Округа античной Феодосии

Краснолаковая столовая керамика представлена фрагментами кувшинов, блюд, тарелок, чашек, мисок, кубков, кружек. Очевидно, бытовали и другие типы краснолаковой керамики, однако из-за фрагментарности находок выделить их пока трудно. Некоторые типы краснолаковой посуды присутствуют в материалах из раскопок укрепления Куру Баш. Они фрагментированы, однако некоторые профильные части сосудов позволяют судить о целых формах и датировать их.

В частности, это фрагменты миски плоскодонной первой половины I в. н. э. (рис. 94.2) [Каменецкий, 1993, с. 110, тип 207]; тарелка конца I — первой половины II в. н. э. со штампованным орнаментом на дне в виде трех концентрических кругов из насечек (рис. 85. 15; 91. 37) [Труфанов, 1997, с. 186]; блюда овальной формы с плоским дном и горизонтально отогнутым венчиком, украшенным желобками и штампованным рельефным орнаментом на дне конца II — начала III в. н. э. (рис. 84.12) [Книпович, 1952, с. 307; Крапивина, 1993, с. 113, тип 5, рис. 53; Журавлев, 1998, с. 40, табл. 5]; кубков первой половины I — II в. н. э. (рис. 94) [Высотская, 1994, с. 76, табл. 21. 20; Журавлев, 2001, с. 107, рис. 6]. Кувшины представлены фрагментами, относящимися к экземплярам с невысоким, отогнутым наружу горлом, округлым туловом на кольцевом поддоне с петлевидной ручкой (рис. 83 — 85; 88 — 96).

Среди мисок выделяются типы с округлым туловом на кольцевом поддоне с загнутым внутрь венчиком, и миски с резким, а также несколько сглаженным перегибом тулова, которые датируются I — III в. н. э. (рис. 83 — 85; 88 — 96). Чашки со скошенными стенками и вертикальным бортиком, иногда украшенным желобками, с уступом при переходе к бортику (рис. 83 -85; 88 — 96). Фрагменты краснолаковых кубков присутствуют в материалах Куру Баша (рис. 85.41; 92.52), Сары Каи (рис. 97.6) и могильника II — III в. до н. э. Фронтовое II [Корпусова, 1972, с. 47]. Судя по аналогам, кубок из Сары Каи датируется концом I — началом II в. н. э. [Журавлев, 2001, с. 108, рис. 10.4]. К этому же времени относится фрагмент кубка из Куру Баша (рис. 85. 41) [Журавлев, 2001, с. 108, рис. 2.2].

Изделия специального назначения. Фрагменты светильников и подставок алтарей отмечены на укреплении Куру Баш, хотя вполне очевидно, что они бытовали и на других памятниках (рис. 89.56; 92.9). Фрагмент подставки алтаря имеет аналоги в материалах Неаполя Скифского и может быть отнесен ко II в. до н. э. [ср.: Зайцев, 2003, рис. 62; 92]. Гончарные кровельные материалы — фрагменты соленов синопского и боспорского производства III — II в. до н. э. и калиптеров I в. до н. э. — I в. н. э. найдены на укреплении Куру Баш (рис. 85. 25; 93. 18) и Куру Баш (лагерь). Находки черепицы отмечены также на памятниках Фронтовое 2 и Береговое 1. Они свидетельствуют о том, что на ряде укрепленных памятников феодосийской округи существовало капитальное домостроительство в греческих традициях. Находки фрагментов инвентариев II в. до н. э. отмечены на Береговом 1 (рис. 78. 7, 17) и Куру Баше (рис. 91. 36; 92.-6; 93. 10). Они предназначались для хранения ароматических масел, лекарственных настоек и т. п. Они находят много аналогов в комплексах того же периода Неаполя Скифского [Зайцев, 2003, рис. 58; 91]. Обитатели укрепленных памятников также изготавливали кружки из стенок амфор (рис. 85.22,42; 89.42 и др.), очевидно, с теми же целями, что и их далекие предки.

5.5. Лепная керамика.

Комплекс лепной посуды из укрепленных памятников округи Феодосии (Сары Кая, Биюк Янышар, Куру Баш, Береговое 1) соответствует материалам синхронных памятников Европейского Боспора и Крымской Скифии [Масленников, 1993 а, с. 66; Высотская, 1979, с. 99]. Лепная керамика второй половины III в. до н. э. — первой половины I в. н. э представлена сосудами, выполненными в традициях скифского производства: горшками, кувшинами, мисками. В лепном керамическом комплексе укрепленных памятников и могильников выделяется керамика разнообразных форм, как простая, так и лощеная, с орнаментацией в виде рельефных налепов: шишечек, волны; подковы с загнутыми краями, волютообразных завитков и др. [Андрух, Тощев, 1989, с .645; Маленко, 1990, с. 146, рис. 2; Катюшин, 1996, с. 21 и сл.; Он же, 1998, с. 41; Гаврилов, 1998, с. 80, рис. 47,60; Катюшин, 1998, с. 41]. Наиболее выразительны фрагменты лощеных ручек от кувшинов в виде веревки из трех перевитых жгутов, которые являются подражанием гончарным типам. Они найдены на Куру Баше, Биюк Янышаре, Сары Кае, Карасан Обе (рис. 84. 32; 85.48; 90. 35; 92.45; 98.13,14; 99.1) Согласно датировкам гончарной посуды с подобными ручками, их лепные подражания можно отнести ко II -1 в. до н. э. [Высотская, 1979, с. 138]. В целом лепная керамика укрепленных памятников округи Феодосии второй половины III в. до н. э. — первой половины I в. н. э. близка соответствующим керамическим комплексам Неаполя Скифского и других позднескифских городищ Центрального Крыма [ср.: Высотская, 1979, с. 99, 117-19].

Среди горшков из верхнего слоя II — III в. н. э. на укреплении Куру Баш выделяются фрагменты стенок с характерными налепами в виде дуговидных ручек-упоров и «омеговидными» налепами в нижней части ручек (рис. 84. 27, 28; 94. 6; 96. 21). Их относят ко II-первой половине III в. н. э. [Кастанаян, 1952, с. 270; Она же, 1981, с. 65, 97, табл. XXXIX. 5]. Аналогичная керамика найдена на городище Сары Кая и селище Алан Тепе 1 в Старокрымской долине [Гаврилов, 2003, с. 164]. Такую орнаментацию на керамике связывают с сарматами и датируют II — III в. н. э. Однако традиция такой орнаментации отмечается на лепной посуде крымских памятников гораздо раньше [Зайцев, 2003, рис. 49]. Лепная посуда присутствует в материалах грунтового могильника II — III в. н. э. Фронтовое II [Корпусова, 1971, с. 47].

Лепная керамика по функциональному назначению делится на четыре основные группы: тару, кухонную и столовую, изделия специального назначения. Почти вся тара и кухонная посуда изготовлены традиционно — из теста с примесью шамота, имеет шероховатую поверхность, обычно черного цвета. Главным образом, это корчаги и горшки разных размеров и пропорций. Жаровни, вследствие их специфического использования, изготовляли с примесью шамота и рубленой соломы или травы.

Корчаги. Их фрагменты и целые формы найдены на укреплении Куру Баш. Как правило, это массивные толстостенные сосуды с невысоким прямым венчиком, диметром устья до 40 см, плоским дном (рис. 84. 20; 90. 20; 93. 34). Они обычно использовались для хранения сыпучих продуктов. Иногда в них совершали захоронения младенцев, как это было отмечено на Куру Баше (рис. 96.22).

Кухонные горшки разных размеров (в основном во фрагментах) также происходят из раскопок Куру Баша, Сары Каи, Алан Тепе 1 и других памятников. Венчик у большинства экземпляров короткий, слегка отогнут наружу, тулово округлой биконической формы, поверхность заглажена; некоторые сосуды имеют лощение, внешняя поверхность зачастую закопчена (рис. 83 — 85; 87 — 96; 98; 100; 101).

Жаровни использовались для подсушивания зерна и выпекания лепешек, их фрагменты зачастую попадаются при раскопках. Они массивные, толстостенные, с диаметром по венчику до 70 см, высота бортиков 10 -15 см (рис. 85.21; 90.23; 91.25; 94.10). На Куру Баше найден фрагмент венчика жаровни (или тандыра), на внутренней поверхности которой нанесены глубокие вертикальные и горизонтальные бороздки по сырой глине (рис. 95.42). Очевидно, это было сделано для лучшего удерживания на поверхности выпекаемых лепешек. Жаровни, похоже, устанавливали на подставки из камней и под ними разводили огонь, после прогревания использовали в качестве сковородки, тандыра и т. п.

Лепная столовая посуда представлена фрагментами ойнохой, кувшинов, мисок, часть из них имеет лощение. Ойнохои, как правило, являются подражанием гончарным образцам. Фрагмент венчика со сливом был найден на Куру Баше вместе с материалом первой половины III в. н. э. (рис. 84. 23) [ср.: Кастанаян, 1952, с. 276, рис. 37.5; Она же, 1981, с. 155, табл. XIX. 5]. Миски также представлены в основном фрагментами, они разных размеров, обычно полусферической формы с уплощенным днищем, их поверхность хорошо залощена (рис. 83 — 85; 87 — 96; 98; 100; 101) Кувшины с коротким горлом, слегка отогнутым наружу венчиком, округлым туловом, уплощенным днищем. Их ручки в сечении округлые, овальные, плоской формы (рис. 83 — 85; 87 — 96; 98; 100; 101). У части ручек в месте соединения с горлом сделан шишечковидный налеп. Лепная керамика с подобной орнаментацией происходит из укреплений Куру Баш (рис. 89.41; 90.33) и Карасан Оба, усадьбы Мачук (рис. 98.13), Сарыкайского могильника второй половины III в. до н. э. — I в. н. э. [Катюшин, 1995, с. 472, рис. 4.4; Колтухов, 2001, с. 65] и Кутлакской крепости I в. до н. э. В целом, керамику с такой орнаментацией исследователи относят к местному варварскому населению [Ланцов, Юрочкин, 2001, с. 263].

Лепные изделия специального назначения представлены фрагментами светильников, пряслами, грузилами для ткацких станков, так называемыми хлебцами и кружками округлой формы из стенок лепных сосудов. Фрагменты жировых светильников воронковидной формы (они, очевидно, употреблялись и в качестве курильниц) на одной ножке найдены на укреплении Куру Баш в слое с материалами I в. до н. э. — I в. н. э. (рис. 84.29; 91.45) [Кастанаян, 1981, табл. XXIV. 6, 8; табл. XL. 2, 6]. Грузила для вертикальных ткацких станков найдены при раскопках укреплений Биюк Янышар и Куру Баш (рис. 84. 34) [Катюшин, 1998, с. 41; Гаврилов, 2002, с. 186], что указывает на использование обитателями этих пунктов вертикальных ткацких станков, использовавшихся преимущественно греками и варварским эллинизированным населением. Прясла присутствуют в материалах Сарыкайского могильника [Катюшин, 1996, с. 481, рис. 15], найдены они и на Куру Баше (рис. 85.24; 89. 26; 95. 41). Так называемые хлебцы представляют собой лепешки из слабообожженной глины; они по-прежнему, очевидно, использовались в культовых целях, их находки отмечены на Куру Баше (рис. 93.42; 96. 53).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Вам также может понравиться...