Округа античной Феодосии

В целом участок Парпачского хребта на Акмонайском перешейке как нельзя лучше подходил для организации здесь наблюдательного пункта и оборонительного сооружения. Отсюда хорошо обозревались окрестности от Феодосийского залива до Азовского моря (ширина перешейка здесь составляет 17 км); вдоль хребта проходила одна из дорог, связывавших Боспор с Феодосией и внутренними районами Крымской Скифии; с северной стороны хребта к нему примыкали плодородные земли, пригодные для земледелия (в этом плане интересно название села Парпач (бывш. Арпач). Оно переводится с татарского как «ячмень», что отражает возделывание здесь этой культуры). Таковы факторы, повлиявшие на создание здесь одного из оборонительных районов Боспора. Нужно отметить, что практика ограждения государственных владений была характерна для многих районов античного мира [Щеглов, 1978, с. 86; Буйских, 1986, с. 24; Маринович, Кошеленко, 2000, с. 131; Масленников, 2003, с. 234]. Система валов на западных границах Боспора должна была маркировать его владения, а также обезопасить от нападений кочевников часть сельской округи и хору Феодосии.

В пользу такого предположения свидетельствуют раскопки в 60-х г. XX в. могильника Фронтовое II [Корпусова, 1972, с. 46]. Как показывают находки денария Фаустины Августы Младшей (161 — 180 г. н. э.) и статеров Рескупорида IV (242/3 — 276/7 г. н. э.) в погребениях этого могильника. Он функционировал во II — III в. н. э. и, возможно, относился к населению, выполнявшему пограничную службу в этом стратегически важном пункте на западных границах Боспора.

Известно, что в конце II в. н. э. боспорский царь Савромат II совместно с римскими войсками проводил военные операции против тавро-скифов в Восточном Крыму [КБН, № 1237], где расположил свои гарнизоны и военные поселения [Зубарь, 1998, с. 113, 114; Анохин, 1999, с.154]. Немалая роль в этом отводилась Феодосии как форпосту царства на его западных границах. О том, что этот пункт еще в III в. н. э. играл важную роль в морских коммуникациях и здесь находилась опорная база римлян и боспорян, свидетельствует надпись Аврелия Валерия Сога — военачальника (области) Феодосии [КБН, № 64; Сидоренко, 2001, с. 137]. Поэтому можно предположить, что вал и укрепление на Парпачском гребне были сооружены во II — III в. н. э. [Масленников, 2003, с. 25]. Он служил пограничьем, отделявшим владения Боспора от варварской территории, и препятствовал попыткам варваров прервать сухопутные и морские коммуникации между Пантикапеем и Феодосией. Этими варварами могли быть как тавро-скифы, так и аланы, а позже — готы [Зубарь, 1998, с. 111 -112,139]. Однако это лишь предположение, а точное время сооружения и функционирования этого вала пока неизвестно. Необходимы археологические исследования, которые позволят выяснить его хронологию и связать его появление с конкретными историческими событиями.

Паллас также упоминает, что «следы древних стен более заметны между Порпачем и Корфечем», то есть между современным селом Ячменным и бывшим селом Птичным. Он указал эти два пункта, не зная топографии местности и особенностей выше рассмотренного вала на Парпачском хребте. Конечно же, исследователь имел в виду тот же самый вал, который видел у Шибана. Указанные пункты расположены в разных точках Акмонайского перешейка: Ячменное на Парпачском хребте, а Птичное — севернее, на степной равнине. Расстояние между ними по прямой (по направлению юго-восток — северо-запад) составляет 7,5 км. Обследование равнины между этими селами результатов не дало. Очевидно, вала на этом участке перешейка и не было, поскольку сооружение его в таком направлении нецелесообразно.

При разведках территории, находящейся к северу от нового села Фронтовое (основано в 60-е г. XX в., не путать со старым селом Фронтовое, бывш. Кой Асаном русским) были обследованы остатки вала, протянувшегося по водоразделу в сторону Сиваша. Они относительно хорошо прослеживаются, начиная от бывшего тракторного стана (ныне фермерское хозяйство) села до Сиваша, где вал заканчивается на обрывистом берегу. В древности, судя по высоте обрыва (около 10 м), вал вместе с берегом продолжался в сторону Сиваша приблизительно на 0,5 — 1 км, что хорошо видно по затопленной отмели. В античную эпоху здесь находился мелководный залив Меотиды с прилегающей низменностью, системой озер и заболоченных участков [Лебединский, 1982, с. 37].

Арабатской стрелки тогда еще не существовало [Стащук, Супрычев, Хитрая, 1964, с. 160]. В настоящее время как береговая линия на данном участке, так и все побережье юго-восточного Сиваша подвергается активному размыву вследствие подъема уровня воды. Таким образом, общая сохранившаяся длина северного фланга вала, пересекающего перешеек в направлении с юга на север (или от нового села Фронтовое до Сиваша), составляет 6,5 км. Его сохранность на разных участках неодинакова: так, на поле к северу от тракторного стана он сохранился относительно неплохо. Здесь его высота составляет 0,5 — 0,7 м, ширина — 10 — 15 м. Ближе к Сивашу он прослеживается хуже и виден только после распашки. Следы заплывшего рва, который находился с западной стороны вала, отмечены только на участке близ заброшенных кошар, почти рядом с шоссейной дорогой, ведущей в село Львово (бывш. Джантора) Ленинского района. Этот вал, когда тот еще был в относительно хорошем состоянии, неоднократно обследовал А.А. Масленников [1983; 1998, с. 220], сейчас же следы его улавливаются с трудом.

В месте напротив бывшего села Корпеч (Птичное) данный вал имеет разрыв шириной около 10 м, здесь же находится селище IV — III в. до н. э. (условно названо «Корпеч»). Похоже, этот разрыв связан с тем, что здесь находился проезд через вал, и следовательно, одна из древних дорог, связывавших Боспор с Перекопом. По крайней мере, такая дорога существовала именно в том месте еще в XIX в., что видно на карте 1842 г. Поскольку археологический материал из этого селища попадается -о обе стороны вала и на его поверхности, есть основание предполагать, что оно возникло позже, чем вал. Соответственно, данное сооружение может иметь более древнее происхождение и, возможно, относится к сообщению Геродота о вале, засыпанном потомками слепых от гор Таврических до озера Меотиды [Herod., IV, 3, 20]. Если археологические раскопки подтвердят это, то правы окажутся те исследователи, которые локализуют данное сооружение на Акмонайском перешейке Ольховский, 1981, с. 53, 63; Он же, 1990, с. 28, 30; Вдовиченко, Колтухов, 1986 а, 155; Масленников, 2003, с. 259]. Считать, что вал и ров, сооруженный «потомками слепых», проходил вдоль русел рек Куру Индол или Су Баш, нет никаких оснований Катюшин, 1998, с. 26-27].

Проследить продолжение этого вала в промежутке между селами новым Фронтовое и старым Фронтовое не удалось, поскольку строительство железной дороги, земляные работы во время Великой Отечественной войны и прокладка русла Северо-Крымского канала существенно изменили топографию этой местности и, похоже, привели к полному уничтожению его остатков. Логично было бы предположить, что он продолжался к югу от села Кой Асан татарский по водоразделам и выходил к Феодосийскому заливу восточнее современного пгт Приморский, полностью перегораживая Акмонайский перешеек в самом узком месте. Кстати, в начале Великой Отечественной войны фортификаторы проложили противотанковый ров и построили линию бетонных дотов почти в этом же месте (рис. 78). Это существенно сокращало линию обороны, производственные расходы и сроки строительства. Однако, как показывают материалы аэрофотосъемки, он продолжается к югу и у старого села Фронтовое делает резкий поворот на юго-запад, пересекает Парпачский гребень, далее тянется к современному селу Береговому, где теряется на подступах к нему и, очевидно, оканчивается у побережья Феодосийского залива [Масленников, 2003, с. 32]. При такой реконструкции он несколько недотягивает до гор близ Феодосии, оставляя город незащищенным, и не согласуется с сообщением Геродота. Насколько он был увязан с валом, обнаруженным мной у села Берегового, — неясно [Гаврилов, 2001, с. 16].

Данный вал (у села Берегового) протянулся в направлении юго-восток — северо-запад и прослежен на протяжении 0,7 км: от территории оздоровительной базы «Прибой» до болотистой низменности, образованной устьем Аджигольской балки. Его сохранившаяся высота до 0,5 м, ширина 4,0 — 6,0 м, общая длина, очевидно, составляла 1,3 км, ров не прослеживался. Северо-западным флангом вал упирался в болотистую низину, а юго-восточным, судя по его общему направлению, в укрепление Береговое 1 [Кругликова, 1975, с. 276, № 264; Гаврилов, 2001, с. 16]. Похоже, что он вместе с укреплением имел локальное значение и вынуждал противника, наступавшего с запада, двигаться в обход Ажигольской балки либо по приморской дороге, которую прикрывало укрепление. В целом этот оборонительный узел защищал прибрежную и морскую коммуникации, ведшие из Феодосии в Пантикапей, и был ориентирован на нападение с запада. Был ли он увязан с общей системой обороны и вышеуказанными валами в данном регионе, пока сказать трудно.

Учитывая локализацию сел Тюреке и Сарыгол, указанных П. С. Палласом, и данные аэрофотосъемки, можно предполагать, что линия Акмонайского вала (так называемого «потомков слепых») действительно проходила вблизи них. Неувязка лишь в том, что, если он заканчивался у села Берегового [Масленников, 2003, с. 32], то выпадает, упоминаемое Палласом селение Аджикала (по направлению к нему тянулся вал), которое находилось в 4 км северо-западнее Берегового. То есть, вал должен был повернуть у селения Сарыгол на запад в сторону селения Аджикала. В этом промежутке он должен был бы пролегать по водоразделу (гора Ровная) в сторону Разъезда 107-й км, что сейчас проследить трудно, так как по его вершине проложена железнодорожная ветка, связывающая Феодосию и пгт Приморский. Далее вал мог пролегать по водоразделу Владиславовский бугор на юго-запад к селу Степному (поблизости от него и находилось селение Аджикала) и завершиться у села Ближнего.

Конечно, такое направление, во-первых, существенно удлиняло бы его, во-вторых, эта местность пересечена балками и бессточными, топкими озерами-колями, что и так создавало дополнительные трудности для вероятного противника. Особенно труднопреодолимой могла быть Аджигольская балка, устье которой было довольно топким и широким (от Феодосийской нефтебазы до села Берегового). Следующим не менее трудным препятствием была пойма реки Байбуги. Эти естественные препятствия создавали серьезные проблемы для больших масс противника, двигавшихся на Боспор с запада. При таком прохождении линии вала, он ограждал бы территорию, прилегающую к Феодосии, и усиливал природные преграды. Это также устранило бы некоторые противоречия, а сообщения Геродота и Палласа нашли бы полное подтверждение. Но остатков вала наэтом отрезке пока не обнаружено.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Вам также может понравиться...