Загадки Скифии (книга 1)

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93

Выходит, существовало два Ахиллова Бега, да к тому же один из них именовался еще Священной рощей Гекаты. Подобный факт не одинок в своем роде. По материалам исторических описаний получалось, что в Черном море было два острова Ахилла в разное время имевшие названия: Левка, Белый, Макарон, Блаженных, Бег Ахилла, Змеиный. Все это говорит о преемственном характере освоения Северо-Западного Причерноморья. Из вышеуказанного текста следует, что в регионе был пролив, образуемый береговой полосой Ахиллова Бега, начинавшегося у мыса Тамирака. Говорится об узкой полосе суши большой протяженности. Известно, что миля в те времена равнялась 1,482 км.

Значит коса имела протяженность 237 км, а отсюда стадий в перипле Анонимного автора набирал длину 197,6 метра. Если верить приводимым размерам, то Тендровская коса должна была заканчиваться около Геническа. Возможно. Однако существует и другая трактовка. На первый взгляд, здесь есть «слабое» звено, за которое можно ухватиться с тем, чтобы вытянуть всю якорную цепь проблемы. Как понимать, что Ахиллов Бег от материка отстоял на 60 стаднев — 11,86 км и тут же длина перешейка, соединяющего его с материком в средней части Ахиллова Бега, равнялась 40 стадиям — 7,9 км. Куда девать остающиеся 3,95 км? В описании полуострова Ахиллов Бег у Страбона фигурировали 60 н 40 стадиев, но они сомнения не вызывали. По его сведениям полуостров заканчивался у мыса Тамирака, где находилась пристань. Описание относилось ко второму варианту существовавшего полуострова и не связывалось с названием рощи в честь Ахилла. В перипле говорится о роще Гекаты.

Значит нам необходимы дополнительные материалы из мифологии Древней Греции, чтобы понять смысл присвоения имен тем или иным объектам. В античный период такая связь имела немаловажное значение для ориентирования на местности. Однако попытаемся пока самостоятельно найти разгадку тайны. Совсем интересно выглядит у Анонимного автора следующее утверждение: вначале говорится о том. что от Тамиракн тянется Ахиллов Бег вдоль пролива на 1200 стадиев. Чуть ниже указывается, что если проплыть от Тамираки мимо вышеупомянутого Бега до другой косы Ахиллова Бега, называемой Священной рощей Гекаты, то как раз и получатся упомянутые 1200 стадиев. Замкнутый крут?! Нет… Представить такой вариант возможно. Пусть коса отстоит на 60 стадиев от мыса, заканчиваясь островом. Начинаем движение вдоль нее по проливу. Через 600 стадиев истмовидный перешеек, соединяющий косу с материком. Если мы двигались в серединной части пролива, тогда при развороте корабля учитывать 40 стадиев не требуется. Повернув от перешейка назад, проходим еще 600 стадиев, оказавшись у мыса Тамирака.

От него начинается другая коса Ахиллова Бега, называемая рощей Гекаты.. Вот мы и установили, что древние мореплаватели называли нынешний Кинбурнский полуостров Ахилловым Бегом, называя его то рощей Ахилла, то Гекаты. Что касается вопроса о недостающих милях или стадиях между косой и материком — ответ можно найти у Страбона. По его сведениям перешеек имел длину 60 стадиев, ширину 40 стадиев, а это значит, что отпадает необходимость допускать возможность размещения косы под острым углом к материку.. На мой взгляд, название Священная роща Гекаты стоит за каким-то необычным и даже пугающим фактом, который должен был настораживать мореплавателей, ведь Геката — богиня ночных видений, связывающая живой и мертвый миры.

Геката служит человеку — но может и погубить его, пересилив разумное. Давайте прислушаемся к сведениям путешественника, побывавшего в тех местах в конце I в. н. э. Вот его краткий рассказ, по-моему, относящийся к данной проблеме в огромной степени: «И вот я в рыночный час прогуливался по берегу Гипаниса. Надо знать, что, хотя город и получил название от Борисфена вследствие красоты и величины этой реки, но как ныне лежит на Гипанисе, так и прежде был выстроен там же, немного выше так называемого Гипполаева мыса, на противоположном от него берегу. Мыс этот представляет собой острый и крутой выступ материка в виде корабельного носа, около которого сливаются обе реки; далее они представляют уже лиман вплоть до моря на протяжении почти 200 стадиев; и ширина рек в этом месте не менее…

В остальной части лимана берега болотисты и покрыты густым тростником и деревьями; даже в самом лимане видно много деревьев, издали похожих на мачты, так что неопытные корабельщики ошибаются, правя к ним, как бы к кораблям. Здесь есть также много соли, и отсюда получает ее покупкой болыииство варваров, а также эллины и скифы, живущие на Таврическом полуострове. Реки впадают в море у укрепления Алектора, принадлежащего ,как говорят, супруге царя савроматов» (XXXVI,2). Дион Хрисостом.

Вот вам и причина, на основании которой мореплаватели в древности называли нынешний Кинбурнский полуостров рощей — то Ахилла, то Гекаты. Шел активный процесс разрушения прибрежной суши, покрытой лесом. По-видимому течение двух рек размыло грунт, и вода затопила часть лесной зоны региона. Возможно формировалось новое гирло Борисфена, менялся, расход воды на разных участка^ устья. Можно допустить, что уровень воды поднялся после сильного паводка и унес плодородный слой лесного грунта. После этого наступил процесс более активного разрушающего действия грунтовых вод. Как бы там ни было, полученная информация имеет для нас важное значение.

Продолжим изучение местности глазами автора Диона Хрисостома. С берега реки, у Ольвии, можно видеть только Кинбурнский полуостров и берег по правую сторону от нынешнего устья Днепра. Именно там и стоял таинственный и волшебный лес, морочивший головы многих мореплавателей в вечернее и ночное время. Следует отметить: Дион Хрисостом подчеркивает, что от точки слияния Гипаниса и Борисфена начинается общий лиман, тянущийся вплоть до моря, т. е. до устья, отмеченного каким-то наземным объектом. Следует подчеркнуть: такой объект указан, но устье находилось у него, т. е. рядом. Поэтому ошибаются те современные исследователи, которые за точку отсчета расстояний, указанных древними авторами, принимают нынешний Очаков. Даже приводимую цифру 200 в описании местности Дионом Хрисостомом необходимо применять с условием, данным самим автором; «…почти 200 стадиев», где правомерно считать и 196 стадиев в рамках допустимо разумных пределов.

Для нас даже малейшее уточнение порой важнее содержания полного текста древней информации. Оборвись звено цепи, и якорь проблемы опять на долгое время уйдет на дно. Вот почему, дорогой друг-читатель, в максимальнейшей степени требуется уважительное отношение к интеллекту и образу мышления древних авторов. Прислушаемся к сведениям и Анонимного автора, указывающего: «От Священной же рощи Гекаты до судоходной реки Борисфена, ныне называемой Данаприем, 200 стадиев, 26 2/3 мили». Как мы уже говорили, устье Днепрово-Бугского лимана ныне считается у Очакова, рядом острие Кинбурнского полуострова. Нас это не должно смущать. Анонимный автор дает другой ориентир отсчета — от острия косы Ахиллова Бега, полуострова, называемого еще Священной рощей Гекаты, до судоходной реки Борисфена — Данаприя, 200 стадиев — 39, 52 км. По сведениям Диона Хрисостома Гипанис и Борисфен соединяли русла напротив Ольвии. Далее по лиману до моря 200 стадиев. Каким стадием пользовался Дион Хрисостом, определить очень сложно по известным причинам. Этот вопрос решали многие исследователи.

На основании проведенных нами рассуждений и с учетом допущения, что речь шла об одном и том же рукаве Борисфена, устье слияния с ним Гипаниса, без учета наличия в те времена как минимум еще одного рукава Борисфена, можно подвести итог и сказать: Дион Хрисостом применял в расчетах и описаниях стадий равный 197 м, либо в крайнем случае 200 м, но не более того. Страбон также приводил размер расстояния в 200 стадиев: «…неподалеку от нее другая река, Гипанис, и остров перед устьем Борисфена с гаванью. В 200 стадиях по Борисфену лежит одноименный с рекою город». В данном же случае можно заключить, что его стадий наверняка был меньше 197 м и равнялся ближайшему — 185 м.

В дополнение следует отметить, что укрепление Алектора возможно располагалось либо па острие косы Ахиллова Бега-нынешнего Кинбурнского полуострова, чуть севернее от него, т. е. уже на дне лимана, либо на противоположном берегу у Очакова. Так как Анонимный автор указывает расстояние от рощи Гекаты до судоходной реки Борисфена-Данаприя, то есть смысл утвердить наше предположение о том, что существовало еще одно гирло Борисфена, которое в те времена было неглубоководно, малосудоходно либо совсем непроходимо для морских кораблей. Вывод: Кинбурнский полуостров, в первую очередь, следует отождествлять с Ахилловым Бегом. Это вернее и исторически и нравственно. Священная роща Гекаты находилась в основании полуострова со стороны лимана. Рядом с Ахилловым Бегом находился остров с гаванью. Существовало минимум два гирла в дельте Борисфена. По их берегам располагались города Ольвия-Борисфен и город-порт Борисфенида.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93