Некрополь Ольвии эллинистического времени

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112

Местное влияние на погребальный обряд свидетельствует о том, что в состав населения Ольвии входили и негреческие элементы. Скифское влияние особенно хорошо заметно в могилах среднего и бедного слоев городского населения, в то время как в богатых могилах IV— II в. до н. э. оно почти не проявляется.

Рассмотрим с этой точки зрения погребения средних и беднейших слоев населения Ольвии. Мы уже отмечали, что представителей среднего слоя населения хоронили преимущественно в подбойных могилах. Надо еще добавить, что в них встречаются отдельные элементы обряда, которые можно было бы связать с местным погребальным ритуалом (ориентировка могил на север или юг, растительные подстилки, отдельные предметы инвентаря). Так, в могилах 25/1914, 63/1913, 33/1911, 63/1910, 68а/1913 и др. были обнаружены остатки растительной подстилки. Все указанные погребения по своей конструкции были подбойными. В подбойных могилах 24/1915, 20/1908, 21/1905 (подбой 1-й), 14/1915, и 36/1906 на дне могилы обнаружены следы подстилок из морской травы, а в подбойной могиле 66/1913 подстилка была из соломы. В погребении 20/1908 камка лежала только под головой покойника в виде подушки. В некоторых из этих могил помимо подстилки найдены еще остатки деревянных гробов, иногда окрашенных в синюю краску. Ориентированы эти погребения, как правило, на север, юг или же на северо-запад, юго-восток и другие промежуточные направления.

Принимая во внимание признаки местного ритуала, можно предположить, что в этих погребениях были похоронены скифы или другие представители местного населения, хотя перечисленные могилы имеют типично греческий инвентарь.

Изучение ольвийского художественного ремесла привело исследователей к выводу, что в архаических изделиях ольвийских меднолитейных мастерских четко можно выделить группу предметов, представлявших собой изделия скифских мастеров; она выделяется в VI в. до н. э. и продолжает существовать, постепенно угасая, в V и IV вв. Это заметно на бронзовых изделиях ольвийского производства, например на зеркалах с ручками, украшенными различными рельефами. Не только самый стиль, но и техника этих изделий не греческая, а скифская (отливка в формах, где фон и рельеф отливались вместе). Такова же техника изготовления ольвийских литых монет («ассов»). Совершенно ясно, что производили эти изделия скифские мастера.

Но если в раннюю пору существования понтийских городов еще заметны отдельные линии развития искусства (греческая и местная), то в III в. до н. э. они уже настолько сближаются, что постепенно вырабатывается особый, местный причерноморский стиль, который особенно хорошо виден на примере так называемых акварельных или полихромных ваз. Эта группа керамики известна как в Ольвии, так и на Боспоре. Несмотря на некоторую грубость и схематичность рисунка, вазы не являются просто варварскими подражаниями позднеаттической краснофигурной керамике. Очень характерной чертой боспорских и ольвийских полихромных ваз было стремление к реалистической трактовке человеческого облика. Другой особенностью данной керамики является живописная манера росписи. В выработке этого специфического явления в искусстве городов Причерноморья принимали участие не только греческие, но и скифские мастера.

Важные сведения содержатся в свинцовой пластинке, на которой было выцарапано имя Атакес. Здесь говорится о выселении из дома, грозившее семье Артикона. Текст письма из-за краткости недостаточно ясен, поэтому невозможно сказать, кем был Атакес, упомянутый в письме: домовладельцем или же, напротив, одним из тех, кого выселяли из дома.

Но для нас важно, что человек со скифским именем Атакес, был свободным, поскольку действовал от своего имени, то есть был юридическим лицом. Этого не могло бы быть, если бы он был несвободным. Правда, нельзя категорически утверждать, что Атакес был скифом. Можно говорить лишь о том, что какой-то житель Ольвии из числа не очень богатых людей носил скифское имя. Но уже и этот факт свидетельствует о том, что в среду свободного населения Ольвии проникали скифские влияния. И отдельные жители — скифы, хотя и не были гражданами, могли жить в ней на правах метэков.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112