Округа античной Феодосии

7.4. Духовная культура

Археологические материалы позволяют охарактеризовать лишь отдельные стороны духовной культуры сельского населения округи Феодосии. Прежде всего, — это религиозные представления, основными материалами для реконструкции которых являются граффити, терракоты и лепные статуэтки, камни необычной формы, а также археологические объекты предположительно сакрального назначения — зольники и отдельные ямы-ботросы.

Граффити представляют собой отдельные буквы, аббревиатуры, изображения и знаки, процарапанные на днищах чернолаковых и гончарных сосудов. Их находки известны пока только на двух селищах — Журавки 1 и Новопокровка 1, укреплениях Береговое 1 и Куру Баш. Они свидетельствуют об использовании жителями поселений греческого языка и письменности, греческих имен. Такие граффити могли быть сокращениями имен как владельцев, так и богов, которым посвящены сосуды с их содержимым, потому что посвятительные надписи богам и теофорные имена в древности были тесно связаны с распространением определенных празднеств [Соломоник, 1984, с. 10].

На селище Новопокровка 1 найден фрагмент чернолакового килика, на нижней части поддона которого процарапано граффито из двух букв — П А. На внутренней стороне поддона нанесен штампованный орнамент из кружка, вокруг которого расположено шесть пальметток (рис. 49. 21). Такой тип орнамента бытовал на чернолаковой посуде в конце V в. до н. э. [Sparkes, Talcott, 1970, pi. 54, № 590]. Исходя из наблюдений эпиграфистов, граффито ПА может трактоваться как посвящение Партенос (Артемиде), Пану или сокращение теофорного имени [Соломоник, 1984, с. 52, № 169; ГАХ, 1978, с. 101, № 1349, 1350 — 1356].

С селища Новопокровка 1 происходит граффито на нижней стороне поддона чернолакового канфара в виде процарапанной буквы Н (рис. 36.38). Оно также может быть интерпретировано как посвящение Гераклу, Гере или являться началом имени дедиканта [Соломоник, 1984, с. 46, № 123,201; ГАХ, 1978, с. 62, № 745-784].Чернокоричневый тусклый лак и форма поддона канфара позволяют датировать его концом IV — началом III в. до н. э.

Здесь же, в зерновой яме № 53 найдено донышко килика с процарапанным изображением на нижней стороне корабля с парусом (рис. 36.16). Несколько похожее граффито корабля происходит из Херсонеса в материалах V — IV в. до н. э. [ГАХ 1978, с. 76, № 967, табл. 4, № 967 Б]. Изображение парусного судна было присуще вотивам, которые подносили Ахиллу жители сельских поселений Ольвии [Русяева 1992, с. 72]. Культ Ахилла был распространен именно в среде беднейшего сельского населения за его многосторонние сотерические функции. Почитали его и на Боспоре в Ахиллии было даже святилище героя [Тохтасьев, 2001 а, с. 162]. Датировка этого килика основана на аналогиях в материалах Афинской агоры, где сосуды с похожим штампованным орнаментом из ов и пальметок относятся к третьей четверти V в. до н э. [Sparkes, Talcott, 1970, р1.47,1197].

На плечиках лагиноса из укрепления Береговое 1 процарапана буква N (рис. 78 42). Это граффито, очевидно, также представляет начальную букву имени владельца Не исключено, что отдельные буквы на сосудах связаны с сотерическими или другими видами магических представлений, которые были особенно сильны в среде сельского населения, а также обозначали различные термины. Абсолютно аналогичный лагинос найден в Артюховском кургане, он датируется 140 -125 г. до н. э. [Максимова, 1979. с. 8,106, рис. 45].

На Куру Баше в раскопе № 2 найдено четкое граффито в виде трезубца на внутренней стенке придонной части кувшина (рис. 89). Оно процарапано по сырой глине в процессе его формовки. Возможно, это граффито более сложное и рядом были процарапаны еще какие-нибудь знаки [ср.: Соломоник, 1959, с. 56, № 9; с. 100. № 45; общ. табл. 13; Драчук, 1975, с. 136, табл. 13. 1, 2, 38 и др.]. В соответствии с датировкой амфорного материала из данного слоя, это граффито можно отнести ко I — III в. н. э. В качестве аналогий можно указать на изображение трезубца на боспорских монетах Митридата VIII; Котиса II, III; Реметалка; Савромата II, IV; Рескупорида II, IV, V; Фофорса [Анохин, 1986, № 385,572 и др.]. Возможно, гончар был из сарматской среды, что в некоторой мере объясняет появление этого знака на внутренней стенке кувшина [Журавлев, 2000, с. 336]. Это граффити также могло иметь какое-то сакральное значение и наносилось с определенной целью.

Нужно отметить, что в самой Феодосии было найдено 50 граффити на донышках маленьких чернолаковых сосудов [Штерн, 1897, с. 172 -173]. При любой их трактовке они отражают существование здесь культов Аполлона, Афины, Артемиды, Асклепия, Геракла, Деметры, Зевса и др. Учитывая тесные связи города с округой, можно полагать, что почитание части этого пантеона происходило преимущественно греческой частью сельского населения, и в первую очередь поклонялись хтоническим божествам, связанным с земледелием, скотоводством и плодородием. О том, поклонялись ли им тавро-скифы, конкретных данных пока нет.

Поскольку основным занятием сельского населения было земледелие, то здесь, как и на Боспоре [Блаватский, 1953, с. 14] почитались женские земледельческие божества. Об их культе свидетельствует терракота Коры-Персефоны из поселения Журавки 1 [Гаврилов, 1997 а, с. 142]. Она представляет собой стоящую на подставке богиню (рис. 50). Ее размер: общая высота-23,0 см; высота фигуры -20,4 см; размер подставки 6,4 х 5,7 см, ее передняя сторона прямая, задняя — полукруглая. Снизу она имеет круглое отверстие для выхода газов при обжиге. Статуэтка склеена из двух половинок, внутри полая, поверхность подлощена. Глина хорошо отмучена, в изломе светло-желто-розового цвета, с примесью мелкого песка. Имеет значительные повреждения и утраты: сбита правая часть головы, передняя часть туловища от груди и до колен, часть передней стороны подставки. Следы краски на поверхности статуэтки отсутствуют.

Богиня одета в хитон, на голову наброшен гиматий. Спереди хитон имеет широкий вырез для шеи в виде «лодочки». Гиматий и хитон плотно облегают фигуру и спадают к к ногам несколькими ровными складками. Тщательно моделированы черты вытянуто- овального молодого лица, тонкий прямой нос, дуговидные брови, глаза, маленькие губы, округлый подбородок. Волосы обрамляют лоб зубчатыми фестонами и полуовалом спускаются к вискам. Шея длинная, прямая. Правая рука согнута в локте, ее кисть находится на груди. Она, вероятно, держала цветок, который мог быть изображен краской. Левая рука опущена вдоль туловища, слегка согнута в локте, ее кисть на бедре, пальцы придерживают хитон. Левая нога несколько выставлена вперед, правая прямая, от нее сохранилась только ступня, ноги босые. Фигура изображена как бы в легком движении.

О том, что терракота представляет именно эту богиню, свидетельствуют присущие ей черты: она стоит в длинном хитоне, голова покрыта гиматием, правая рука в традиционном жесте прижата к груди, лицо молодое, величественное, но в нем нет строгости, как у Деметры. Для варварских поселений такие находки не характерны, тем более для начала V в. до н. э. [Масленников, 1985, с. 144], но обычны для античных городов и сельских поселений Северного Причерноморья [Русяева, 1982, с. 22; Крыжицкий, Буйских, Бураков, Отрешко, 1989, с. 86].

Почти аналогичная статуэтка была найдена в Ольвии [Леви, 1970, с. 51, табл. 29, 7] Статуэтки подобного типа были найдены и в самой Феодосии [Кобылина, 1970, табл. 24,25]. Они имели широкое распространение во всех городах греческого мира, как и культ Коры-Персефоны, которую они представляют. Центром их производства считается Родос, и датируются они концом VI — началом V в. до н. э. [Русяева, 1971, с. 28].

Условия ее обнаружения среди скопления пепла и золы, возможно, указывают на существование алтаря для сожжения жертвенных приношений — снопов пшеницы или других злаковых, в том числе и первых сборов урожая. Известно, что в представлении древних греков домашний очаг обладал такой же святостью, как и алтарь, и это распространялось на очажную золу и зольники [Снытко, 1988, с. 67; Буйских, 1993, с. 82]. Во многих местностях Древней Греции, в том числе в Олимпии и Дидимах, устраивались специальные зольные алтари [Paus., V, 13, 8 — 11; Yavis, 1949, № 82]. Подобного типа примитивные алтари, чаще всего именуемые зольниками или эсхарами, получили распространение на Боспоре, в частности в Мирмекии и Китее [Гайдукевич, 1965, с. 35; Молева, 1988, с. 210].

Несомненно, что и на поселениях феодосийской округи культовое значение имели как домашние очаги, так и зольники, которые находились около каждого жилья, поскольку пепел из очагов чаще всего ссыпался в одно место [Кругликова, 1975, с. 60, 65, 108; Гаврилов, 1997 а, с. 143]. Очевидно, поэтому остатки античных поселений выделяются на фоне пашни прежде всего светлыми зольными «пятнами», оставшимися от зольников. Количество таких «пятен», по-видимому, равнялось количеству жилищ-усадеб, входивших в поселение. И. Т. Кругликова также считает, что каждый зольник принадлежал одной большой семье, члены которой проживали вместе в одном жилище [1975, с. 108].

Собирание очажной золы в одном месте можно также интерпретировать как существование у обитателей поселений культа огня и семейного очага [Кругликова, 1975, с. 67], покровительницей которого была Гестия или Табити [Herod., IV, 59]. У греков и скифов Гестия, или «гестии» являлись родовыми божествами, покровительницами семейной жизни, защитницами детей, хранительницами домашнего очага как сакрального центра жилища [Бессонова, 1983, с. 32; Русяева, 1992, с. 128, 129]. Возле него совершались религиозные ритуалы, связанные с вступлением в брак, рождением ребенка и т. д. При этом существенное значение имело представление об общем богослужении, общих предках.

Культ главных божеств скифского пантеона оставался у местного населения на протяжении всей античной эпохи, на что указывают материалы ряда позднескифских городищ [Высотская, 2001. с. 39]. Отмечая значительную роль греческих земледельческих традиций и культов на сельских поселениях Европейского Боспора, А.А. Масленников связывает их с осевшими на землю кочевниками [Масленников, 1995, с. 62 и сл.]. Однако эти культы могли привиться в среде сельского населения в результате проживания на селищах греков, которые использовали в религиозных обрядах такие терракоты [Гаврилов. 1996, с. 143].

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Вам также может понравиться...