Купить сервер HPE ProLiant DL360 на https://www.proliant-hp.ru/catalog/rack-servery_hp_pro...

Округа античной Феодосии

ГЛАВА 1

ИСТОРИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ФЕОДОСИИ И ЕЕ ОКРУГИ

Античная Феодосия локализована давно и этот факт не вызывает сомнения [Петрова, 2000, с. 48]. Полис находился на берегу большого залива у подножья невысокого горного хребта Тете Оба (289 м) и располагался на прибрежной возвышенности, которая ныне носит название Карантинная Горка. Это южная окраина современного города, неподалеку от мыса Ильи. Возвышенность с восточной — северо-восточной сторон амфитеатром спускалась к морю, с юга была ограничена балкой, по дну которой протекал ручей. Ее северные склоны были относительно пологими, очевидно, с этой стороны располагался пригород. На поверхности городища, вдоль восточного и южного склона, тянутся средневековые крепостные стены с башнями. Часть территории внутри цитадели застроена современными зданиями.

Крайне незначительные раскопки Феодосии в сравнении с другими античными полисами Причерноморья объясняются мощными средневековыми напластованиями и нахождением ее остатков в черте современной застройки. В 50-е г. XIX в. И. К. Айвазовский и А. А. Сибирский, Е. Ф. де Вильнев, А. Е. Люценко проводили раскопки курганного некрополя V — III в. до н. э., находящегося на хребте Тете Оба [Петерс, 1984, с. 83; Катюшин, 1998, с. 31,32; Петрова, 2000, с. 19]. В 1894 г. их продолжил А. Л. Бертье-Делагард, здесь на протяжении 1978 — 1995 г. работали Е. А. Катюшин и другие исследователи [Катюшин, Айбабина, 1978, с. 328; Он же, 1979, с. 335; Он же, 1980, с. 274; Бейсанс, Жиода, Морель, Катюшин, 1997, с. 54; Айбабин, 1978, с. 80]. Раскопки некрополя показали, что большинство погребений совершено по обряду трупосожжения, отмечается незначительное количество погребенных с оружием. Это существенно отличает некрополь Феодосии от некрополей других боспорских городов и придает ему преимущественно греческую этническую окраску [Петрова, 2000, с. 98].

Во второй половине XIX в. появляются первые публикации археологических материалов по Феодосии, в частности нумизматических [Кене, 1857, с. 271; Бурачков, 1884, с. 15, 19, 30; Гиль, 1891, с. 347] и ювелирных изделий из некрополя [Толстой, Кондаков, 1899, с. 59, 61-65; Они же, Вып. 2, с. 155,157]. В связи со строительством Феодосийского морского порта (1891 — 1895 г.) на территории города проводились большие земляные работы, за которыми наблюдал А. Л. Бертье-Делагард. В то время была срыта северно-западная часть Карантинной Горки и собран значительный археологический материал, относящийся к античному периоду существования города [Петрова, 2000, с. 25]. Он был опубликован выборочно, а большей частью остался неизвестным [Юргевич, 1895; Деревицкий и др., 1897; Они же, 1898; Штерн, 1906; Вальдгауэр, 1906 а; Он же, 1906 б; Варнеке, 1906; Кибальчич, 1910; Штерн, 1911; Бертье-Делагард, 1912]. При дноуглубительных работах в акватории морского порта просматривались остатки предположительно античного мола, сделанного из вбитых в дно сосновых свай, которых насчитывалось около 4 тыс. [Колли, 1909, с. 125].

В 1949, 1951 — 1952 г. раскопки на Карантинной Горке проводила И. Б. Зеест, а с 1974 по 1977 г. — Б. Г. Петерс [Зеест, 1951, с. 185 — 190; Она же, 1953, с. 143- 148; Петерс, 1976, с. 377; Он же, 1977, с. 353; Петерс и др., 1978, с. 373; Петерс, 1979, с. 326; Он же, 1984, с. 63; Петерс, Голенцов, 1981, с. 68]. В результате археологических работ были выявлены, относящиеся к античному городу, культурные напластования мощностью до пяти метров. Причем, в северо-западной части городища, толщина культурного слоя больше, чем в восточной, и залегает он на глубине 2,0 м. Отмечена плохая сохранность слоев римского времени — следствие средневековых строительных работ. Раскопками зафиксирован мощный слой пожара, относящийся к началу IV в. до н. э. И. Б. Зеест связывала его с событиями боспоро-феодосийской войны. Античные слои содержали строительные остатки V — III в. до н. эм а также материал I — IV в. н. э. В частности, были открыты остатки здания V в. до н. э., построенного из тщательно отесанных квадров. Его внутренние стены были оштукатурены и покрыты красной и желтой краской. КIV в. до н. э. относится здание на каменном цоколе со стенами из сырцового кирпича. Полы помещений были глинобитными, посыпались песчаниковой крошкой или выстилались известняковыми плитами. Крыши жилых домов и общественных зданий покрывались черепицей, стены — штукатуркой. Жилые помещения отапливались при помощи очагов, сооруженных из каменных плит. Дома имели некоторые элементы благоустройства — водостоки, вымостки. Несомненным было наличие колодцев, цистерн для сбора дождевой воды, водопроводов от естественных источников и пр. Обнаружены остатки металлургического производства — сыродутного горна I в. н. э.

Границы античного города до сих пор не определены. На основании наиболее близких аналогий, в частности античной Керкинитиды [Кутайсов, 1992, с. 100] и Тиры [Крыжицкий, 1997, с. 53], а также Эвесперид в Киренаике [Безрученко, 1999, с. 86], других полисов [Яйленко, 1982, с. 126], можно предположить, что площадь Феодосии в разные периоды составляла от 5 до 20 га [Петрова, 2000, с. 102]. Хотя существует мнение, что античный город занимал территорию в 30 — 40 га [Халпахчьян, 1976, с. 35 — 38]. Центром города являлся Карантинный холм, на котором располагался акрополь, теменос, агора, театр, общественные здания и усадьбы знатных горожан. У прибрежного подножия холма, очевидно, находился портовый район с торговыми рядами, доками, складами, а Карантинная горка по периметру была окружена стенами и башнями [Петрова, 2000, с. 65].

Из-за отсутствия систематических раскопок материальная культура города изучена недостаточно полно, ее характеристика долгое время основывалась на материалах некрополя и находках, обнаруженных при строительстве порта [Латышев, 1909; Minns, 1913; Ростовцев, 1925; Максимова, 1949; Каллистов, 1949; Гайдукевич, 1949]. В середине XX в. публикуются ранее полученные и появляются новые археологические материалы, которые используются в работах по нумизматике [Шелов, 1950; Он же, 1956], чернолаковой краснофигурной керамике [Кобылина, 1951], эпигрфике [КБН, 1965, № 947 — 952], коропластике [Кобылина, 1970], ювелирному искусству [Максимова, 1958], глиптике [Неверов, 1973; 1977; 1978; 1979, с. 99; 1983]. Осуществлены издания новых находок монет Феодосии, найденных, как на поселениях сельской округи, так и на других памятниках Боспора [Белова, 1977; Золотарев, 1984; Виноградов, 1985, с. 266; Анохин, 1986; Он же, 1999; Мельников, 2000; Фролова, 2000; Гаврилов, 2001; Шонов, 2002; Он же, 2003]. Изданы керамические клейма [Бадальянц, 1970; Авдеев, Петерс, 1987], граффити и дипинти [Емец, Петерс, 1993], а также краснофигурная керамика [Петренко, 1994; Вдовиченко, 1996] из раскопок города. На основе этих материалов реконструируются разные стороны жизни полиса и феодосийцев [Яйленко, 1987, с. 60; Петрова, 2000]. В целом, имеющиеся материалы характеризуют Феодосию как типичный эллинский город, долгое время сохранявший самобытные черты, не взирая на варварское окружение и сравнительную отдаленность от других античных центров.

В настоящее время, благодаря разведкам и раскопкам, в значительно большей степени исследована округа Феодосии. В истории ее изучения можно выделить два основных этапа. На первом из них (50-е — начало 60-х г. XX в.) под руководством И. Т. Кругликовой проводились целенаправленные работы по поиску и изучению сельских поселений на Европейской части Боспора. Они охватили весь Керченский полуостров и местности в округе Феодосии и Старого Крыма. В результате разведок, проведенных в 1956 г. сотрудником Восточнокрымского отряда Причерноморской экспедиции Института археологии АН СССР В. В. Веселовым поблизости от Старого Крыма было выявлено 5 античных селищ [Веселов, 1956; Кругликова, 1959, с. 65, 66], а не 13, как позже указывала И. Т. Кругликова [1975, с. 72]. В 1960 г. В. В. Веселов открыл еще 15 поселений, остатки укрепления «римского времени» и вала вблизи сел Фронтового (бывш. Кой Асан русский) и Холмогорки (бывш. Шибан), а также отдельные пункты находок античной амфорной керамики, которые датировал эллинистическим и римским временем [Веселов, 1960].

Кроме того, в начале 50-х г. XX в. археологические разведки в окрестностях Феодосии проводил П. Н. Шульц [1953, с. 122]. В определенной мере они продолжили работы О. Н. Бадера [1940, с. 154]. Эти археологи обнаружили здесь укрепление (Куру Баш) и селище (Береговое 1), а также несколько пунктов с находками античной амфорной керамики у бывшего села Аджигол (близ современного Степного) на склонах одноименной обводненной балки. Таким образом, на этом этапе было открыто 22 селища, 2 укрепленных пункта и проведены раскопки на селище Айвазовское. Это положило начало научному изучению региона [Кругликова, 1959, с. 66].

В монографии «Сельское хозяйство Боспора» И. Т. Кругликова охарактеризовала округу Феодосии в общих чертах. Она отметила заселенность этой территории в античную эпоху, рассмотрела некоторые стороны культуры сельского населения, его этническую принадлежность, обратила внимание на сходство материальной культуры поселений Керченского полуострова и Юго-Восточного Крыма [Кругликова, 1975, с. 72]. Недостаточная изученность поселений не позволила ей дать обоснованную типологию и хронологию памятников, охарактеризовать хозяйственную деятельность населения. Позже она высказала предположение, что Феодосия имела и ближнюю (городскую) хору [Кругликова, 1984, с. 160].

На втором этапе (вторая половина 70-х — 90-е г. XX в.) активизировались исследования Феодосии, античных памятников в ее окрестностях и некоторых селищ [Петерс, Айбабина, Катюшин, 1976, с. 379; Катюшин, Айбабина, 1978, с. 328; Катюшин, 1979, с. 335]. Были проведены раскопки на селище Журавки 1 и укреплении на хребте Биюк Янышар у села Южного. Однако их материалы до сих пор не опубликованы, что негативно отражается на изучении истории исследуемого региона. В этот период разведками Е. М. Кальского и Е. А. Катюшина было открыто два укрепления с примыкающими к ним селищами и одно укрепленное поселение в предгорьях, три селища в степной зоне региона. В 80 — 90-е г. XX в. в Юго-Восточном Крыму мной выявлено еще 34 селища, одно укрепление с селищем, наблюдательный пункт и две пастушеские стоянки, [Гаврилов, 1987; 1994; 1994 а; 1997; 1997 б; 1998; 1999], проведены археологические раскопки и шурфовки селищ Ореховка 1, Новопокровка 1, Береговое 1, Узун Сырт (подножие) [Гаврилов, 1991; 1994; 1995; 1996; 1997 б]. Разведки, раскопки и шурфовки античных памятников в предгорной и горной зоне региона продолжались и в 2000 — 2003 г. [Гаврилов, 2000 — 2003]. Вал, укрепления, поселения, 1 горная усадьба II в. до н. э. — середины III в. н. э. выявлены в Старокрымской долине и ее окрестностях [Гаврилов, 1998, с. 105; Он же, 2001, с. 193; Он же, 2001 а, с. 10; Он же, 2003, с. 158] (рис. 3). Несомненно, по мере детального и систематического обследования региона количество античных памятников будет увеличиваться.

Нужно отметить, что скифские селища и могильники V — начала III в. до н. э. выявлены и западнее реки Индол [Щепинский, 1972, с. 325 — 326; Гаврилов, Тощев, 1999, с. 166; Колотухин, 2000, с. 65; Гаврилов, Колотухин, Колтухов, 2002, с. 108]. Они располагаются на территории Степного Крыма вплоть до реки Салгир, что свидетельствует о вхождении этих земель в сферу экономических интересов Боспора. В отношении античных памятников эта территория археологически еще слабо изучена, и в будущем ей необходимо уделить самое пристальное внимание, что позволит более обоснованно судить о ее роли в истории Крымской Скифии и Боспора.

Природно-географические условия Юго-Восточного Крыма, главным образом региона, прилегающего к Феодосии, в общих чертах были рассмотрены в работе Ф. В. Шелова-Коведяева [1985, с. 55]. Он отметил, что в античную эпоху эта часть Крымского полуострова обладала всеми необходимыми природными условиями для основания и развития греческого полиса.

Разработка этно-социальных и политических проблем, касающихся Феодосии и ее округи, по-прежнему не идет дальше гипотез и предположений, что связано с отсутствием новых археологических, эпиграфических и нумизматических материалов [Гайдукевич, 1949; Зинько, 1991, с. 39; Масленников, 1998, с. 11,44,83,105; Петрова, 1991 ,с. 97; Она же, 1996, с. 146; Она же, 2000, с. 83].

В решении проблемы этнической истории Феодосийского региона в V — II в. до н. э. большую роль играют исследования курганов и грунтовых могильников. Так, фунтовый могильник Фронтовое I В. Н. Корпусова определила как принадлежащий населению Восточного Крыма раннескифского времени [Цвек, 1968, с. 199; Корпусова, 1972, с. 46, 41]. В погребальном обряде населения, оставившего этот могильник, имеются элементы, связанные с населением Крыма доскифского периода [Ольховский, 1982, с. 69; Зинько, 1986, с. 31]. Его этническую принадлежность А. А. Масленников вначале определил как тавро-скифскую [1981, с. 22], а позже отнес к автохтонному населению сельской округи Феодосии [1995, с. 61]. Для изучения этнической ситуации здесь могут быть привлечены и материалы Акташского могильника — как наиболее близкого к Феодосии [Бессонова, Бунятян, Гаврилюк, 1988], а в качестве аналогий — материалы из рядовых скифских курганов на Керченском полуострове [Яковенко, 1970; Яковенко, Черненко, Корпусова, 1970]. В последнее время были опубликованы материалы грунтового могильника V — III в. до н. э. у села Приречное Нижнегорского района [Колотухин, 2000, с. 65; Гаврилов, Колотухин, Колтухов, 2002, с. 94] и села Кринички Кировского района [Крамаровский, Хаврин, 1998, с. 24; Крамаровский, Гаврилов, 2000, с. 23]. Их материалы имеют многочисленные аналогии в скифских курганах и могильниках Восточного Крыма и таврских Горного Крыма, что свидетельствует о смешанном составе сельского населения.

И. Т. Кругликова считала, что отсутствие письменных источников затрудняет решение ряда вопросов, касающихся социальной истории сельского населения Боспора, роли и характера сельской общины, форм зависимости сельского населения, характера и размеров фороса, который оно платило за пользование землей [1975, с. 13]. За прошедший период количество письменных источников почти не изменилось, но проведенные полевые разведки и накопленный археологический материал вместе с результатами последних исследований сельских округ античных государств Северного Причерноморья позволяют по-новому рассмотреть поставленные в работе задачи.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Вам также может понравиться...