Некрополь Ольвии эллинистического времени

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112

Ольвия в общем процессе кризиса полиса. Социальные процессы, проходившие в Ольвии в эллинистическое время являлись отражением общего для всего греческого мира явления — кризиса полиса.

Глубокие социально-экономические изменения, выделение в каждом полисе небольшой группы очень влиятельных семей при сильном обнищании основного состава граждан, находившихся фактически в подчинении у богатых, благодаря займам и различным ростовщическим операциям, которыми не брезговали «благодетели» вроде Протогена,— все это должно было сказаться на политическом устройстве городов, а в их числе Ольвии. С формальной стороны изменения в государственном устройстве Ольвии в эпоху эллинизма не произошло. Власть находилась в руках парода, от его имени издавались все постановления и декреты. Но поскольку руководящие должности требовали больших денежных расходов, их могли занимать только представители богатой знати. Мы знаем, что Протоген был одно время членом коллегии девяти, которая заведовала какими-то государственными доходами, а также в течение трех лет управлял хозяйственной жизнью города. Кроме того, в числе коллегии семи, распоряжавшейся священной казной, упоминаются Леонтомен, сын Геросонта и Геродот, сын Пантакла. Они упоминаются в связи с установлением налога на жертвоприношения (IOSРЕ, I2, 76). Определяя дату этой надписи, В. В. Латышев считает ее близкой по времени протогеновскому декрету. В таком случае Леонтомен, сын Геросонта, мог быть братом Протогена, а Геродот — братом Клеомброта, сына Пантакла. Это означало бы, что члены самых богатых ольвийских семей примерно в одно и то же время находились во главе государственного управления.

В политической и экономической жизни полиса всегда довольно большую роль играли храмы особо почитаемых божеств. Должность жреца государственного культа была такой же магистратурой, как и остальные должности. Жрец избирался народным собранием на определенный срок. Обязанности жреца, очевидно, тоже были связаны с финансовыми расходами, так что в жрецы выбирали людей из богатых и почитаемых, обычно аристократических семей. Иногда жрецов какого-то божества избирали из членов одной и той же семьи. В этом отношении интересна надпись 1938 г., опубликованная А. А. Белецким 26. Это первая в Ольвии надпись фиаситов. Она датируется III в., возможно даже первой половиной III в. до н. э. Привлекает внимание строка, с надписью «жрецы Евресибиады», которые, очевидно, стояли во главе всего фиаса. А. А. Белецкий в связи с этим считает возможным признать существование в Ольвии жреческой семьи наподобие аттических родов Буталов и Евмолпидов.

Интересны имена членов фиаса. Поражает сильная замкнутость и ограниченность выбора имен, которые по происхождению почти все являются аристократическими ионийскими именами (ΛΕΩΚΡΑΊΉΣ, ΗΡΛΓΟΡΙΙΣ, ΕΥΡΗΣΙΒΙΟΣ, ΛΕΩΠΡΕΠΙIΣ и др.). Интересно и то, что покровителем этого аристократического фиаса был Геракл, культ его распространялся в дорийских городах и колониях, а в ионийских часто был своего рода аристократическим божеством. Итак, надпись свидетельствует о существовании в Ольвии аристократической семьи Еврисибиадов, которые, возможно, были жрецами Геракла Сотера.

Подобных семей в Ольвии, очевидно, было несколько. Обратимся, прежде всего, к надписи (IOSРЕ, I2, 189), представлявшей посвящение божеству (очевидно, Аполлону) статуи Дионисия, сына Агрота, который был жрецом Аполлона Дельфиния. Статуя посвящена сыновьями Дионисия Агротой и Посидеем.

Надпись датируется III в. до н. э. В списке проксенов храма Аполлона на о. Делосе встречаются имена ольвиополитов Посидея, сына Дионисия и Диодора, сына Арота (Агрота). Оба декрета датируются началом II в. до н. э. На основании этого Б. Н. Граков предполагает, что Посидей, сын Дионисия, (проксен делосского святилища, был сыном того самого Дионисия, которому поставили памятник его сыновья), а Диодор был племянником Посидея, сыном его брата Агроты, упомянутого в надписи IOSPE, I2, 189. На основании этих данных Б. Н. Граков делает вывод, что все эти лица были наследственными жрецами Аполлона Дельфиния и Аполлона Делосского в Ольвии.

Во II в. до н. э. известна еще одна семья, члены которой избирались на должности жрецов. К ней принадлежат Эвбиот, сын Аристона, бывший жрецом богов Самофракийских (IOSРЕ, I2, 191) и Тимо, дочь Гипсикреонта, которая была жрицей Артемиды.

Та же самая Тимо была женой Эпикрата, сына Никерата, поставившего памятник своему дяде Эвбиоту, жрецу кабиров (IOSPE, I2, 191).

Таким образом, в Ольвии можно выделить, gо крайней мере, три аристократические семьи, из членов которых избирали жрецов различных государственных культов. Эти факты должны еще раз подтвердить мнение об аристократизации государственного управления Ольвии в результате обеднения средних слоев населения и выделения богатых.

Следовательно, повсюду мы видим одну и ту же картину. Хотя формально как в Ольвии, так и в Истрии государственное устройство оставалось на прежних принципах полисной демократии, фактически вся власть находилась в руках богатых. Это была уже олигархия под прикрытием демократии.

Расслоение, обеднение основной массы свободного населения при обогащении немногих очень обостряло отношения между различными группами населения. В греческом полисе имущественное положение было тесно связано с политическими правами граждан. Поэтому борьба бедняков против богатых приобретала политический смысл. Острая внутренняя борьба приводила к упадку города, что особенно заметно на судьбе Афин.

Ольвия и в этом отношении не представляла исключения. Хотя в источниках не сохранилось подробных сведений о социальной борьбе в эллинистической Ольвии, однако кое-какие намеки протогеновского декрета и других надписей позволяют сделать некоторые предположения.

В самом конце декрета в честь Протогена говорится: «…И когда все в городе находилось в упадке вследствие войн и неурожаев и средства совершенно истощились, так что народ вследствие этого попросил его сделать месячные отсрочки и позаботиться о кредиторах и должниках, он первый, хотя долги ему и отцу его простирались до 4000 золотых, предложил народу располагать им как ему угодно, и когда народ попросил его простить должникам их долги, он всем все простил…»

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112