Именовать город Николаев

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70

III

Начиная говорить о первом времени города Николаева, следует сказать о его строителе, обер-штерн-кригс-комиссаре флота, Михаиле Леонтьевиче Фалееве. Эта личность — замечательная. Простой кременчугский купец ), ездивший с товарами за армией, сильно вдохновился делами правительства того времени, тем народногосударственным движением, которое сказывалось ярче и ярче с каждым годом. Фалеев взялся на свой счет сорвать Днепровские пороги и устроить свободное судоходство к новому городу Херсону. Самая смелость затеи уже показывала всю простоту этого человека, полное непонимание его громадности дела, за которое он брался, а вместе с тем и силу его патриотизма. Трудился Фалеев над этой затеей сильно, с увлечением; потратил денег много; серьезнаго результата, разумеется, не мог достигнуть. Но в 1783 году пробралась-таки барка с железом из Брянска в Херсон, а другая с провиантом.

Фалеев был награжден золотою медалью и возведен в дворянское достоинство). Потом Потемкин, выручаясь во всем этим человеком, представил его к новой награде и Фалеев был произведен в бригадиры и назначен обер-штерн-кригс-комиссаром флота. Как и свойственно талантливому государственному деятелю, Потемкин не ошибся в своем выборе. Фалеев оказался способнейшим, неутомимым и честнейшим исполнителем, а при том чрезвычайно скромным и горячим патриотом. Он всецело отдался службе, выполнению всевозможных распоряжений Потемкина. А когда в 1787 году (14) принялся он за устройство верфи у устьев Ингула, получив в сотрудники: Варезета, Бестужева, Старова, Деволяна и др. (15), то тут он окончательно выявил всю необыкновенную гражданственность своего благороднаго духа.

Громадное государственное предприятие — устройство Новороссийскаго края в необозримых голых степях, вырванных из татарских и турецких рук, требовало употребления в дело массы энергии, знаний, труда и денег. И вот в это самое время при устье Ингула распоряжался бывший простой купец Фалеев, как самый бережливый скупой хозяин, не думая о себе, а думая только о планах и целях государственных. Он, не только как исполнитель правительственных распоряжений, но и как страстный любитель садоводства и всякаго хозяйства, раздавал земли, выговаривая разведение сада, либо постройку мельницы, либо устройство кирпичнаго завода и т. п. Но по сколько же? по несколько десятин. Он и себе самому отвел под разведение сада тоже несколько десятин. А жил он и умер в Николаеве, на углу Немецкой и Никольской улиц, в небольшом собственном домике, крытом дранью (16). К сожалению, недолго тут действовал этот достойный гражданин: два года до основания города и два года после его основания. Но в эти четыре года он много сделал, израсходовал массу государственных денег, при чем ни себе и никому не позволил нарушить интереса государственнаго. Таким образом в основании города Николаева лежит честный и неусыпный труд гражданина, всей душой отдававшагося тому государственному делу, которое было ему поручено. Останки этого перваго николаевскаго гражданина, умершего 18 ноября 1792 года, погребены в ограде выстраеннаго им Адмиралтейскаго собора) (17). За год перед смертью Фалеев уже видел, что по Ясскому миру азиатство было вытеснено и из забужья, и что русская граница протянулась уже по Днестру.

В 1791 году, 5 октября, значит годом раньше смерти Фалеева, умер кн. Потемкин. Его заменил граф Зубов.

А со смертью Императрицы Екатерины II в 96 году совсем уже не стало сторонников князя Таврического. Но еще при жизни Императрицы, в 95 году, вышел указ об образовании Херсонскаго округа (уезда) Вознесенской губернии, к которому и был Николаев причислен в административном отношении). Но это обстоятельство не имело для Николаева серьезнаго значения. При управлении Черноморскаго ведомства существовала тогда «цивильная канцелярия» ), которая и ведала городския дела. Но и она в сущности не вела их. Городския дела в действительности велись ратушей и городничим. А учреждение Вознесенской губернии вышло неудачным. Чрез год, в 1796 году, она была упразднена, а Новороссийская возстановлена. Спустя семь лет, эта была раздроблена (в 1802 году) на три новых: на Екатеринославскую, Таврическую и Николаевскую ). При этом города Херсон и Одесса «для пользы торговли» были выделены в отдельные портовые и получили разные привилегии. Но Николаевская губерния не просуществовала и полнаго года. 15 Мая 1803 г. последовал новый административный передел, при чем образовалась Херсонская губерния ). Николаев остался в Херсонском уезде. А 20 Марта 1805 г. было учреждено Николаевское губернаторство, которое и дожило до наших дней.

Что ж делалось в Николаеве во время всех этих административных разделов и переделов?

До смерти князя Потемкина его идея касательно значения Николаева существовала только три года да и все это время Потемкин пробыл на юге, только наведываясь в Петербург, где дни, недели и месяцы проходили в празднествах и торжествах. Таким образом создавшееся значение Николаева не успело утвердиться в высших правительственных сферах. А потому, когда не стало князя Таврическаго, на Николаев в столице смотрели только как на новую верфь. Не был даже решенным вопрос: какая верфь лучше, Николаевская или Херсонская. И до 95 года (18) Главный командир Черноморскаго флота и все портовыя учреждения держались Херсона. А когда дело Николаевской верфи, говоря само за себя, взяло, наконец верх и Главный командир флота перебрался с портовыми учреждениями в Николаев, то и после этого особенной заботы о Николаеве еще долго не замечалось. К тому же до ревизии (переписи) 1795 г.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70