Округа античной Феодосии

ГЛАВА 3

РАЗВИТИЕ СЕЛЬСКОЙ ОКРУГИ ФЕОДОСИИ В V В. ДО Н. Э. — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ IV В. Н. Э.

Освоение эллинами Юго-Восточного Крыма началось во второй половине VI в. до н. э. с основанием здесь их апойкии — Феодосии [Roebuck, 1959, р. 121; Ehrhardt, 1988, s. 82; Виноградов, 1983, с. 368,370; Кошеленко, Кузнецов, 1990, с. 35; Качарава, Квирквелия, 1990, с. 294]. Поскольку полис не мог существовать без хоры, то ее организация должна была начаться практически одновременно с основанием колонии. Развитие торгово-обменных отношений с местным населением дало возможность колонистам более детально ознакомиться с округой города, оценить экономический потенциал региона и правильно организовать его освоение. Способы организации и характер эксплуатации окружающих территорий в разных полисах имели свои особенности и были обусловлены конкретно-историческими условиями их существования [Крыжицкий, Буйских, Бураков, Отрешко, 1989, с. 4]. Учитывая аграрный характер колонизации, а также незначительный объем земельных ресурсов в непосредственной близости от города, можно утверждать, что именно сельская округа и ее варварское население стали объектом основного внимания гражданской общины Феодосии. Организация здесь поселений, привлечение в них местного населения, ориентация его на зерновое производство позволили полису создать тот экономический потенциал, благодаря которому он мог длительное время развиваться самостоятельно, а после включения в состав Боспора стать одним из главных городов государства.

3.1. Городская хора

На начальном этапе существования Феодосия, несомненно, имела свою ближнюю хору («политике»), которая была небольшой. Самые дальние наделы граждан, очевидно, находились на расстоянии нескольких километров от города, а ближние — непосредственно за его стенами. [Кругликова, 1984, с. 160]. Исходя из имеющихся аналогий, можно предположить, что площадь первоначальной хоры города равнялась приблизительно 300-400 га [Яйленко, 1982, с. 128; Зубарь, 1993, с. 84; Безрученко, 1999, с. 83,114]. Это небольшая территория — квадрат со стороной 2 км, что более чем укладывается в пределы современного города. Из-за пересеченности рельефа, неравнозначности почв, использования двуполья — наделы, очевидно, располагались не компактно, а были рассредоточены на несколько большей площади.

Учитывая особенное месторасположение полиса — подходившие к нему с юга, юго-запада склоны и отроги хребта Тете Оба не давали возможности развивать пашенное земледелие, — можно предположить, что под этот вид деятельности использовались земли к северо-западу — северо-востоку от современной Карантинной горки. Эта территория с северо-запада ограничена Лысой горой, с севера — северо-востока — нижним течением и устьем Байбуги. Она характеризуется относительно спокойным рельефом и в настоящее время занята городскими постройками, поэтому найти здесь сельские загородные усадьбы и наделы первых колонистов чрезвычайно трудно. Возможно, их остатки будут когда-нибудь выявлены при строительных работах, что позволит восстановить и более детально изучить этот период истории Феодосии. Однако нельзя исключать, что таких усадеб могло и не быть, поскольку незначительная удаленность наделов от города позволяла владельцам обрабатывать их в течение светового дня, а на ночь возвращаться домой. Например, такая ситуация прослеживается на ближней хоре Тиры и Никония [Охотников, 1990, с. 67], Керкинитиды [Ланцов, 1991, с. 77] и Калос Лимена [Щеглов, 1976, с. 92].

Очевидно, на начальном этапе существования Феодосии все освоенные колонистами земли были общественной собственностью полиса, который распределял наделы между гражданами. Правовая и процедурная стороны этого первого раздела хоры Феодосии, как и в других полисах Северного Причерноморья, пока остаются неясными.

3.2. Неукрепленные селища степной зоны региона

Особенности географического положения хоры Феодосии были таковы, что, в отличие от сельско-хозяйственных территорий античных государств Северного Причерноморья, она могла развиваться только вглубь полуострова. Это было связано с отсутствием земель, пригодных для занятия сельским хозяйством, как рядом с городом, так и вдоль прибрежной полосы Феодосийского залива.

В настоящее время на его побережье известно только три пункта с материалами античного времени (рис. 3; прил. 1). Это: селище конца V — III в. до н. э., находящееся в черте современной Феодосии (территория пляжа «Динамо» и Комсомольского парка). Оно располагалось на морском берегу рядом с устьем Байбуги, или в 3 км к востоку от древнего города [Петрова, 1996, с. 149; Катюшин, 1998, с. 20]. Селище Береговое 1 конца IV в. до н. э. — I в. н. э. находилось в центре современного села Береговое, в 8 км к востоку от древнего города [Шульц, 1953, с. 122; Веселов, 1960, пункт XXVI; Кругликова, 1975, с. 276, №264; Гаврилов, 2002, с. 169]; Селище Дальние Камыши I — III в. н. э. находилось на западной окраине современного поселка Приморского, в 12 км к востоку от древнего города [Веселов, 1960, пункт XL; Кругликова, 1975, с. 277, № 267]. В результате природного и антропогенного воздействия все перечисленные памятники почти полностью уничтожены. Судя по имеющимся материалам, они возникли относительно поздно и не входили в раннюю хору полиса.

На основании материалов из археологических разведок и раскопок развитие сельской округи Феодосии представляется следующим: часть селищ возникает в начале V в. до н. э., и до боспоро-феодосийской войны вместе с городской хорой составляет сельскохозяйственную базу независимой Феодосии (рис. 2). Анализ керамического материала (амфорная тара, чернолаковая посуда) из этих памятников показывает, что поступление импортных товаров в сельскую округу началось уже в конце VI — начале V в. до н. э. Более интенсивное распространение амфорной тары здесь начинается со второй четверти V в. до н. э. (прил. 2). Древнейшие образцы ее найдены на 19 селищах региона: Тепе Оба; Новопокровка I, 3; Журавки I, 2; Айвазовское; Кринички 1; Шубино 1; Партизаны 1, 2; Синицыно 1; Ильичево 2; Надежда; Владиславовка 1,2; Узун Сырт (подножие); Тарасовка 1, 2; Алмазное. Это преимущественно фрагменты амфор ионийских и эолийских центров производства — позднепухлогорлые хиосские; на сложнопрофилированном кольцевом поддоне, которые условно относят к протофасосским, милетским центрам производства; неизвестного центра, определенные И. Б. Зеест, как «амфоры с раздутым горлом»; а также амфоры — ранние фасосские, центров круга Фасоса; Менды; типа Q 12:3 и «Патрей» (по определению А. П. Абрамова). Они датируются первой — второй четвертями V в. до н. э.

Нужно отметить, что материалов V в. до н. э. на данных селищах собрано немного, за исключением Новопокровки 1, где проводились многократные сборы и раскопки [Гаврилов, 1999, с. 82]. Такая картина, очевидно, связана с тем, что места будущих селищ первоначально были стойбищами и лишь спустя некоторое время стали стационарными пунктами. Обращает на себя внимание столь раннее освоение этих территорий скифским населением, что, вероятно, было связано с наличием скифских кочевий, которые позже стали принадлежать определенным родам, беднейшие представители которых оседали здесь.

Другая часть селищ степной зоны региона: Ореховка 1; Шубино 3; Софиевка; Мучное; Островное; Васильковое 2; Бабенково; Красновка 1; Корпеч; Тулумчак; Новопокровка 3; Маковка; Садовое 2; Лесопитомник; Насыпное; Ближнее IV, V, VI; Водохранилище; Разъезд 107-й км 1; Дачи, а также поселения № 244,247,250,251, 254 — 260, 262, 264, 266, 268 — 275, открытые В. В. Веселовым — возникли в конце V — IV в. до н. э. [Кругликова, 1975, с. 275 — 277] (рис. 3). В это же время происходит активное оседание скифов на землю, часть которых, вероятно, остается в уже существующих поселениях, а другая основывает новые [Гаврилюк, 1995, с. 70].

Отсутствие в регионе укрепленных поселений на протяжении V — IV в. до н. э. показывает, что в этот период фактор стратегической обороны и связанное с ним укрепление территории хоры и сельской округи полиса определяющего значения не имели. Это объясняется мирным сосуществованием эллинов и скифов, главным образом, Боспорского и Скифского царств. Как одно, так и другое были заинтересованы в эксплуатации населения сельской округи, что давало им большие прибыли. Это отчасти было связано с поступлением скифам дани от земледельцев, о чем свидетельствует Страбон [Strabo, VII, 4,6].

Почти все ранние селища, возникшие в начале V в. до н. э., располагались более или менее компактными группами, недалеко друг от друга, что, безусловно, было связано с наличием выходов пресной воды и плодородных земель. Например, обилие источников у северных, северо-западных склонов горного массива Агармыш повлияло на компактность заселения этой местности в то время [Кругликова, 1959, с. 65]. Это хорошо наблюдается на примере куста селищ в округе современного села Приветного Кировского района, где на сравнительно небольшой территории выявлено 6 античных памятников. Это селища Кринички 1, Абрикосовка, Айвазовское, Гоголевка, Приветное, Донская (рис. 3). Расстояние между ними составляет 1 — 5 км. У селища Айвазовского до сих пор имеются мощные источники, дебит которых значительно увеличивается во влажное время года, а при сильных дождях и снеготаянии даже открываются новые. Находка так называемого канала (канавы) на селище Айвазовском свидетельствует об использовании воды из таких источников [Кругликова, 1959, с. 70]. В выявленном случае канава, скорее всего, выполняла функцию водоотвода от источника по территории селища.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Вам также может понравиться...