Округа античной Феодосии

Создание укреплений при Митридате было облегчено существованием сложившейся еще во второй половине III в. до н. э. оборонительной системы в округе Феодосии, а местное население привыкло нести пограничную службу. В более отдаленных от города укреплениях — на Сары Кая, Карасан Оба, Яман Таш, Бор Кая, очевидно, проживали представители местных тавро-скифских племенных объединений, которым Митридат VI возвратил родовые владения. Они были в политической зависимости от Боспора и похоже, имели с ним договорные отношения, на основе которых выполняли обязанности по охране границ. Их могли возглавлять этнархи, кем, например, являлся Асандр [Сапрыкин, 1996, с. 239; Пуздровский, 2001, с. 99].

Восстановив на Боспоре свою власть, Митридат начал подготовку к войне с Римом, основные тяготы которой пришлось нести населению Боспора. Отсюда для понтийской армии поступало продовольствие, сырьевые и людские ресурсы. Похоже, что какая-то часть этих поставок шла из Феодосии [Гаврилов, 2001, с. 192]. Все это вызвало недовольство боспорцев и в конечном счете привело к неоднократным выступлениям против понтийской администрации. В 63 г. до н. э. против Митридата восстала Фанагория, затем Феодосия и другие города Северного Причерноморья. Сын Митридата, Фарнак поддержал восставших, что обеспечило ему признание Рима и царский трон. Внутренние неурядицы Римской империи позволили ему начать воссоздание Понтийского царства. Объединение территорий началось успешно, но в 47 г. до н. э. Гай Юлий Цезарь в битве при Зеле разбил Фарнака. После разгрома тот бежал на Боспор, где ему снова пришлось брать силой Пантикапей и Феодосию и бороться против своего наместника Асандра, который, получив известие о поражении Фарнака, узурпировал власть и объявил себя правителем. В этой борьбе Фарнака поддержали скифы и савроматы, но вскоре он погиб. Судя по письменным источникам, Феодосия еще в I в. до н. э. имела некоторый экономический потенциал и даже могла оказать помощь Гераклее, осажденной римскими войсками [Memn., 49,4].

Новый правитель Боспора провел ряд мероприятий по укреплению царства. В частности, предпринял попытку подчинить Херсонес [Зубарь, 1998, с. 11]. Возможно, в период его правления для контроля за тавро-скифами была построена так называемая крепость Афинеон и укрепления в Старокрымской долине (Карасан Оба и Яман Таш), которые по топографическому и типологическому признакам частично похожи на вышеуказанную крепость у села Веселое Судакской административной зоны [Ланцов, 1997, с. 72; Гаврилов, 2001, с. 193]. Так, материалы укрепления на горе Карасан Оба относятся к I в. до н. э. с целью I в. н. э. Она является звеном в цепи укреплений в предгорной части Юго-Восточного Крыма, поскольку в 6 км (по прямой) к юго-востоку от него находится городище этого же времени на горе Сары Кая, а в 8 км к западу — аналогичное укрепление на горе Яман Таш. Возникновение укрепления на горе Карасан Оба, по-видимому, было обусловлено тем, что здесь проходила одна из удобных троп, связывающих Старокрымскую долину и побережье в районе Коктебеля и Щебетовки. В целом, эти одновременные укрепленные памятники I в. до н. э. — I в. н. э. свидетельствуют о напряженной военной ситуации на западных границах Боспора, где возросла угроза нападений тавро- скифов.

Возможно, эти укрепления использовали и во время Аспурга, который в период с 15/6 по 22/3 г. н. э. также вел военные действия против тавро-скифов. Он происходил из сарматской среды Прикубанья [Яйленко, 1990, с. 162 — 164] и в лапидарных надписях именуется царем Боспора и Феодосии [КБН, № 40; Виноградов, 1994, с. 154, 155; Зубарь, 1998, с. 30]. Во время правления этого царя усиливается сарматское присутствие на Боспоре и, очевидно, — на укреплениях западного боспорского пограничья близ Феодосии. В этих событиях Феодосии традиционно отводилась роль базы и пограничного форпоста, на который опирались боспорские цари в борьбе с варварами и Херсонесом.

Находки монет Митридата VIII в Старом Крыму и близ села Сенного Белогорского района показывают, что дальняя округа Феодосии в I в. н. э. входила в состав Боспора [Гаврилов, 2001, с. 186]. Конфликт этого царя с Римом привел к тому, что Боспорское царство надолго попало под его протекторат и в последующее время выступало в русле римской политики по отношению к варварам Северного Причерноморья. Сложная обстановка вынудила римлян ввести свои войска в Юго-Западную Таврику и некоторые пункты побережья [Зубарь, 1998, с. 113]. Возможно, в конце I в. н. э. римский пост находился в Казеке — небольшом пункте на мысе Чауда, что на юго- восточной стороне Феодосийского залива [Катюшин, 1998, с. 49]. Римляне стремились обеспечить безопасность каботажного плавания вдоль южного побережья Таврики и военный контроль в стратегически важных пунктах побережья. Однако, согласно периплу Арриана, Феодосия уже в первой половине II в. н. э. была «опустевшим городом». Причиной этого могла быть активность тавро-скифов и неоднократные вторжения и переселение на полуостров сарматских племен. Очевидно, в результате этого гибнут позднескифские поселения в юго-западном и центральном Крыму [Пуздровский, 1992, с. 131; Он же, 1999, с. 217]. Возможно, их нападению часто подвергались укрепления округи и сама Феодосия, что привело к временному запустению города.

Военные операции против тавро-скифов проводились боспорскими царями и в последующее время. В частности, Савромат I (93/4 -123/4 г. н. э.) и Савромат II (174/5 — 210/1 г. н. э.) проводили кампании против них и стабилизировали обстановку на западной границе Боспора. Находки монет Савромата I на селище Скала (рис. 101) и других памятниках горного Крыма [Голенко, 1963, с. 110; Гаврилов, 2001, с. 192], лапидарные надписи из Старого Крыма [Кулаковский, 1898, с. 11] и Судака [Сапрыкин, Баранов, 1995, с. 138] подтверждают, что в конце II — начале III в. н. э. власть Боспора распространялась на горную Таврику [Зубар, 1998 а, с.373]. В это время существовало укрепление в центре Акмонайского перешейка (Фронтовое 2), среди обитателей которого были сарматы [Корпусова, 1973, с. 18; Она же, 1980, с. 148; Гаврилов, 2002, с. 171]. Присутствие сарматов отмечается и на других памятниках региона.

О Феодосии этого времени ничего не известно, но трудно представить, чтобы столь масштабные операции проводились без опорной базы. Выгодное стратегическое расположение и удобная гавань не остались без внимания — какой-то населенный пункт здесь находился. В соответствии с эпиграфическими источниками и новыми археологическими материалами можно утверждать, что этот пункт был все-таки не совсем «опустевшим» и продолжал существовать во II — начале IV в. н. э. как основная военная база и административный центр на западных границах Боспора [Бочаров, 1999, с. 21].

Около середины III в н. э. из Предкавказья в степи Северного Причерноморья перемещается новая группировка сармато-алан, один из походов которой через Европейский Боспор привел к разгрому Неаполя Скифского и других городищ [Пуздровский, 2001, с. 116 и сл.]. В 251 — 267 г. н. э. германские племена готов и боранов, а в 267/8 — герулов вторгаются в боспорские владения. Некоторые исследователи полагают, что в это же время в Феодосию прибыли переселенцы из разрушенных готами Танаиса и Горгиппии [КБН, № 947; Даньшин, 1990, с. 56; Зубарь, 1998, с. 137]. Однако, сомнительное происхождение источника, на котором основано такое заключение [КБН, с.532; Тункина, 2002, с. 209], неизученность гордища, да и археологические материалы округи не дают оснований для такого вывода.

В это время прекратила свое существование Куру Баш — последняя крепость, прикрывавшая западные подступы к Феодосии. Очевидно, походы как сарматов, так и готов повлияли на прекращение жизни в тех пунктах феодосийской округи, где фиксируются материалы этого времени (см. прил. 3). Однако, как свидетельствуют материалы самой Феодосии, монетные клады из ее округи и материалы некоторых памятников (Отлу Кая, Скала), — жизнь в округе Феодосии не прекратилась. В целом, территория Европейского Боспора не пострадала, но контроль над западными границами был значительно ослаблен [Айбабин, 1996, с. 297].

После победы царя Тейрана над готами в 276 г. н. э. Боспор восстановил прежнее влияние в Юго-Восточной Таврике, поскольку в надписи этого времени, поставленной от имени религиозного союза аристополитов, упоминается военачальник Феодосии Менестрат, сын Госемфлия [КБН, № 63; Сидоренко, 2001, с. 137]. Западная граница государства не изменились и в начале IV в. н. э. Об этом свидетельствует посвятительная надпись из Пантикапея о постройке храма военачальником и представителем римской администрации в Феодосии Аврелием Валерием Согом в 306 г. н. э. [КБН, № 64]. В то время в существовании здесь опорного пункта были заинтересованы римляне, пытавшиеся консолидировать антиварварские силы на северо-восточных границах империи.

Очевидно, окончательно Феодосия была заброшена в ходе херсонесско-боспорских войн, о которых повествует Константин Багрянородный [гл. 53]. Поскольку в конце III в. н. э. на Боспоре к власти пришел царь Фофорс (285/6 — 308/9 г. н. э.), происходивший из местной сарматизированной знати, это привело к резкому повороту внешней политики государства [Зубарь, 1998, с. 155]. Теперь она была направлена против Римской империи. В сложившейся ситуации Рим делает ставку на Херсонес, который на долгое время становится проводником его политики на полуострове. Антиримские действия боспорского царя «Савромата» вынудили Диоклетиана обратиться к Херсонесу с просьбой начать боевые действия против Боспора. В итоге второй войны (328 — 330 г. н. э.), события которой происходили в местности названной «Кафа», боспорское войско потерпело поражение. К этому времени относится сокрытие кладов, найденных в окрестностях Феодосии и Юго-Восточном Крыму [Стевен, 1909, с. 99; Шелов, 1950, с. 134; Кругликова, 1966, с. 188; Голенко, 1978, с. 11].

Судя по тому, что противоборствующие стороны расположились друг против друга «на горах», можно предположить, что конкретная местность «Кафа» была гористой. Этой характеристике соответствует район к юго-западу — северо-западу от города, то есть горная часть Юго-Восточного Крыма. Возможно, именно она носила такое название на языке местного населения. В этой же местности была установлена граница между Херсонесом и Боспором. Результаты третьей войны (вторая четверть IV в. н. э.) особенно негативно отразились на судьбе Феодосии, поскольку граница боспорских владений была отодвинута из Кафы и установлена по так называемому Узунларскому валу [Const. Porph. De adm. imp., 53; Голенко, 1999, с. 47; Труфанов, Юрочкин, 1999, с. 247; Юрочкин, 1999, с. 281; Ланцов, Голенко, Труфанов, Юрочкин, 1999, с. 111]. После этих событий местность Кафа (сельская округа Феодосии) перешла в состав херсонесских владений [Юрочкин, 1999, с. 281]. В анонимном географическом документе 360 — 386 г. н. э. она упоминается в одном блоке с Херсонесом [Шангин, 1938, с. 255]. На самой же Феодосии в очередной раз сказалось положение пограничного города, в котором спокойная жизнь была возможна только при сильном государстве, защищенной границе и стабильной внешней обстановке.

В то время ни Херсонес, ни Боспор не могли обеспечить этому пункту такие условия, что и привело к его очередному основательному запустению. Нашествие гуннов в конце IV — начале V в. н. э. подвело окончательную черту под существованием античной Феодосии. Гунны захватили Степной Крым и западную часть Европейского Боспора, что уже совсем отрицательно сказалось на остатках некогда процветавшего полиса [Айбабин, 1999, с. 77]. По-видимому, жизнь в нем не угасла полностью, но это давно был уже не город, а, скорее всего, небольшой поселок-«торжище», жизнь которому по-прежнему давало море [Петрова, 2000, с. 133]. Античная Феодосия ушла вместе с античной эпохой. Анонимный автор «Перипла Понта Эвксинского» отмечает, что Феодосия опустевший город и на аланском, или таврском наречии носит название Ардабда.

Таким образом, в сложившейся ситуации с конца первой трети III в. до н. э. Феодосия становится центром укрепленного района, на который возлагается оборона западных рубежей Боспора. Главную роль в этом играли, находящиеся на западных и восточных подступах к городу укрепления типа небольших крепостей (фрурий, или катойкий). Они выполняли защитные функции и являлись своеобразными звеньями обороны ближней хоры полиса. Их жители несли охрану хоры и западных границ государства, а также занимались земледелием и скотоводством. В целом же организация обороны боспорских границ в то время носила ограниченный, локальный характер. [Масленников, 1993, с. 21,36; Он же, 1998, с. 229]. Во II-первой половине III в. н. э. в ближних окрестностях города продолжают существовать только Куру Баш и укрепление Фронтовое 2 на Акмонайском перешейке, а также некоторые поселения в горах, что связано с изменением военно-политической обстановки и владений Боспора в Таврике. В целом в III в. до н. э. — III в. н. э. сельскохозяйственная округа Феодосии была небольшой, а город в это время более известен как важный стратегический пункт, чем как поставщик хлеба.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Вам также может понравиться...