Именовать город Николаев

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70

VII

Здесь слова «первый перед светом» в сочетании со сроком первой публикации служат прямым доказательством того, что благословение состоялось на юге. Замечательна и концовка стихотворения, полная ненависти боевого моряка к убийце гениального поэта:

«Тебя уж нет для нас, Поэт!

Мы в сиротстве остались грустном;

Но мой заряжен Пистолет,

И на твоем убийстве гнусном,

России мщением зажжен,

Он будет мною разряжен…». (13)

В кратком очерке невозможно подробно исследовать все нити, связывающие гениального поэта с нашим городом. Поэтому считаем целесообразным осветить те обстоятельства, которые привели Пушкина в Николаев.

Время не властно над гениями. Ираклий Андронников как-то заметил: «Мы знаем о Пушкине больше чем о самих себе». Это действительно так, ибо сегодня мы знаем о Пушкине больше, чем вчера. И в этом неустанном противоборстве со временем для нас важны любая деталь, любое событие, любой факт о поэте, вырванные у забытая.

История нашего города сравнительно невелика, но она украшена пусть мимолетным, но все же реально существовавшим свиданием с Пушкиным. Во время южного изгнания Александр Сергеевич по крайней мере шесть раз проезжал и несколько раз останавливался на ночлег в Николаеве.

Первый раз это случилось в один из дней между 14 и 16 сентября 1’820 года (даты по старому стилю) (14). Поэт ехал из Симферополя в Кишинев. Он возвращался из трехмесячного путешествия, предпринятого из Екатеринослава через Кавказ и Крым, вместе с семейством прославленного генерала Николая Николаевича Раевского. В Николаев Пушкин въезжал вместе со своим крепостным дядькой Никитой Козловым через Восточную заставу. Он был болен лихорадкой, как тогда называли простуду, и потому не задерживался в пути. Гостиниц в городе еще не было, ночевали на почтовой станции. Утром выехали в Одессу. Дорога шла от Малой Коренихи через Янчекрак (Каменку) к Красному трактиру (село Красное). (15)

Вторично Пушкин посетил Николаев в последних числах февраля 1821 года, по пути из Каменки (ныне Черкасская обл.) в Кишинев. (14) Это была продолжительная, почти пятимесячная отлучка, разрешенная ему генералом И. Н. Инзовым. Из Николаева Александр Сергеевич на день или на два заезжал в Херсон, который интересовал его как город, построенный его дедом Иваном Абрамовичем Ганнибалом. Судя по всему, он не торопился и, вернувшись в Николаев, задержался, чтобы осмотреть город.

Четвертый приезд Пушкина в Николаев связан с известной поездкой «на саранчу». Хлопотами друзей в июле 1823 года поэт был переведен из Кишинева в Одессу, в канцелярию нового начальника — Новороссийского генерал-губернатора, графа Воронцова. (14) Последний, однако, хотел видеть себя благодетелем «опального поэта», ждал бесприкословного подчинения, прилежания, лести и усердия. Но Пушкин не оправдал этих надежд, чем и вызвал лютую ненависть Воронцова. Вельможа строчил жалобы, доносы и просил удалить поэта из Одессы. Пушкин отвечал меткими эпиграммами. Наконец, Воронцов, воспользовавшись своей властью, послал его «на саранчу». Александр Сергеевич оскорбился, начал писать письмо об увольнении со службы (формально он числился чиновником 10-го класса по Министерству иностранных дел), но по совету доброжелателей все же отправился в дорогу. Воронцов рассчитывал надолго, по крайней мере на месяц, удалить поэта из Одессы. Об этом свидетельствуют сохранившиеся документы: предписание графа, в котором говорится, что с целью сбора сведений по возрождению и истреблению саранчи коллежскому секретарю Пушкину надлежало посетить уезды и уездные города Херсон, Елисаветград и Александрию; расписка Пушкина в получении 23 мая прогонных денег, которых хватило бы на путь вдвое больше, чем это необходимо по предписанию. (16, 17)

Ранее считалось, что в связи со скорым возвращением поэта, командировка ограничилась поездкой в Херсон и Николаев. Но возрожденные писателем-крае- ведом Григорием Зленко воспоминания 1895 года, опубликованные им заново в «Литературной России» 4 февраля 1977 года, говорят о том, что Пушкин провел день-два в Сасовке (25 и 26 мая) в имении Льва Леонтьевича Добровольского, в 20 верстах от Елисаветграда. Это позволяет по-новому представить себе, как складывалась вся поездка «на саранчу». Любопытно, что легендарный стихотворный отчет, поданный Пушкиным по возвращении из командировки Воронцову:

«Саранча летела, летела —

И села.

Сидела, сидела, —

Все съела

И вновь улетела…»

действительно имел место. Об этом увлекательно рассказал известный пушкинист Натан Эйдельман в своей книге «Вьеварум». (19)

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70