Округа античной Феодосии

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

АРХЕОЛОГО-ТОПОГРАФИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ ПАМЯТНИКОВ АНТИЧНОЙ ЭПОХИ ЮГО-ВОСТОЧНОГО КРЫМА

Карта археологических памятников V в. до н. э. — первой половины IV в. н. э. Юго- Восточного Крыма составлялась с целью изучения закономерностей и месторасположения, выяснения причин, повлиявших на выбор места для населенного пункта, получения общей картины освоенности региона в разные периоды античной эпохи и последующего введения этой информации в научный оборот. В конце 30-х г. [Бадер, 1940, с. 154], второй половине 50-х и начале 60-х г [Веселов, 1956; 1960] и 70-х г. [Петерс, Айбабин, Айбабина, Катюшин и др., 1976 с. 379; Катюшин, Айбабина, 1978, с. 328; Катюшин, 1979, с. 335] XX в. в степной и предгорной зонах региона проводились археологические разведки с целью выявления античных памятников. В 80-х- 90-х г. XX в. я проводил в регионе работу по обследованию выявленных ранее, поиску и картографированию новых памятников античной эпохи. Ее результаты отражены в научных отчетах [Гаврилов. 1987, 1991, 1994 а -1999, 2001 б — 2003 6].

Методика моей работы состояла в ознакомлении с опубликованными материалами археологических исследований в регионе, полевыми дневниками сотрудника Восточно-Крымского отряда Причерноморской экспедиции Института археологии АН СССР В. В. Веселова, паспортами на археологические памятники региона в архиве Республиканского комитета А Р Крым по охране и использованию культурного наследия, топографическими картами XIX — XX в. Полевые разведки проводились с учетом особенностей ландшафта и рельефа местности, гидрографической сети, древней топографии. При этом выявлялись признаки античных памятников, курганы и курганные могильники, остатки валов. Полевая разведка также включала обследование площадей открытых объектов, их ближайшей округи, изучение топографии и микрорельефа памятников, сбор подъемного материала и определение границ его распространения.

При обработке и классификации материала, собранного на поселении, выделялись типы амфор, определялся центр их производства и датировка. На основании датировок фрагментов амфор, амфорных клейм, краснофигурной и чернолаковой керамики, монет определялись верхняя и нижняя хронологические границы существования памятников. Соответственно датировке фрагментов амфор выделены три группы памятников: 1 — основанные в V в. до н. э. (19 ед.); .2 — основанные в IV в. до н. э. (48 ед.); 3-основанные во второй половине III в. до н. э. и последующее время (16 ед.). Исходя из этого выделены три основных этапа освоения и развития сельской округи Феодосии в античную эпоху: 1 — с начала V в. по начало IV в. до н. э.; 2 — с начала IV по первую треть III в. до н. э.; 3 — с середины III по середину IV в. н. э.

Первый связан с основанием Феодосии и автономным периодом ее существования. В это время появляются первые поселения, которые наряду с городской хорой составляют экономическую базу полиса. Второй — с расширением сети поселений в округе Феодосии и общим расцветом сельской территории Боспора. Третий — с прекращением существования большинства неукрепленных поселений и возникновением укрепленных поселений, городищ, усадеб в предгорной и горной части региона. В конце первой трети III в. до н. э. прекращают существование селища в степной зоне региона. Это связано с набегами кочевников, изменившими демографическое, военно-политическое и экономическое положение в Северном Причерноморье [Пуздровский, 1994, с. 397; Виноградов, 1987, с. 68, 69], а также вынужденным перемещением в Крым скифского населения из Днепро-Донского междуречья [Пуздровский, 1995, с. 143; Масленников, 1993, с. 37; Он же, 1995, с. 67], но привело к военно-политическому конфликту между скифами и греческими государствами на территории Крыма [Ланцов, 1991, с. 140]; изменением климата Голин, 1992, с. 104,106; Крижицький, 1995, с. 20; Кутайсов, 1997, с. 76]. Вследствие этого население степной зоны сельской округи Феодосии покидает обжитые места (оно было уничтожено), и какая-то часть его перемещается в предгорья и горы, где во второй половине III в. до н. э. возникают городища с примыкающими к ним селищами, в ближней и дальней округе Феодосии известно 8 укрепленных пунктов, 10 селищ, усадьба.

Эти памятники существовали с перерывами почти до конца III — первой половины IV в. н. э.

По результатам разведок общее число сохранившихся курганов на территории региона (Феодосийская административная зона, Кировский район) равняется 422. Несомненно, что их количество до интенсивного хозяйственного освоения региона было несколько большим. Разные по высоте и диаметру, они отличаются прежде всего по месту расположения. Курганы, находящиеся на возвышенностях и водоразделах, тоже теперь являются характерной чертой ландшафта степной и предгорной зон региона. Часть из них, очевидно, располагалась поблизости от древних дорог, как правило, проходивших по водоразделам. Необходимо отметить, что большие курганы находятся на возвышенностях Биюк Эгет, Бот Эгеч, Владиславовский бугор, Карпачском гребне и частично в равнинной части региона — в Присивашье.

Ниже приводится описание всех известных на данный момент памятников селищ, укреплений, усадеб) V в. до н. э. — первой половины IV в. н. э. на территории Ого-Восточного Крыма. Их описание в тексте приводится в направлении с запада на восток и с севера на юг (рис. 2; 3; 4).

Тарасовка 1. Селище, находится в 2 км к северо-западу от села Тарасовки Нижнегорского района (рис. 2. 18). Располагается на правом, высоком берегу сбводненной балки, которая в древности, очевидно, была руслом или одним из сукавов реки Кучук Карасу. Он отклонялся к северо-востоку, имел самостоятельное направление до впадения в Сиваш. Сейчас эта балка сухая, но судя по растительности, подпочвенные воды находятся на небольшой глубине и в древности могли выходить на поверхность в виде родников. Современное русло Кучук Кара Су пролегает северо-западнее селища и сливается с руслом реки Биюк Кара Су у села Заречье Нижнегорского района. Рядом с селищем находится курган, к западу — северо-западу от которого на пашне попадается подъемный материал. Он сосредоточен на слабовыраженных золистых пятнах, на площади =150 х 150 м и представлен фрагментами хиосских позднепухлогорлых, мендских, гераклейских, синопских амфор V- начала III в. до н. э., лепных горшков и лощеных чаш, фрагментами оселка, терочников и зернотерок, свинцовыми пряслицами и фрагментом свинцового миниатюрного изделия в виде рога барана, бронзовыми наконечниками стрел, фрагментом бронзового псалия (рис. 76), монетами пантикапейской чеканки (прил. 3).

Фрагмент венчика хиосской пухлогорлой амфоры относится к IV типу тары этого центра и датируется концом первой — началом второй четверти V в. до н. э. [Рубан,

1982, с. 106, рис. 6]. Ножка мендской амфоры датируется первой половиной IV в. до н. э. [Абрамов, 1993, с. 38, 3.15]. Ножки гераклейских и венчик синопской амфоры датированы первой половиной IV в. до н. э. [Абрамов, 1993, с. 39,3.29]. Наконечники стрел относятся к следующим типам: 1 — трехлопастные с выступающей втулкой; 2 — трехлопастные с утопленной втулкой и слегка опущенными гранями; 3 — трехгранные с утопленной втулкой и вырезом в основании граней. Они датируются V- III в. до н. э. [Мелюкова, 1964, с. 23; Бессонова, Бунятян, Гаврилюк, 1988, с. 50- 51]. Свинцовые прясла находят много аналогов как в погребальных памятника: скифов, так и селищах Европейского Боспора; они бытовали в V- III в. до н. э. Фрагме— бронзового псалия, конец которого оформлен в виде стилизованной орлиной головы в профиль, имеет похожие аналоги в курганных погребениях Нимфейского некролог: и датируется серединой V в. до н. э. [Ильинская, Тереножкин, 1983, с. 210]. Монеты пантикапейской чеканки относятся к самым распространенным типам, имевшие хождение во второй половине IV в. до н. э. На основании найденных материалов существование селища можно предварительно определить в рамках начала V — начала III в. до н.э.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Вам также может понравиться...