Округа античной Феодосии

Фрагменты амфор встречаются практически на всех селищах сельской округи Феодосии. Из этого следует, что вино и частично оливковое масло преобладали среди импортных товаров и занимали важное место в рационе сельских жителей. Масло употреблялось и для заправки светильников. И. Б. Брашинский считает, что анализ количественного соотношения объема импорта из различных центров позволяет получить конкретное представление о поступлении вина и масла в отдельный центр или регион [1984 а, с. 167]. Так, анализ амфорного импорта селища Новопокровка 1 показал, что на раннем этапе существования селища в конце VI — начале V в. до н. э. сюда поступала продукция исключительно ионийских центров, входивших в Афинский морской союз. Это хиосское, самосское, фасосское вино. Такая же картина характерна и для других полисов Северного Причерноморья, в частности Ольвии [Лейпунская, 1995, с. 19]. В начале V в. до н. э. преобладающую часть импорта составляла продукция в хиосских амфорах. Ведущая роль Хиоса в торговле этого времени прослеживается на материалах многих древнегреческих городов Северного Причерноморья. Этот центр, несмотря на все события на международной арене того времени, являлся наиболее стабильным поставщиком своей продукции на протяжении всего времени существования селищ в степной зоне региона.

Со второй половины V в. до н. э. в Феодосию начинает поставлять свое вино остров Фасос, а также неизвестные центры, относимые к кругу этого острова. Это вино в амфорах типа Патрей (подводный комплекс № 2 по А. П. Абрамову). По своему внешнему виду эти амфоры очень похожи на фасосские начала последней четверти V в. до н. э. [Абрамов, 1993, с. 33,2.103, 2.105,2.106, 2.108].

Менда являлась одним из ведущих и постоянных импортеров вина в Феодосию, на селища ее округи с начала V — до начала последней четверти IV в. до н. э. Мендское вино считалось в древности одним из лучших [Брашинский, 1962, с. 45]. Наиболее массовый импорт вина из этого центра в Юго-Восточный Крым наблюдалсяв середине IV в. до н. э.

В первой половине IV в. до н. э. первое место в поставках вина в сельскую округу Феодосии принадлежало Гераклее Понтийской [Гаврилов, Федосеев, 2002, с. 55]. Примечательно, что ранние образцы венчиков и ножек гераклейских амфор явно имитируют фасосские, что, очевидно, делалось с целью повышения конкурентоспособности гераклейского вина [Зеест, 1958, с. 52; 1960, с. 23, табл. XXII. 46]. Хотя это могло быть следствием переселения мастеров-керамистов из Фасоса

в южнопонтийские центры, и примеры тому известны [Внуков, 1992, с. 84]. Когда гераклейское вино получило широкое признание в Северном Причерноморье, ряд полисов — Амис, Истрия, Херсонес — стал выпускать свое вино в амфорах, подражавших гераклейским, видимо, с той же целью [Сапрыкин, 1986, с. 99; Винокуров, 2003, с. 19]. Сведения древних авторов свидетельствуют, что на хоре этого южнопонтийского полиса выращивали в основном садовые культуры и виноград [Xen., Anab., V, 4; Theoph., IX, 14,4 — 5].

Это объясняется природно-географическими условиями данного региона Южного Причерноморья. Холмистая и поросшая лесом территория владений Гераклеи не позволяла использовать обширные площади под зерновые культуры. В Юго-Восточном Крыму наблюдается обратная картина: природно-климатические условия региона способствовали возделыванию здесь именно зерновых культур [Блаватский, 1953, с. 171]. Эти особенности обусловили экономическую взаимосвязь как полисов, так и северного и южного побережий Черного моря в античную и более поздние исторические эпохи. Даже в конце XIX в. с южного побережья Черного моря на небольших парусных фелюгах в Феодосию привозились дешевые фрукты, а вывозились традиционно — зерно и продукты животноводства [Бертье-Делагард, 1909, с. 57 и сл.; Саркизов-Серазини, 1992, с. 38].

Казалось бы, боспоро-феодосийская война должна была отрицательно сказаться на торговых связях Гераклеи с регионом. Однако археологические материалы с сельских поселений не дают оснований для таких заключений [Гаврилов, 1998, с. 112]. Более того, значительный объем гераклейского амфорного импорта в материалах с сельских поселений феодосийской округи [Гаврилов, 1999, с. 92], а также сельских поселений Боспора [Кругликова, 1975, с. 223; Сапрыкин, 1986, с. 85] подтверждают урегулирование боспоро-гераклейских отношений уже во втором десятилетии IV в. до н. э. [Туровский, 1995, с. 152]. Неизвестно, на каких условиях был заключен мирный договор между Боспором и Гераклеей, но, видимо, гераклеоты сумели оговорить ряд условий, позволивших им вывозить с Боспора, в том числе из Феодосии, хлеб, хотя и не в таких объемах, как прежде [Сапрыкин, 1986, с. 83, 87]. Причины резкого сокращения гераклейского импорта в регион в последней четверти IV в. до н. э. очевидно, были связаны с политическим и социально-экономическим кризисом внутри полиса, что повлияло на свертывание производства вина и потерю традиционных рынков сбыта этой продукции [Сапрыкин, 1986, с. 121].

В первые три четверти IV в. до н. э. на селища также привозилось вино из Родоса, Пепарета, Самофракии и некоторых других центров. В конце IV- первой трети III в. до н. э. отмечаются незначительные поставки вина из Херсонеса и Книда.

Данные керамической эпиграфики [Гаврилов, 1999, с. 93] существенно дополняют и детализируют картину импорта вина в Феодосию и ее сельскую округу. Анализ клейм показал, что часть их — с определенными именами фабрикантов, магистратов, астиномов, эпонимов — повторяется на разных памятниках.

Это свидетельствует о единовременности поставок в Феодосию крупных партий вина в амфорах, откуда оно развозилось на поселения округи. Похоже, что оно поступало в Феодосию не регулярно, а с определенными перерывами. Это могло быть обусловлено ежегодными торгово-обменными операциями, связанными с привозом в Феодосию зерна нового урожая и его последующей продажи и обмена на импортные товары, значительную часть которых составляло вино. Такая же картина наблюдается в торговле Херсонеса с сельскими поселениями собственной хоры [Щеглов, 1974. с. 49], а также по материалам Елизаветовского и Каменского городищ [Брашинский. 1984, с. 184]. Оптовые поставки вина в амфорах косвенным образом свидетельствуют о контроле государств-импортеров над виноторговлей. В частности, это отражено в фасосских декретах конца V — начала IV в. до н. э., статьи которых ограничивали продажу вина определенным временем года и признавали законной торговлю им лишь в клейменых амфорах [Ельницкий, 1969, с. 92].

Анализ фасосских клейм показывает, что основной импорт вина из этого центра начался в 70-е, а его пик приходился на 40 — 30-е г. IV в. до н. э. Затем следует спад, а в начале второй четверти III в. до н. э. фасосские клейма встречаются на памятниках в единичных экземплярах, что свидетельствует об угасании торговой активности этого центра в регионе. В целом же объемы поставок фасосского вина на феодосийскую периферию были незначительными, что, очевидно, связано с торговой конкуренцией между винопроизводящими центрами, как следствием, его относительной дороговизной (по сравнению с гераклейским) и, соответственно, непопулярностью у широких масс сельского населения.

Анализ и датировки гераклейских клейм [Монахов, 1999] показывают, что вино из этого центра особенно интенсивно и в больших объемах поступало в Феодосию в период с 90-го по 40-е г. IV в. до н. э., после чего начался спад импорта. Похоже, что боспоро-феодосийская война не отразилась на торговых отношениях Гераклеи с Боспором, а объемы торговых операций даже увеличились. В последней трети IV в. до н. э. импорт гераклейского вина в регион значительно снижается. Оно занимает небольшой процент в общем потоке импортного вина. В это время Гераклея утрачивает торговые позиции в регионе, уступив их Синопе. Пик импорта вина из этого центра в Феодосию приходится на последнюю треть IV в. до н. э. и доминирует над поставками из других центров вплоть до конца первой трети III в. до н. э.

Исходя из датировок синопских клейм, можно говорить о значительном увеличении синопского импорта с начала 20-х г. IV в. до н. э., то есть именно после прекращения интенсивного импорта из Гераклеи. Согласно этим данным, Синопа как бы перехватывает у Гераклеи торговую инициативу в Юго-Восточном Крыму и поставляет свое вино в регион до прекращения существования селищ степной зоны в конце последней трети III в. до н. э., а позже и на укрепленные пункты предгорий. Некоторый спад в торговле наступает третье десятилетие III в. до н. э. В это время Синопа переориентировала свою торговлю на Западный Понт [Федосеев, 1998, с. 59]. Всего на синопских амфорных клеймах, найденных на поселениях сельской округи Феодосии, отмечены имена 68 магистратов, контролировавших керамическое производство с 70-х г. IV по вторую половину III в. до н. э. Абсолютное большинство из них датируется в хронологических рамках 375 — 260 г. до н. э. [Федосеев, 1994, с. 189-190].

Примечательно, что ранние типы венчиков и ножек как гераклейских, как и синопских амфор очень схожи между собой и отличаются только составом теста. А вместе те и другие похожи на фасосские, что, возможно, является результатом влияния этого центра на амфорное производство данных южнопонтийских полисов [Гаврилов, 1999, с. 93]. Подражанием фасосскому клеймению является и появление в гераклейских клеймах предлога ЕПІ [Павличенко, 1992, с.44]. В целом приведенные материалы, возможно, отражают общую тенденцию гераклейских производителей — выдавать свое вино за фасосское, что было присуще и некоторым другим центрам. Херсонесских клейм немного (по сравнению с синопскими того же времени), что, возможно, отражает уровень торговой конкуренции и стремление феодосийских купцов не допустить на свои рынки продукцию из других центров. С конца IV в. до н. э. начинает развиваться боспорское виноделие и виноторговля [Винокуров, 2003, с. 31], однако какой процент занимало местное вино в общем потоке данного товара на феодосийский рынок, пока неизвестно.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Вам также может понравиться...