Сокровища причерноморских курганов

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

В III в. до н. э. скифский «звериный» стиль переживает эпоху упадка, и его развитие идет в направлении стилизации и орнаментации.

К приходу греков скифы находились на стадии разложения родового строя. В семейных отношениях преобладало единобрачие, но для знатных лиц допускалось многоженство. Царь и вождь Ариапейт имел трех жен — истрианку, дочь Тирея и скифянку Опию.

Основное богатство кочевников — скот — составлял семейную собственность, но каждый сын при выделении мог получить свою долю. Имущество после смерти отца переходило к младшему сыну.

Земельные наделы у оседлых скифов ежегодно перераспределялись и обрабатывались большим коллективом общинников. Кочевое хозяйство способствовало развитию обмена между кочевниками и земледельцами, торговые связи с греческими колониями также ускоряли имущественное расслоение. С последним связана и борьба за наследство, что нашло отражение в рассказе Геродота о том, что скифы делали чаши для вина из черепов убитых ими врагов, в том числе и родственников: «Так поступают они с родственниками, если рассорятся с ними, и перед лицом царя один одержит верх над другим. Когда явятся гости, которым скиф желает оказать внимание, то он приносит такие черепа и рассказывает, что это были его родственники, но вступили с Ним в борьбу, и он одержал верх над ними». Наиболее сильное племя — царские скифы — собирали дань с других племен, которые должны были доставлять также и слуг для царя и знати. У кочевых племен были и рабы из военнопленных; труд их, однако, играл второстепенную роль сравнительно с трудом свободных членов племени.

Скифский союз племен, сложившийся в VIII—VII вв. до н. э. в период борьбы с киммерийцами, состоял из нескольких группировок племен, каждая из которых имела своего вождя-царя. Один из них был главным и являлся хранителем священного (очевидно, награбленного) золота скифов. Власть скифского царя была наследственной, но ограничена союзным советом и собранием. В VII в. до н. э. под предводительством вождей скифы совершали грабительские походы на восток, подвергали разгрому многие города и крепости, собирали дань с покоренных народов. В IV в. до н. э. скифы втягиваются в торговые отношения с возникшими греческими колониями, в то же время ограждая себя от чужеземных влияний.

Геродот писал о том, что скифы ревниво избегали заимствований чужеземных обычаев, особенно эллинских, и приводил рассказы об Анахарсисе и Скиле. Первый погиб 01 руки брата за то, что после посещения Эллады совершал эллинские обряды в честь Матери богов. Скил же, будучи царем у скифов, имел в Ольвии дом, украшенный мраморными сфинксами и грифами, и во время посещения его жил там по эллинским обычаям. Последнему, так же как и письму, его обучила мать, эллинка. Свое войско из скифов Скил оставлял в предместье, а входя в город, велел запирать за собой ворота и переодевался в эллинское платье. Однажды, когда он участвовал в вакхических празднествах и плясал в исступлении, о его поведении узнали скифы. По выходе из города Скил был ими лишен царской власти, а затем и убит.

В конце VI в. до н. э. во время борьбы с персидским царем Дарием, закончившейся победой скифов, скифский военный союз особенно сильно укрепился. Он оказался способным вести борьбу с крупнейшим государством Востока, до того времени не знавшим крупных военных поражений. Борьба с Дарием способствовала дальнейшему усилению наиболее развитого в военном отношении племени — скифов царских, которые всех остальных скифов стали считать своими рабами. Процесс выделения мощной прослойки конной аристократии нашел отражение в великолепных по богатству скифских царских курганах и появлении целых курганных полей.

 image009

Геродот сообщает о том, что своих царей скифы хоронили в специально отведенной области Герры — недалеко от Днепровских порогов. И здесь, действительно, находятся наиболее богатые курганы IV—III вв. до н. э. Скифы, как и другие древние племена, представляли себе смерть подобием сна и считали, что после смерти человек будет жить в загробной жизни и ему потребуется все то, чем он пользовался на земле. Поэтому в могилу с умершим помещали пищу, предметы быта, украшения. Воинов хоронили с оружием, а вместе со знатными скифами хоронили их слуг, коней и любимых жен. Так Геродот описывает погребение скифского царя: сначала выкапывается большая четырехугольная яма. Покойника хоронят в могиле на соломенной подстилке, по обеим сторонам от него вбивают копья, на них кладут брусья и все покрывают рогожей. В остальной обширной части могилы хоропят одну из наложниц царя, предварительно задушив ее, виночерпия, повара, конюха, приближенного слугу, вестовщика и лошадей, ставят золотые чаши. После этого все вместе ‘насыпают курган, стараясь, чтобы он получился как можно выше.

Яркой иллюстрацией к этому описанию служит курган IV в. до и. э. «Солоха» па левом берегу Днепра, ниже г. Никополя, раскопанный в 1912—1913 гг. русским ученым Н. И. Веселовским. В подземной сводчатой погребальной камере лежал на спине скелет царя, покрытый золотыми пластинками, некогда нашитыми на его одежду. Справа найден скифский железный меч-акинак в деревянных ножнах, покрытый золотой пластинкой с чеканкой, изображающей львов, нападающих на оленей. На правой руке покойного было три золотых браслета, на левой — два; па шее — золотая гривна с львиными головками; за головой — бронзовый греческий шлем и золотой гребень, украшенный великолепной скульптурной группой трех сражающихся скифов: одного всадника и двух спешившихся воинов; убитая лошадь одного из них изображена под ногами воинов. С этнографической подробностью и высокой техникой мастер передал одежду, вооружение, прическу воинов.

Здесь же находился железный чешуйчатый панцирь. Возле правой руки стояло шесть серебряных сосудов, один деревянный, обитый золотом, чернолаковый греческий килик (сосуд для питья вина), затем лежали железный нож и меч. В нише стояли три бронзовых котла для мяса (от мяса остались только кости) и различная обиходная посуда. В особом тайнике находились золотая чаша (фиала), служившая символом власти, и обитый серебром великолепный горит со 180 бронзовыми наконечниками стрел. В особой нише стояли 10 греческих глиняных амфор для хранения вина. Амфоры и маленький черпак с длинной ручкой и ситечком связаны с различными обычаями употребления вина у скифов и греков. Последние пили вино, только разбавленное водой; его размешивали в специальном большом сосуде — кратере, из которого вино разливалось по чашам. Скифы пили цельное вино, не смешивая его с водой, поэтому для того, чтобы разливать вино по кубкам, его вычерпывали прямо из амфоры. (Амфора — большой удлиненной формы сосуд большой емкости, сделанный из глины, в котором транспортировалось вино).

Вместе с царем были погребены оруженосец (он же виночерпий) и слуга. Поодаль находилась могила пяти лошадей и конюха. Кроме гробницы царя, в кургане было также богатое женское погребение, видимо царицы, но оно было ограблено и разрушено еще в древности. Высота «Со- лохи» была грандиозной: еще в момент раскопок курган достигал 18 м.

За исконными скифскими землями, за Доном, жили близкие им по быту и языку племена савроматов, или сарматов (более позднее их название). Близкими к скифам были племена и меотов, населявших побережье Азовского моря (древняя Меотида) и Прикубанье. Самое большое племя — синды; они населяли Таманский полуостров и Черноморское побережье, включая территорию современной ‘Анапы, где, как предполагается, находилась их столица — Синдская гавань; южнее синдов жили мелкие меотские племена — тореты, керкеры и др.

Необозримые северокавказские степи, покрытые густым разнотравьем, как и украинские, богаты курганами — погребениями племенных вождей и знати. В самых богатых из них чаще всего были погребены скифские вожди, возглавлявшие грабительские походы и ведшие свои дружины на восток через Кавказ. Эти курганы богаче приднепровских, расположены они в Прикубанье. Среди курганов, находящихся возле аула Уляп, в 1898 г. был раскопан 15-метровый курган, содержавший остатки грандиозного погребения, сопровождавшегося принесением в жертву целого табуна лошадей. Под курганной насыпью на материке были открыты остатки деревянного шатра из толстых бревен, вокруг которых лежали кости двух волов и множества лошадей. По сторонам от шатра были устроены коновязи, у которых лежало 360 скелетов лошадей. После того как курган был насыпан в высоту на 10 м, на нем была устроена поминальная тризна, во время которой закололи 50 лошадей, затем курган был досыпан еще на несколько метров. Таким образом, было заколото свыше 400 лошадей, кости которых только и дают нам возможность судить о богатстве погребения вождя, так как все вещи были расхищены грабителями.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38