Военное духовенство и священники Николаева

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78
Николаевский некрополь. Могилы офицеров, погибших на фронте в годы Первой мировой войны.

Николаевский некрополь. Могилы офицеров, погибших на фронте в годы
Первой мировой войны.

Полковой священник видел: на войне жизнь и смерть – рядом, каждый миг, каждый день рядом страдания, кровь, слезы, отчаяние. Уже второй год воины 58-го пехотного Прагского полка принимали участие в боевых действиях. На старый вокзал г. Николаева прибывал страшный груз – цинковые гробы с телами погибших офицеров, возраст которых часто не превышал 25 лет. Отпетые отцом Парфением на фронте, они возвращались в город, откуда год назад под звуки духового оркестра, молодые и храбрые, уходили на войну. Местом их последнего упокоения стало городское кладбище, воинский сектор: «подпоручик Алексей Тимофеевич Каминский. Убит в штыковом бою на 24-м году жизни»… «Подпоручик 58 пехотного Прагского полка, младший офицер 12 роты Николай Иванович Денисчун. Убит в бою под Фельштин (Галиция) 4 октября 1914 г.»… «Братья Прокофьевы: Подпоручик Александр Константинович. Умер от ран 6.XI.1914 в Галиции у дер. Родощице. Поручик Леонид Константинович. Убит в бою 1.III.1915 г. на германском фронте у деревни Едорожнец»…

Вспоминая этих воинов, отец Парфений видел глаза солдат, стоящих перед ним и ждущих его слов. И он заговорил — о самом празднике, обо всех, кто несет свой крест, о Спасителе, распятом врагами, о Его любви и терпении. Обратился не к воинам – к людям, несущим на себе тяготы жизни, свои обязанности, к людям страдающим и глядящим в глаза смерти. И разве не достойны они хотя бы сегодня тихо вспомнить и Успение Богородицы, и ее вечную любовь к своему Сыну и всем сыновьям на земле, родившимся много столетий спустя?

Ряды воинов затихли, только изредка слышались вздохи да глухие удары штыков, соприкасавшихся с надетыми на головы касками. На него, безоружного, сжимавшего в руке крест, были устремлены глаза сотен солдат, чье завтра могло оборваться в любой момент. И Господь услышал молитвы пастыря: ни один выстрел не прозвучал в тот день, ни один солдат не был убит или ранен.

Весть об этом дошла через военные сводки до императора, и Николай II распорядился наградить отца Парфения Холодного золотым крестом из своего, царского, кабинета. А вскоре сам священник оказался в Николаеве — его осаждали корреспонденты, журналисты, прихожане, простые люди, узнавшие о его подвиге. Скромный и немногословный, отец Парфений не видел в случившемся ничего особенного. Одному из репортеров он просто сказал: «Я только что прибыл из ставки Верховного Главнокомандующего, куда был вызван для получения этого знака монаршей милости ко мне. Событие, за которое я удостоен столь высокой награды, уже подробно описывалось в газе 5 тах, и прибавить к нему нечего. Случай этот произошел 15 августа. В этот же день над расположением наших войск появился неприятельский аэроплан, а под утро на следующий день завязался жаркий бой, длившийся 16 и 17 августа. Нашему полку до прибытия подкреплений удалось выдержать натиск шести австрийских полков, а в конце штыковым ударом опрокинуть противника и выиграть бой. В этом штыковом бою первым пал капитан Эсмонт, увлекший в атаку весь полк. Дух войск в высшей степени бодр и крепок. Неудачи никого не приводят в уныние, все уверены в благоприятном исходе борьбы»…

В отделе краеведческой литературы областной библиотеки им. А.Гмырева хранятся пожелтевшие страницы «Николаевской газеты» за 1915–1916 гг. Самыми востребованными в те годы были статьи о событиях на фронте, как же иначе — ведь там находились участники боев, которых незадолго до этого провожал весь Николаев. С тревогой и надеждой всматривались николаевцы в списки убитых, раненых, попавших в плен, пропавших без вести. А на первой странице, в черных траурных рамках, часто появлялись имена погибших. Насколько огромны были масштабы потерь только в одном Николаеве, свидетельствует сообщение от 27 июля 1916 года: «Командир местного запасного полка сообщил городской управе, что на военном кладбище уже осталось очень мало места для погребения, почему просит увеличить площадь кладбища…».

Город помогал воинам чем мог: при храмах был объявлен сбор пожертвований для раненых и детей погибших, попечительство при Свято-Никольской (греческой) церкви в ноябре 1916 года организовало кружечный сбор, средства от которого пошли на изготовление теплого белья для воинов армии, тут же был устроен и лазарет для раненых воинов.

В это же время Н. Ф. Холодная, жена отца Парфения, находившегося на фронте, организовала «Кружок дам Прагского и Николаевского полков», который располагался прямо в доме священника. Участницы кружка помещали в газетах объявления о приготовлении подарков к праздникам Рождества Христова и Пасхи «для воинов родных полков». С фронта прибывал специальный уполномоченный и увозил подарки, а через некоторое время в газете помещали письма-благодарности от воинов и их командиров…

Боевые действия. 1916 г.

Боевые действия. 1916 г.

Заканчивая повествование о судьбе полкового священника Парфения Холодного, следует отметить и такой факт его биографии: по воспоминаниям его внучки А. Г. Назаровой, дед участвовал также и в русско-японской войне, но документально это пока что не подтверждается. После закрытия полковой церкви он был переведен в Свято-Никольский храм (ул. Фалеевская, 4), где и служил до ареста в 1937 году. Последние годы его жизни прошли рядом с протоиереем Н. Романовским. Священник отец Парфений Холодный был приговорен к расстрелу на основании статей 54-10 и 54-11 УК УССР. Приговор приведен в исполнение 2 августа 197 года. Полностью реабилитирован в 1989 году.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78