Некрополь Ольвии эллинистического времени

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112

Пелика из погребения 56/1901 (рис. 100, 1) хотя и имеет очертания, в общем близкие первым двум, но имеет уже черты, характерные для самых поздних представителей этой группы: тулово сильно уплощается и уменьшается в размерах за счет удлинения горла. С другой стороны, ножка становится немного выше и шире (нижний диаметр подставки почти равен диаметру плечей), а профилировка ее усложняется. К наиболее поздним экземплярам, очевидно, относятся пелики из могилы 108/1901 из университетского собрания в Бонне. Тулово у них сравнительно небольших размеров, линии плеч и нижней части тулова лишены округлости. Ножка непропорционально большая (нижний диаметр больше диаметра плечей на 1,5 см) и сложно профилирована.

Орнаменты на горле обычно изображают белую широкую ленту с зерновидными подвесками, характерную для малоазийской керамики, или лавровую ветвь, довольно схематично переданную, как на горле пелики из могилы 108/1901. На плечах разнообразные мотивы: тэния со свисающими бантами на пелике из погребения 108/1901 — мотив, имеющий аналогию в пергамской керамике, или различные варианты растительных гирлянд (на пелике из погребения 23/1905 — плющевая), также аналогичные пергамским. Форма, большая роль растительных элементов в орнаменте, применение резьбы — все говорит о малоазийском происхождении этой группы сосудов. Следует заметить, что поверхность их покрыта буро-коричневым лаком разных оттенков, характерным для малоазийской керамики III—II вв. до н. э.

image169

Пелики аттического происхождения отличаются от малоазийских формой и рисунками на горле и плечах (рис. 100, 4—5). Плечи и тулово у них имеют круглые, несколько раздутые очертания, ножка небольшая в виде обыкновенного кольцевидного поддона или же слабо профилирована; ручки круглые в сечении, витые; в месте их прикрепления имеются не плоские кружки, напоминающие шляпки гвоздей, а треугольные выступы, ведущие свое начало от металлических сосудов. Зависимость от металлических образцов характерна для керамики III—II вв. до н. э. По формам и росписи пелики из Ольвии находят близкие параллели среди пелик афинской агоры (комплексы «Д» и «Е» — середина и конец II — начало I в. до н. э.).

Наиболее ранней является пелика из могилы 2/1907. Она совершенно идентична пелике с афинской агоры и датируется серединой II в. до н. э. На горле у нее нарисованы три дельфина, резвящихся в волнах, схематично обозначенных зигзагообразной линией, а на плечиках — орнамент в виде косой сетки и шахматной доски, типичной для афинской керамики эпохи эллинизма. Остальные пелики относятся к концу ІІ в. до н. э. На плечиках у всех был орнамент в виде косой сетки и шахматной доски. На горле пелики из погребения 68/1901 нарисована накладной краской лавровая ветвь. На остальных — очень схематичное изображение виноградной лозы с усиками и гроздьями (рис. 100, 4, 5). Частое применение геометрических орнаментов (сетки и шахматной доски), характерная форма, отсутствие каннелюр на тулове, характер лака (различные варианты черного) и глины неоспоримо свидетельствуют об аттическом происхождении этой группы пелик.

Полихромные вазы. Большой интерес представляют расписные амфоры и пелики местного ольвийского производства. Это так называемые полихромные вазы. Они различались по технике росписи. Часть из них (амфоры из погребений 3/1901, 13/1901 и 35/1901) раскрашивали черной краской, по ней на горлышках и туловищах сосудов рисовали орнаменты красной или белой краской (полоски, ленты, лавровые гирлянды). Это подражание технике краснофигурной росписи. Но наряду с такой техникой существовала другая — роспись по светлому фону глины или по белой облицовке. Группа таких сосудов была описана Т. Н. Книпович. К ним относится кувшин с росписью, нанесенной по лощеной поверхности, из Николаевского музея. Орнамент нанесен красной и белой красками в виде поясков, чешуек и ов. Такого же типа кувшин был найден в Ольвии в 1899 г. и происходит, вероятно, из погребения. Он был покрыт белой облицовкой и сверху расписан красными полосами и лавровым венком с ягодками. Кувшин этот издан Э. Р. Штерном, который считал его александрийским по происхождению. Т. Н. Книпович относит кувшин к группе местного производства, находящейся под сильным влиянием Александрии. Эта группа керамики датируется обоими исследователями III— началом II в. до н. э.

Очевидно, к этому же типу посуды относится расписная ойнохоя из погребения 49/1904, находящаяся в собрании музея изобразительных искусств в Москве (инв. № 371).

Она также была покрыта белой облицовкой, по которой была нанесена роспись красной, белой, синей и черной красками. На горле пурпурная кайма. Роспись на тулове представляла собой широкую повязку — тэнию с закрученными концами. Края ее опоясывала узкая голубая полоска с рядом белых точек. На пурпурном фоне повязки изображен орнамент в виде трех пальмет, между ними находились стилизованные растительные мотивы с усиками. Б. Д. Блаватский, исходя из стилистических особенностей орнамента, датирует эту вазу концом IV, может быть, началом III в. до н. э. Такая датировка слишком ранняя для всей группы. Но, вероятно, ойнохоя являлась самым ранним экземпляром, а наибольшее распространение таких ваз относится к III или началу II в. до н. э.

В некрополе Ольвии встречались также полихромные вазы с сюжетной росписью. На лицевой стороне этих сосудов часто изображалась битва амазонок, а на обороте — юноши в гиматиях. Наиболее интересной является большая амфора на подставке, на ней были изображены сцены, имеющие прямое отношение к погребальному обряду. На лицевой стороне Гермес в петасе и крылатых сандалиях привел мальчика в сопровождении служанки к реке. К берегу подъезжает лодка Харона. На обороте — сцена прощания родителей с умершим сыном.

Полихромные вазы на подставках были найдены также в погребениях 41а/1902, 5/1928 и др. (рис. 101, «5; 102, 2).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112