Округа античной Феодосии

3.3. Топография и типология селищ

Все селища, существовавшие в степной зоне региона в V — первой трети III в. до н. э., относятся к типу неукрепленных деревень и, как правило, располагались поблизости от источников пресной воды: родников или в пойме небольших степных балок и рек. Это: Ильичево 2; Ореховка 1; Мучное; Шубино 3; Новопокровка 1, 2; Садовое 2; Маковка; Журавки 1, 2; Владиславовка 3; Партизаны 1, 2, 3; Бабенково; Приветное; Васильковое 2; Лесопитомник; Ближнее 1, 2, 3,4, 5; Дачи и № 247, 268 — 270, 271, 275 по И.Т. Кругликовой. Часть из них располагалась на высоких берегах рек и водоразделах: Тарасовка, Алмазное, Надежда; Софиевка; Шубино 1; Новопокровка 2; Островное; Красновка 1; Лесопитомник; Насыпное; Владиславовка 1, 2; Водохранилище; № 255, 256, 262,266 по И. Т. Кругликовой.

Все остатки селищ, если их территория подвергается распашке, выделяются на местности золистыми пятнами диаметром 20 — 70 м, оставшимися от приусадебных зольников, и обозначают места жилых и хозяйственных построек. На этих пятнах обычно сосредоточен подъемный материал, состоящий из обломков амфор, амфорных клейм, чернолаковой, гончарной, лепной посуды, фрагментов терочников и зернотерок, монет, костей животных и пр.

Площадь распространения подъемного материала и количество зольных пятен — от одного (Шубино 1) до девяти (Новопокровка 1, рис. 5; 7) — показывают, что поселения имели кустовой характер плановой структуры. Аналогичная структура сельских поселений наблюдается в Нижнем Побужье [Крижицький, Буйських, 1988, с. 2; Крыжицкий, Буйских, Бураков, Отрешко, 1989, с. 44; Буйських, 1990, с. 24]. Согласно исследованным памятникам, кусту соответствовало несколько жилищ с расположенными вокруг них хозяйственными объектами, что подтверждают и результаты магниторазведки [Крыжицкий, Буйских, Бураков, Отрешко, 1989, с. 27; Маслеников, 1992, с. 71]. Каких-либо элементов регулярности во внешних признаках не прослежено. Хозяйственно-жилые комплексы располагались на местности свободно, изолированно, бессистемно, на определенном расстоянии друг от друга [Гаврилов, 1994 б, с. 3]. Так, в одном случае (Ореховка 1, рис. 52) они протянулись цепочкой на 1,3 км вдоль русла степной реки Куру Индол [Гаврилов, 1987, с. 6]; или, например, селище Лесопитомник, где шесть усадеб расположились цепочкой на водоразделе близ русла Байбуги. А в другом (Новопокровка 1, Кринички 1, рис. 7. 1) — располагались более компактно на относительно небольшой территории [Гаврилов, 1994 а, с. 6].

В этом отношении поселения сельской округи Феодосии весьма похожи на ранние сельские поселения Боспора [Кругликова, 1975, с. 54, 58, 108], а также Ольвии [Крыжицкий, Отрешко, 1986, с. 6; Крижицький, Буйських, 1988, с. 5]. Раскопки на них требуют вскрытия больших площадей, а сохранность слоя и строительных остатков зачастую плохая. Почти все селища подвергаются распашке, их границы расплывчаты и определяются, в основном, по площади распространения подъемного материала и количеству зольных пятен. Сходная ситуация прослеживается во внутренних районах Керченского полуострова, к западу от Узунларского вала [Масленников, 1989, с. 72].

Есть селища, состоящие из одного зольного пятна размером 60 х 70 м (Шубино 1), и есть из девяти диаметром от 20 до 50 м (Новопокровка 1). Соответственно, занимаемая жилыми и хозяйственными постройками площадь составляет от 0,4 до 2,0 га. Для селищ с большим количеством зольных пятен общая площадь может равняться нескольким гектарам, потому что их хозяйственно-жилые объекты были растянуты или разбросаны на относительно большой территории и при этом разделены участками, не содержащими культурного слоя. Такие свободные площади на селищах обусловлены, очевидно, наличием в их структуре участков, используемых под сады, огороды и пастбища. Конечно, эти данные будут несколько условны, но все-таки они дают некоторое представление о характере селищ и важны тем, что позволяют зафиксировать наличие поселенческой структуры и ее хронологию.

По количеству золистых пятен и площади распространения подъемного материала можно выделить три типологические группы памятников: 1) Небольшие хутора, площадью около 0,5 га (Шубино 1, Бабенково); 2) Селища средних размеров от 1,0 до 9,0 га составляют основную часть открытых памятников. Возможно, поселения этого типа греки обозначали словами η κωμη и το κωμιον [Бикерман, 1985, с. 169; Масленников, 1998, с. 35, 89]. Помимо долговременных селищ, с четко выраженным культурным слоем, выделяется также группа 3 — пастушеские сезонные стойбища, характеризующиеся слабым культурным слоем. Они, как правило, располагаются в присивашской степи и удалены от естественных источников воды (Синицыно, Красновка 2). Подъемный материал с них аналогичен материалу селищ [Гаврилов, 1994, с. 7]. Такие же памятники зафиксированы в сельской округе Ольвии [Буйских, 1986, с. 26].

Шурфовками и раскопками установлено, что мощность культурного слоя части селищ (Ореховка 1, Айвазовское, Журавки 1, Новопокровка 1) до уровня древней дневной поверхности колеблется от 0,4 до 1,2 м [Кругликова, 1959, с. 66; Гаврилов, 1990, с. 5; 1994 б, с. 5] (рис. 8). Судя по топографии и материалам шурфовок и раскопок селищ, находящихся в равнинной части региона, все они имели приблизительно одинаковую мощность культурных напластований. Это, очевидно, связано с их однотипностью, равным периодом существования и схожими условиями образования культурных наслоений.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Вам также может понравиться...