Военное духовенство и священники Николаева

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78

Поражает та ответственность, с которой отец Николай относился к учебному процессу, в одной из тетрадных пометок им подчеркнуты слова: «Выслать тетради для записи свидетельств». И тут же, рядом, явно позже: «выслал». Его участия хватало на учеников (часто в тексте они ласково названы «детками»), на советы учителям, на беседы с родителями, просто с крестьянами.

За расчерченными от руки таблицами с фамилиями учащихся – жизнь, быт, отношение к учебе, материальное состояние семей. Гайдамака, Гармаш, Грицай, Зайченко, Кочубей, Пономарь, Чеботарь… ученики, которые получали свои оценки по Закону Божьему, славянскому языку, счислению и пению, по языку русскому – и история сохранила частицу их жизни на страницах дневника. Может быть, в лагере, в свои последние земные дни, умирая от холода и истощения, отец Николай вспоминал своих «деток», мысленно крестя их и благословляя на жизнь?..

Дальше мы приводим описание последних лет жизни священномученика отца Николая из статьи иерея Иоанна Добровольского:

«Каждый день жизни отца Николая был исполнен примером пастырского служения. Общительный, всегда по-особому умиротворенный, он привлекал к себе людей. Его уважали и любили — как может благодарная человеческая душа любить своего духовного наставника. В 1922 году, исполняя свой долг, подвижник Христов посетил каторжную тюрьму и заразился сыпным тифом. Но Господу было угодно продлить дни его жизни, служащей примером для нас и ныне.

Много раз НКВД вызывало батюшку к себе с требованием прекратить проповедовать (отец Николай был великолепнейшим проповедником) или же попросту уйти за штат. Сколько раз сыпались в его адрес предупреждения и угрозы только за то, что он постоянно ходил в рясе! Новая власть боялась этого, ведь сам священнический облик пастыря – это уже проповедь. Однажды на пороге его дома появились сотрудники НКВД, начался обыск, окончившийся арестом батюшки и конфискацией всего имущества. Вместе с отцом арестовали и сына Антония. За религиозную «пропаганду против советской власти» по ст. 54 к. п. 4, 10, 1 УК УССР особая коллегия Одесского облсуда приговорила отца Николая к 8-летнему заключению в Карагандинском лагере, откуда он уже не возвратился. К сожалению, в нашем распоряжении нет следственного дела отца Николая (имеется только выписка из него), но мы можем представить себе весь ужас допросов, которые чекисты проводили с особым пристрастием.

В 1937 году, явившимся пиком репрессий, тройка при УНКВД по Карагандинской области учинила повторный суд и приговорила протоиерея Николая Романовского к высшей мере наказания – расстрелу, который, согласно выписке из акта, и был приведен в исполнение. Но и Карлаг не сломил страдальца. Догадываясь о конце своего земного пути, даже оттуда он утешал родных в своих письмах. Сколько любви и терпения в этих посланиях, сколько веры и упования на волю Божию! Вот одно из них, адресованное его супруге, матушке Дарии: «Мой Ангел-хранитель на всей многолетней моей трудовой жизни! Что же я могу сказать тебе в своем прощальном послании? Земно тебе кланяюсь и прошу прощения за то, что, хотя и против своей воли, причинил тебе на склоне лет твоих такое великое горе.

Мечтал я о другом, но пути Господни неисповедимы. Не печалься, Ангел, и сейчас. Вспомни о том, что многомилостивый Промыслитель даровал нам неоценимое сокровище – добрых чад наших, и теперь ты обладательница этим богатством одна, не грусти обо мне, а порадуйся тому, что Господь сподобил и меня, грешного, воспринять такой крест мучения. Без ропота несу этот крест с усердной молитвой – накажи здесь, Господи, и помилуй в вечности. Не горюй о том, что, может быть, здесь мы разлучились уже до конца нашего земного странствия, а моли Бога о том, чтобы он сподобил меня быть в вечности там, где будешь ты, мой кроткий светлый Ангел-хранитель. Моя греховность смущает меня, но я верю в то, что твоя молитва, не раз, видимо, охраняющая меня на земле, послужит к моему спокойствию в вечности.

Вспоминай почаще меня в молитвах своих, как теперь -во время моих страданий, так и особенно, когда вдали от дорогих близких закончатся мои страдания. Попроси, если будет возможность, чтобы заочно было отпето мое погребение. В жизни своей утешайся благополучием чад своих. Если силы позволяют, живи у всех понемногу, чтобы не быть никому из них в тягость. Я уверен в том, что дорогие чада наши все возможное сделают, чтобы успокоить твою старость. Горячо молю Всевышнего о твоем и их благополучии, горячо целую тебя, моя дорогая. Прощай и прости! Твой беззаветно любящий, заживо погребенный Николай» [15].

Что еще можно добавить к этим строкам?.. Спустя 20 лет, в 1957 году, постановлением Президиума Карагандинского областного суда протоиерей Николай Романовский был реабилитирован. Место погребения его неизвестно. Вероятно, лежит он где-то в братской могиле в карагандинских степях вместе с тысячами таких же невинно осужденных и убиенных.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78