Некрополь Ольвии эллинистического времени

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112

Эллинистические дома Ольвии показывают глубокое имущественное неравенство среди ольвийского населения этого времени. Раскопками Б. В. Фармаковского в 1909—23 гг. в прибрежной части Ольвии открыт целый квартал, состоящий из двух богатых домов III—II вв. до н. э. Кварталы богатых домов IV— II вв. до н. э. открыты в центральной части городища возле агоры, а также под Зевсовым курганом. Напротив, дома представителей бедных и средних слоев ольвийского населения теснились возле городских ворот. Здесь же находились ремесленные мастерские.

Примером небогатого ольвийского дома является дом, открытый на верхней террасе раскопа «И» в северо-восточной части Верхнего города недалеко от городских стен, построенных в IV в. до н. э. Устройство дома очень простое. Дом состоял из небольших помещений и вымощенного камнем двора.

В декрете в честь Протогена и в некоторых других надписях говорится о многочисленных деяниях гак называемых ЕYЕРГНТЕΣ. Протоген — очень богатый ольвиополит — истратил на общественные нужды громадную сумму денег, которую В. В. Латышев определяет в 50 талантов.

В декрете есть указание на то, что Протоген не был единственным богатым человеком, к которому в трудное время государство обращалось за помощью. Напротив, в самый сложный момент народ «приглашал всех имущих (зажиточных)» помочь в столь трудных обстоятельствах.

Другие ольвийские надписи рассказывают нам о том, кто были те остальные (ΟΙ ΛΟΙΠΟΙ), упомянутые в декрете в честь Протогена. Прежде всего обращает на себя внимание посвящение Гераклу и народу башни, построенной на свой счет ольвийским гражданином Клеомбротом, сыном Пантакла (IOSРЕ, I2, 179). Тот же Клеомброт, видимо «позаботился о постройке пилона и прясла (стены)», о которых говорит другая надпись (IOSPE, I 2, 180). Обе надписи, но мнению В. В. Латышева, несколько древнее протогеновского декрета и датируются или самыми последними десятилетиями IV в. (№ 179) или же началом III в. до н. э. (№ 180). Клеомброт, видимо, еще жил в первой половине III в. и, следовательно, мог быть современником Геросонта — отца Протогена, который, как видно из того же декрета, оказал значительные услуги городу. Строительные работы Клеомброта, сына Пантакла, полностью аналогичны деятельности Протогена.

Среди ольвийских надписей имеется еще одна, интересная посвятительная надпись: народ посвятил Гераклу своего благодетеля (ΤΟΝ ΕΥΕΡΓΕΤΗΝ) Пантакла, сына Клеомборта (IOSРЕ, I2, 188). Надпись сделана на постаменте статуи. По палеографическим особенностям ее следует отнести к IV в. до н. э., а сам ольвиополит, статуя которого была посвящена Гераклу, очевидно, приходился отцом Клеомброту, мы его знаем по надписям № 179 и 180. Хотя в этой надписи ни слова не говорится о заслугах Пантакла перед Ольвией, однако уже то, что его почтили званием ΕΥΕΡΓΕΤΣ (благодетель) и, очевидно, бронзовой статуей, дает возможность предположить, что и он, как его сын, а также Геросонт и Протоген, не раз помогал городу материально или производил за свой счет какие-либо постройки. Известно, что Ольвия в IV в. до н. э. вела большие строительные работы. Может быть, Пантакл дал какую-то большую сумму на ее строительство и был за это почтен статуей и званием благодетеля.

Видимо, к таким же богатым покровителям Ольвии относился и Евресивий, сын Деметрия, статую которого народ посвятил Зевсу-царю, «за его доблесть и благосклонность к себе». Надпись относится к III в. до н. э. Судя по величине базы и расположению на ней надписи, можно предположить, что она составляла лишь часть большого постамента для бронзовой конной статуи. О том, что за особые заслуги ольвиополиты ставили своим «благодетелям» конные статуи, видно из декрета в честь Никерата, сына Папия (IOSРЕ, I2, 34), относящемуся уже к более позднему времени (конец II—I в. до н. э.).

Все эти благодеяния требовали больших денежных затрат. Те места протогеновского декрета, в которых говорится о постигшем Ольвию голоде, свидетельствуют о том, что как Протоген, так и другие богатые лица имели в своем распоряжении большие запасы хлеба. Это, возможно, доказывает наличие у них значительных земельных участков на территории городской хоры или же говорит о торговле с внутренней Скифией, где они могли скупать хлеб для перепродажи в города Греции.

Благотворительная деятельность богатых граждан по отношению к городам была широко распространена во всей Греции. Декреты в честь Евриклида в Афинах, Аристагора и Диогена, сына Диогена в Истрии представляют прямые аналогии хорошо известному декрету в честь Протогена.

Особенно интересен истрийский декрет в честь Аристагора, сына Анатурия, в котором описаны многочисленные заслуги этого гражданина перед родным городом.

В этой надписи можно увидеть много общего с декретом в честь Протогена, хотя написана она пышнее и менее конкретно, что характерно для надписей позднего эллинизма и, особенно, римского времени. Прежде всего обращает на себя внимание тот факт, что Истрия во II в. до н. э. подвергалась нападениям со стороны соседних племен и, по крайней мере, один раз была взята и сильно разрушена ими. Аристагор, как и Протоген, выступает в качестве посла и ведет от имени Истрии переговоры с местными царьками. Возможно, что и Истрия платила дань варварам, как Ольвия — скифам. В недавно опубликованном декрете, найденном в Истрии и датирующимся эллинистическим временем, можно найти намек на грозящую извне опасность, на бедствия, причиненные Истрии «окружающими варварами», сопровождавшиеся также какими-то внутренними смутами. Кроме того, из декрета видно, что Аристагор тратил большие средства на строительные работы (построил стены и здание агораномии), как это делали в Ольвии Протоген, Клеомброт, сын Пантакла, сам Пантакл и др.

Не только Аристагор оказал большие услуги Истрии. Примерно в то же время граждане Истрии принимают декрет в честь Мегистида, сына Пантима, за благочестие и щедрость по отношению к городу во время исполнения им жреческих обязанностей. Статуей и титулом «благодетель» были награждены в III или II в. до н. э. Каллиад, сын Каллиада, Диоген, сын Диогена, который был награжден золотым венком, статуей на агоре и наследственным почетным званием жреца Муз за то, что он дважды одолжил городу большую сумму на покупку хлеба, не получив причитающихся ему процентов. Обычными привилегиями награжден около 200 г. Гефестион, сын Матрия, Каллатиец, который отказался от 400 золотых статеров, являющихся процентами на шестилетний заем в 300 золотых.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112