Округа античной Феодосии

Это сопровождалось распределением и закреплением прав собственности над определенными угодьями как между различными племенами, так и родами внутри их. При этом лучшие земли доставались наиболее богатым родам. Аналогичный процесс хорошо отражен в средневековых письменных источниках [Гаврилюк, 1995, с. 74 и сл.]. В ходе присвоения прав собственности на определенные территории, на них устраивались родовые курганные некрополи, которые как бы маркировали принадлежность их этим родам [Мелюкова, 1988, с. 20; Гаврилюк, 1995, с. 78]. В связи с этим следует отметить, что поблизости от большинства селищ степной зоны находятся довольно большие курганы высотой 2 -10 м, которые, возможно, являются усыпальницами представителей знатных скифских родов или династов, осуществлявших протекторат над конкретными территориями региона и проживавшими на них сельскими общинами. О существовании у скифов Восточного Крыма в IV в. до н. э. таких царьков (династов) свидетельствует Диодор [Diod., XX, 24, 3].

То, что часть курганов в исследуемом регионе в IV в. до н. э. принадлежала скифам, свидетельствуют охранные исследования их: у хлебозавода в Феодосии, сел Шубино и Изюмовки Кировского района, Надежды и Краснофлотского Советского, Желябовки Нижнегорского [Махнева, Баранов, 1967, с. 157; Махнева, 1969, с. 257; Скорый, 1977, с. 271; Черепанова, 1985, с. 65; Гаврилов, Тощев, 1999, с. 160; Гаврилов, 2002 б, с. 13]. Примечательно, что исследованные курганы находились неподалеку от селищ, в частности — от Шубино 1 и Надежды. Такие же комплексы памятников отмечены на территории Европейского Боспора [Масленников, 1998, с. 76].

Эту ситуацию также отражают селища и грунтовые могильники во внутренних районах Крыма, в частности, могильник у села Приречного Нижнегорского района [Гаврилов, Колотухин, Колтухов, 2002, с. 108]. Материалы указывают на принадлежность его рядовому оседлому населению степной зоны Крымской Скифии V — IV в. до н. э. Аналогичные скифские погребения (очевидно, также принадлежащие Фунтовому могильнику) были исследованы в кургане у села Желябовка [Гаврилов, Тощев, 1999, с. 160], что наряду с материалами разведок [Щепинский, 1972, с. 326] указывает на довольно плотную заселенность степной равнины Центрального Крыма в вышеуказанный период античной эпохи. Материалы селищ Тарасовка 1, 2 и Алмазное этого региона аналогичны материалам селищ округи Феодосии и Боспора, что говорит об определенном этническом единстве данных территорий.

Материал из склепа у села Кринички [Гаврилов, Крамаровский, 2001, с. 26] имеет многочисленные аналоги в подкурганных погребениях скифского оседлого населения Керченского полуострова IV — III в. до н. э. и таврских Горного Крыма [Яковенко, 1970, с. 124, рис. 12.14; Корпусова, 1972, с. 43, рис. 21; Бессонова, Бунятян, Гаврилюк, 1988; Масленников, 1995]. Из впускных погребений в курган наибольший интерес представляет № 3. Это каменно-сырцовый склеп сооруженный в центре существующей насыпи. Для этого на ее вершине предварительно был выкопан котлован до уровня материка. Судя по закладной плите, склеп имел дромос и вход с восточной стороны, которые по устройству, что было характерно для скифских подкурганных погребений Европейского Боспора в IV в. до н. э. [Яковенко, 1970, с. 119, 132]. Сверху склеп, очевидно, был перекрыт деревянным настилом, поверх которого иногда укладывались известняковые плиты. Такая конструкция перекрытия применялась в некрополях античных поселений Северо-Западного Крыма [Рогов, 1985, с. 46] и Азиатского Боспора [Алексеева, 1990, с. 26].

Строительство сырцовых стен на каменном цоколе — прием распространенный в как в сельских, так и в городских античных постройках Северного Причерноморья [Крыжицкий, 1993, с. 51]. Под влиянием греков распространился он и на варварских поселениях, в частности, на территории Европейского Боспора и в сельской округе Феодосии [Кругликова, 1975, с. 44,78,80; Гаврилов, 1999, с. 77]. Сырцовые гробницы не характерны для скифских погребальных сооружений. Их появление — результат влияния греческих строительных приемов на погребальную архитектуру варваров. Такие конструкции были присущи в основном греческому населению ионийских колоний [Уженцев, 1999, с. 270].

Известны они в некрополях античных городов и поселений в Северо-Западном Крыму, в частности Калос Пимена [Кутайсов, Анохин, Приднев и др., 1997, с. 180], поселения Панское I [Щеглов, 1978, с. 46 — 49; Рогов, 1985, с. 45]. На Боспоре применение сырцового кирпича для строительства погребальных сооружений отмечено в некрополях Нимфея, Фанагории, Гермонассы, Кеп, Горгиппии [АГСП, 1984, с. 62, 80, 85], а также в могильниках варварского населения Прикубанья и Северного Кавказа [Ольховский, 1991, с. 49]. Нужно отметить, что сырцовые кирпичи из подкурганного склепа у Криничек и погребальных сырцовых сооружений в античных некрополях Северо-Западного Крыма, имели почти одинаковые размеры [Рогов, 1985, с. 45]. Таким образом, влияние греков на технику строительства склепа несомненно, хотя погребальный инвентарь и обряд явно присущи варварскому населению.

Вследствие многократных подзахоронений в склеп костяки большинства погребенных были переотложены, поэтому проследить обряд захоронения в полном объеме не удалось. Однако, учитывая известные материалы погребальных памятников Европейского Боспора, можно предположить, что основное количество захороненных нижнего яруса имело западную ориентировку [Яковенко, Черненко. Корпусова, 1970, с. 136; Бессонова, Бунятян, Гаврилюк, 1988; Масленников, 1995]. Сохранившиеся костяки верхнего яруса, отделены от нижележащих останков небольшим слоем грунта и уложенные на тонкие известняковые плитки, имели восточную ориентацию. С чем это связано, пока объяснить трудно. Можно отметить, что сходная ситуация наблюдалась в каменных ящиках и склепах Крымского Приазовья [Масленников, 1995, с. 49].

Количество погребального инвентаря невелико, но показательно. Это бронзовый трехгранный наконечник со скрытой втулкой и плоско срезанными гранями, проволочные браслеты двух типов: 1-й — с заходящими друг за друга концами, оформленными в виде стилизованных головок змеи; 2-й — со слегка расширяющимися несомкнутыми концами. В одном случае концы орнаментированы врезными линиями. Бронзовые подвески (в полтора оборота) в виде спирально изогнутой проволоки с развернутыми в разные стороны концами, щитковые перстни с вырезанными изображениями. Бронзовые проволочные кольца в полтора оборота небольшого диаметра для ношения на пальцах руки. Бусины из склепа в количестве 83 штук подразделяются на: стеклянные одноцветные, стеклянные глазчатые и округлоребристые; бронзовые пронизи из свернутой в тонкую трубочку полоски; серебряные и каменные.

Особенностью набора бус из данного склепа является наличие бронзовых бус-пронизей, которые характерны для кизил-кобинских памятников [Крис, 1981, с. 49,113, табл. 24.27,33; с. 115, табл. 35.25; с. 119, табл. 39.19,20; Колотухин, 1996, 49], что может быть одним из аргументов при определении этнической принадлежности погребенных. В целом такой набор погребального инвентаря часто встречается в скифских погребениях на Европейском Боспоре и характерен для вещевого комплекса таврских памятников Горного Крыма.

Погребение женщины с аналогичным инвентарем (подвески спиралевидные с пирамидками на концах, перстни щитковые с вырезанными изображениями, бусы-пронизи, свернутые из тонкой листовой меди) исследовано в некрополе Нимфея [Грач, 1999, с. 63, погребение А 107; с. 96, погребение В11]. Датируется оно на основании монеты концом IV в. до н. э. [Анохин, 1986, с. 140, табл. 3, № 113]. Обращает на себя обряд погребения: вытянутый на спине, ориентировка головой на северо- восток- восток. Все это очень похоже на погребения верхнего яруса склепа у Криничек и в целом свидетельствует о смешанном греко-варварском составе населения как в городах, так и селах Боспора.

Находка в заполнении склепа фрагмента венчика лепного лощеного горшка с врезным геометрическим орнаментом кизил-кобинского типа также показательна в плане этнической принадлежности погребенных. Фрагменты подобной керамики и целые сосуды найдены на многих поселениях сельской округи Феодосии [Гаврилов, 1997, рис. 6; Он же, 1998, с. 110]. В частности, большое количество фрагментов подобной керамики собрано и на селище Кринички 1, находящемся в 1,3 км к северу от данного могильника [Гаврилов, 1995, с. 6, рис. 24; 26 — 29]. Поселение и выявленный курганный могильник относятся к одному времени и составляют единый комплекс. Таким образом, техника строительства склепа, погребальный обряд, инвентарь позволяют отнести данный памятник к смешанному скифо-кизил- кобинскому, эллинизированному, оседлому населению и датировать его IV – началом III в. до н. э. В целом, погребальные комплексы подобного типа свидетельствуют о значительном синкретизме культур.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Вам также может понравиться...