Округа античной Феодосии

5.3. Амфорные клейма

По сравнению с селищами степной зоны амфорных клейм на укреплениях найдено гораздо меньше. Отчасти это связано с их недостаточным археологические исследованием. В основном, это материал из укреплений Сары Кая и Куру Баи. [Маленко, 1990, с. 146; Колтухов, 1999, с. 23; Гаврилов, Федосеев, 2002, с. 53]. Клейма укрепленных памятников интересны тем, что они хронологически отражают дальнейшее развитие торговых связей Феодосии после событий конца первой трети

III в. до н. э., дополняют и детализируют данные об импорте вина, масла и других товаров в округу полиса.

БЕРЕГОВОЕ 1

На памятнике найден один невыразительный фрагмент гераклейского клейма

IV в. до н. э.

КУРУ БАШ

На укреплении в шурфах и раскопе было найдено 3 синопских клейма, из них одно принадлежит астиному Анфестерию, сыну Нумения (вторая половина 40-х г. III в. до н. э.), другое — имеет эмблему «нос корабля» и третье с именем Лаза. Также найдено 9 родосских клейм, среди них с именами эпонимов: Дамайнета, Герагора, Афанадота, Агрокла, Павсания, Гилнороса. Они датируются в рамках II в. до н. э. [ср.: Шелов,

1975, с. 49, № 96; Finkielsztejn, 2001, р. 192-193].

БИЮК ЯНЫШАР

На укреплении найдено родосское клеймо эпонима Аристида 220 -180 г. до н. э. [Шелов, 1975, с. 38, 40]. В целом хронологические рамки существования этого памятника позволяют предположить наличие здесь также синопских клейм III – начала II в. до н. э. [Катюшин, 1998, с. 40].

САРЫ КАЯ

На городище найдено всего 16 клейм, из них 5 — в 1987 г. Л. М. Маленко. Среди них 9 родосских, 1 — косское, 1 — неизвестного центра. Родосские клейма содержат имена эпонимов II в. до н. э. — Феадета, Полита, Аристоклеоса (эмблема — цветок граната/, Аристогеневса, Эвклеоса, Аристополиоса и датируются II в. до н. э. [ср.: Шелов, 1975, с. 39,42,68,88; Бадальянц, 1980, с. 7 и сл.; Finkielsztejn, 2001, р. 193]. Косское клеймо на красноглиняной двуствольной ручке содержит имя Эпикрата. Клеймо неизвестного центра в квадратной рамке содержит начальные буквы имени N Е Y… Клейма, найденные на этом памятнике ранее, также датируются в рамках II — начала I в. до н. э. [Маленко, 1990, с. 146; Колтухов, 1999, с. 23] и в целом отражают торговые связи городища на одном из этапов его жизни.

Наряду с амфорной тарой клейма показывают, что в середине — второй половине III в. до н. э. вино в Феодосию и ее округу поставляла Синопа, во II в. до н. э. ведущим импортером вина и масла становится Родос и в I в. до н. э. — Кос. Амфорных клейм первых веков н. э. не найдено, но, видимо, в это время экономическая необходимость массового клеймения тары отпала, что подтверждают материалы многих памятников.

5.4. Гончарная (кухонная и столовая) керамика

По сравнению с керамическим комплексом поселений степной зоны предшествующего периода гончарной посуды на античных укреплениях региона становится больше. По функциональному назначению ее можно разделить на пять групп:

1- я — толстостенная кухонная посуда для приготовления пищи: котлы, кастрюли; 2-я — красноглиняная и сероглиняная тонкостенная столовая посуда (кувшины, лагиносы, миски); 3-я — так называемые мегарские чаши — сосуды для питья со штампованным орнаментом; 4-я — краснолаковая посуда: кувшины, миски с плавно изогнутыми стенками и полусферическим туловом, чаши с высоким отвесным бортиком; кубки; кружки; тарелки; блюда с вертикально отогнутым венчиком и штампованным орнаментом на дне; 5-я — изделия специального назначения (грузила для ткацких станков, светильники, черепица). Вопрос о центрах производства некоторых групп гончарной керамики остается открытым, в отдельных случаях это выявляется благодаря характерным особенностям глины. Датировка простой гончарной красноглиняной керамики детально не разработана, но в целом она соответствует латам амфорного материала. В этом плане несколько лучше обстоит дело с мегарскими чашами и краснолаковой керамикой: центры их производства и датировки более откоррелированы и позволяют с большей долей вероятности определять хронологические рамки наслоений, комплексов и сопутствующего материала.

Лутерии. Находки их фрагментов происходят с городища Сары Кая [Маленко, 1990, с. 147, рис. 1. 15] и укрепления Куру Баш (рис. 89. 14). Это полусферической формы, широкие и глубокие, с уплощенным дном и массивным валиковидным венчиком миски. Обычно они имеют вытянутый слив, их диаметр по венчику бывает более 30 см. Они, очевидно, были полифункциональными и использовались в разных целях. На укреплении Куру Баш они найдены с материалом II — III в. н. э. Аналоги им известны в материалах многих античных памятников, в частности, Ольвии [Крапивина, 1993, с. 104].

Фрагменты гончарных кастрюль II — I в. до н. э. присутствуют в материалах укрепления Береговое 1 (рис. 78. 13). Они имеют аналогии в материалах соответствующего времени из Неаполя Скифского [Зайцев, 2003, рис. 63].

Кувшины из раскопок представлены фрагментами венчиков, ручек и днищ; целые экземпляры встречаются редко. Проследить развитие форм этой посуды на протяжении существования укрепленных памятников региона вследствие их недостаточной археологической изученности пока не представляется возможным. Однако имеющиеся материалы свидетельствуют о существовании здесь таких же типов кувшинов, как и на раскопанных памятниках Боспора, Ольвии, в могильниках Юго-Западного Крыма. Фрагменты кувшинов найдены на укреплениях Сары Кая (рис. 97), Куру Баш (рис. 83 — 85; 88 — 96), Карасан Оба (рис. 98), селища Алан Тепе 1 (рис. 99). Они разных размеров, имеют разную профилировку и объем тулова.

Их венчики обычно отогнуты наружу, ручки овально-округлые в сечении. Венчики и ручки части кувшинов I — III в. н. э. имеют более сложную профилировку и покрыты ангобом красных оттенков. Целые формы этой посуды I в. до н. э. — начала I в. н. э. представлены в материалах Сарыкайского могильника II в. до н. э. — I в. н. э. [Катюшин, 1996, с. 22 и сл.] и в материалах могильника II — III в. н. э. Фронтовое II [Корпусова, 1972, с. 47]. На Куру Баше найдены фрагменты ручек кувшинов, которые в месте примыкания к венчику оформлены двумя коническими выступами (рис. 83; 85). Кувшины с такой орнаментацией относятся к I в. до н. э. — I в. н. э. [Власов, 1997, с. 292]. Для второй половины III в. н. э. эта керамика представлена в материалах могильника, относящегося к поселению у горы Бор Кая [Труфанов, 2001,104].

Лагиносы. Почти целый сосуд этого типа найден на укреплении Береговое 1. Он имеет приземистое тулово, узкое высокое горло, ручку в виде перевитой веревки. На тулово нанесены полосы красно-бурой фаской или лаком (рис. 78). Центр производства — Родос [Зайцев, 1990, с. 90, рис. 4]. Абсолютная аналогия этому лагиносу происходит из Артюховского кургана, погребальный инвентарь которого датируется в рамках 140-125 г. до н. э. [Максимова, 1979, с. 8, 106, рис. 45]. Фрагменты этих сосудов найдены на укреплениях Куру Баш и Биюк Янышар (рис. 90) и в Сарыкайском могильнике [Катюшин, 1996, с. 24].

Сары Кая, Биюк Янышар, Куру Баш, Береговое 1, усадьбе Мачук и в материалах могильников, принадлежащих обитателям Сары Каи и Биюк Янышара (рис. 91; 93; 96; 101). Они относятся к ионийскому (эфесскому) производству [ср.: Внуков, Коваленко, 1998, с. 69, рис. 2.6], датируются II в. до н. э. [Лосева, 1962, с. 203; Онайко, 1970, с. 18] и характерны для памятников эллинистического времени [Шелов, 1984, с. 167 и сл.; Кастанаян, Арсеньева, 1984, с. 231].

Миски из раскопок укрепленных памятников представлены в основном фрагментами венчиков, которые имеют разную профилировку и угол наклона внутрь (рис. 78; 83 — 85; 88 — 96). Венчики из глины красных тонов, в сечении округлой, полусферической формы, покрыты темно-бурой краской. Целые формы I в. до н. э. — начала I в. н. э. представлены в материалах Сарыкайского могильника [Катюшин, 1996, с. 22 и сл.]. Эта посуда второй половины III в. н. э. происходит из материалов могильника Бор Кая [Труфанов, 2001, 104].

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Вам также может понравиться...