Военное духовенство и священники Николаева

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78

Церковь на территории городской больницы известна по дореволюционным «Адрес-календарям Николаевского градоначальства» за 1914 и 1915 гг. Однако сохранившиеся о ней данные касались только адреса и фамилии священнослужителей. И все же в музейщиках теплилась надежда: оставались еще архивные документы, пожелтевшие подшивки газет, музейные фонды…

Слова настоятеля оказались пророческими: в архивных документах за 1910 год удалось найти сведения о пожертвовании на строительство церкви на территории больницы 10 тысяч рублей от «вдовы французского гражданина Феодосьи Ильинишны Виньон». В 1911, 191-1915 годах она продолжала передавать деньги в Городскую Думу г. Николаева, и к началу 1916 года на постройку храма израсходовали 14 тыс. 569 руб. 12 коп., пожертвованные ею. Факты о пожертвовании средств Феодосьей Виньон «с целью поминовения своего мужа Лео Виньона» зафиксированы также в документах 1913 года.

Городская больница очень нуждалась в церкви: в 1898 году тут находилось на излечении 0 больных, из них православных – 12 человек. И выздоравливающие, и безнадежно больные испытывали нужду в церковных требах. Какое-то время их исполнял священник А. Здетовецкий.

Николаевская пресса постоянно публиковала сообщения о ходе постройки храма, а в «Систематическом сборнике постановлений Николаевской Городской Думы» ежегодно появлялись отчеты о расходе поступивших сумм. Когда в 1913 году денег не хватило, к Ф. И. Виньон, проживавшей в то время в г. Одессе, отправилась целая делегация: член городской управы А. Ф. Грачев, гласный Городской Думы А. Н. Лазарев и священник при больнице отец Лещенко. Итогом их поездки стало обещание со стороны милосердной госпожи удовлетворить просьбу и пожертвовать 5000 рублей для окончания постройки. Кстати, в Николаеве ей принадлежали два дома: по ул. Пушкинской, 34 и Никольской, 44.

Разобраться в причинах, побудивших Феодосью Ильиничну строить за свой счет церковь, помогли заявления, написанные рукой самой дарительницы. Они же ответили и на волнующий нас вопрос о погребении под храмом: «Посещая часто Николаевскую городскую больницу, в которой с каждым годом увеличивается число больных и доходит до такого количества, когда больница не в состоянии вместить всех желающих пользоваться ее услугами, я обратила внимание на то, что все эти больные, пребывая в больнице на излечении, иногда по несколько недель и даже месяцев, а также все служащие больницы по целым годам лишены возможности посещать богослужение и молитвы в храме.

Поэтому я решила построить храм при городской больнице во имя Святых Феодосии и Леонида, на что жертвую 10.000 рублей. Покорнейше прошу городское управление принять мою жертву на следующих условиях: 1) построить храм во дворе больницы между зданиями и 1 и 2 женскими палатами, с боковым фасадом на 2-ю Экипажескую улицу (ныне ул. Володарского – Т.Г.), на том месте, где стоит барак; 2) приступить к постройке в этом, 1910 году, по типу и плану церкви 58-го пехотного Прагского полка или же наподобие ее; ) при церкви устроить склеп, в котором завещаю своим близким похоронить меня. Все хлопоты по исходатайству вашего разрешения перед епархиальным начальством, а также по постройке церкви прошу городское управление принять на себя. Прошу городское управление сообщить мне свое мнение по поводу всего вышеизложенного, и тогда я переведу деньги на постройку церкви. Вдова французского гражданина Ф. Виньон, июня 14 дня, 1910 г.».

За год до составления завещания Ф. И. Виньон сделала еще одно пожертвование: 8500 рублей были выделены ею на учреждение в той же больнице двух коек при мужской и женской палатах имени самой дарительницы и ее покойного мужа. Эта сумма была принята на заседании Николаевской Городской Думы «открыто и единогласно». Дарительнице была выражена благодарность, а перед Министерством внутренних дел возбудили ходатайство о закреплении дара за городом.

В 1916 году был укомплектован штат новой церкви. Дума выделила на содержание церковного причта достаточную сумму: священник получал в год 1200 руб., псаломщик – 600 руб., сторож церкви – 300 руб. На свечи, ладан, хор была определена сумма в 200 руб. И в том же году, 19 мая, не стало Ф. И. Виньон. Казалось, что Господь продлил ей годы для того, чтобы в нашем городе появился храм — такой необходимый для страждущих.

Несколько лет тому назад научному сотруднику музея Г.И. Чередниченко удалось узнать, что в одной из николаевских семей хранятся письма госпожи Виньон и ее фотография. Увы! Ни передать, ни продать музею эти реликвии хозяйка не согласилась. Ныне они утеряны безвозвратно, в памяти автора этой книги остался только открытый и добрый взгляд Феодосьи Виньон – такой она была запечатлена на старой фотографии. Но не стоит жалеть о несостоявшихся музейных экспонатах -церковь-то сбереглась, разве этого мало?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78