление губернией было переведено в Херсон, а Николаев — объявлен особым губернаторством, при чем должность Николаевского губернатора была присвоена Главному командиру Черноморскаго флота. Это преобразование уже само по себе совсем изменяло направление, по которому шло развитие жизни Николаева. С одной стороны город окончательно становился флотским; его гражданская общественность отодвигалась на задний план, а при ином Главном командире могла и совсем атрофироваться. С другой же стороны город становился несравненно ближе к высшему правительству.

Опека государственная могла сделаться для него несравненно более ощутительною. Понятно, это положение молодаго города должно было видоизменяться под влиянием личных свойств Главного командира флота. На первый раз судьба Николаева сказывалась чрезвычайно счастливою. Маркиз де-Траверзе горячо принялся блюсти интересы города и при том оказался прямо насадителем гражданской общественности в сборном разнохарактерном населении города, в котором каждый человек уже стремился только к устройству своих личных интересов во что бы то ни стало. Первый Николаевский губернатор начал с того, что разом пресек расхищение пригородных земель. Мало этого, Маркиз исходатайствовал Высочайшее повеление, в силу котораго следовало отобрать назад все те земли, на которых владельцы не выполнили условия отвода им этих земель. Таким образом страшное зло могло быть вырвано с корнем.

Пригородные земледельцы, узнав об этом, благодарили Бога. Кроме того, маркиз новым ходатайством пред Императором поднял в Николаеве всеми уже забытый, а может быть никогда и не сознававшийся вопрос о праве общества на прилегавшия городу земли. Князь Потемкин относительно Николаева задавался исключительно интересами флота, потому в Николаеве, можно сказать, не замечал собственно городскаго общества. Князь видел здесь только адмиралтейство, корень будущей черноморской русской силы. И он ни разу не вспомнил о том, что по закону следовало рождавшемуся городу. На основании существовавших межевых законов, Херсону, при объявлении его городом, было отмежевано около 40,000 десятин земли. Николаеву же не отмежевали ни единой десятины. Все кругом земли были признаны либо адмиралтейскими, либо казенными,— даже и те, на который усаживались земледельческие поселки. Маркиз де-Траверзе настойчиво ходатайствовал о возстановлении законности, — об отмежевании Николаеву следовавшего ему).

И состоялось Высочайшее повеление о наделении Николаева «двумя четырехверстными пропорциями земли». Но приведение в исполнение этого закона породило целый ряд процессов, длившихся слишком двадцать лет и закончившихся для Николаева печально.

В освобождение Николаевских граждан от Херсонскаго магистрата, маркиз де-Траверзе основал для них свой Николаевский. Маркиз завел составление статистики города. При нем же были утверждены штаты полиции. Он помог Думе упорядочить городской бюджет. Наконец, при переходе виннаго откупа к казне, маркиз де-Траверзе исходатайствовал (в 1808 г.) пожалование городу Николаеву «четырехлетней откупной суммы», а именно 240,000 руб., проценты с коей должны были составлять ежегодно 14,400 руб., что вдвое превышало получавшийся городом доход с откупа ). Маркиз раз- считывал, что таким образом город будет иметь возможность выстроить казармы в освобождении домов граждан от постоя, — школы, — пристань и т. п. В то же время этот просвещенный и любимый Государем деятель, — несомненный авторитет в глазах каждаго из жителей города, как частных лиц, так и начальствовавших, — постоянно словом и делом поднимал в обществе нравственныя его силы, втягивал людей в заботу об общих интересах, вызывал чувство гражданственности и уважение к закону. Но недолго досталось маркизу де-Траверзе сеять добро в Николаеве. Только четыре года он губернаторствовал в нем. В 1809 году, призванный Императором в столицу для занятия поста морскаго министра, маркиз сдал город адмиралу Языкову (20),— уже с организованным вполне городским обществом, хорошо узнавшим свои права и обязанности в прекрасном финансовом положении.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70