Народная героиня баронеса Юлия Вревская

Баронесса Юлия Петровна Вревская, самая красивая и блистательная дама высшего света Петербурга, в одночасье сменила бальные наряды на скромный наряд сестры милосердия. Почему она так решила, так и осталось большой тайной, как и она сама, ведь даже достоверность ее изображений до сих пор остается под. вопросом.

Она появилась на свет в 1838 г. в семье генерал-майора Варпаховского. В 18 лет Юлия вышла замуж за 44-летнего генерала Ипполита Вревского и стала баронессой. Этот брак продлился недолго – через год муж скончался после ранения в бою. Вдову генерала приняли в Петербурге со всеми почестями, она стала фрейлиной двора императрицы Марии Александровны.

О Вревской многие современники отзывались с неподдельным восхищением. Так, например, писатель В. Соллогуб о ней говорил: «Я во всю свою жизнь не встречал такой пленительной женщины. Пленительной не только своей наружностью, но своей женственностью, грацией, бесконечной приветливостью и бесконечной добротой. Никогда эта женщина не сказала ни о ком ничего дурного и у себя не позволяла злословить, а, напротив, всегда и в каждом старалась выдвинуть его хорошие стороны. Многие мужчины за ней ухаживали, много женщин ей завидовали, но молва никогда не дерзнула укорить ее в чем-нибудь. Всю жизнь свою она пожертвовала для родных, для чужих, для всех. Юлия Петровна многим напоминала тип женщин Александровского времени, этой высшей школы вкуса, – утонченностью, вежливостью и приветливостью».

В 1873 г. баронесса Вревская познакомилась с И. Тургеневым, и между ними возникли чувства, которые сложно назвать исключительно дружескими. Тургенев писал Вревской письма, полные нежности: «С тех пор, как я Вас встретил, я полюбил Вас дружески – и в то же время имел неотступное желание обладать Вами; оно было, однако, не настолько необузданно (да и уж не молод я) – чтобы просить Вашей руки – к тому же другие причины препятствовали; а с другой стороны, я знал очень хорошо, что Вы не согласитесь на то, что французы называют une passade… А теперь мне все еще пока становится тепло и несколько жутко при мысли: ну, что, если бы она меня прижала бы к своему сердцу не по-братски?». Но Вревская не позволила их отношениям выйти за рамки дружеских.

В свете она пользовалась неизменным успехом благодаря своему уму, доброте, очарованию и отзывчивости. Тем не менее светская жизнь не доставляла ей удовольствия, при дворе она часто скучала и чувствовала себя бесполезной. Когда началась Русско-турецкая война, баронесса Вревская приняла неожиданное для всех решение: отправиться на фронт в качестве сестры милосердия.

101

Ю. В. Иванов. Портрет баронессы Ю. П. Вревской | Фото: romanovs-russia.blogspot.ru

В 1877 г. баронесса посещала курсы медицинских сестер Свято-Троицкой общины. Не являясь официально членом Красного Креста, в июле 1877 г. Вревская вместе с 10 дамами высшего света в составе Свято-Троицкой общины отправилась на фронт. В этом занятии ей виделось ее истинное предназначение: «Я утешаю себя мыслью, что делаю дело, а не сижу за рукоделием».

Ежедневно к ним приходило от 1 до 5 поездов с ранеными. Баронесса писала сестре: «Мы сильно утомились, дела было гибель: до трех тысяч больных в день, и мы иные дни перевязывали до 5 часов утра не покладая рук». Ей приходилось спать на сене, питаться консервами, присутствовать на операциях, но высокородная сестра милосердия не жаловалась на трудности и не отказывалась от своего решения – «по крайней мере, это дело, которое мне по сердцу».

Вместо отпуска баронесса отправилась на передовые позиции в Болгарию. Во время ухода за больными она заразилась сыпным тифом. Болезнь протекала очень тяжело, и 24 января 1878 г. сестры милосердия Юлии Вревской не стало. В Болгарии и России баронессу признали народной героиней.

Узнав о ее смерти, Тургенев посвятил ей стихотворение в прозе «Ю. П. Вревской», в котором были такие строки: «Она была молода, красива; высший свет ее знал; об ней осведомлялись даже сановники. Дамы ей завидовали, мужчины за ней волочились… два-три человека тайно и глубоко любили ее. Жизнь ей улыбалась; но бывают улыбки хуже слез. Нежное кроткое сердце … и такая сила, такая жажда жертвы! Помогать нуждавшимся в помощи… она не ведала другого счастья, не ведала – и не изведала. Всякое счастье прошло мимо. Но она с этим давно помирилась на служение ближним».

Юлия Вревская стала примером для многих русских женщин. Следуя ее примеру, множество русских женщин оправились на войну сестрами милосердия.

По материалам kulturologia

 

Вам также может понравиться...