Округа античной Феодосии

Изделия специального назначения представлены, пряслами, так называемыми «хлебцами». Изделия из металла — монетами последней четверти III в. до н. э. [Анохин, 1986, с. 142, № 146]; бронзовой пряжкой, кольцом; бронзовыми фибулами I, II в. н. э., свинцовыми скрепками для соединения разбитых амфор и других сосудов; железными гвоздями (рис. 83; 84).

В нижних слоях выделяется материал I в. до н. э. — I в. н. э. Он представлен фрагментами амфор: светлоглиняных широкогорлых с двуствольными ручками (тип СI по С. Ю. Внукову); светлоглиняных широкогорлых с профилированными ручками (тип С III по С. Ю. Внукову); красноглиняных, покрытых бурым ангобом, с двуствольными ручками; красноглиняных с ложнодвуствольными ручками. В это время гончарная посуда преобладает над лепной. К лагиносам II -1 в. до н. э. относятся ручки в виде скрученной веревки.

Лепная керамика представлена фрагментами корчаг; горшков; мисок с высокими бортиками; тонкостенных чаш; кружек. Среди лепной керамики нижнего слоя выделяются фрагменты ручек от лепных кружек и кувшинов, изготовленные в виде веревки из трех перевитых жгутов, а также образцов, имитирующих такую веревку, иногда с шишечковидным налепом в верхней части (рис. 83 — 85; 88 — 99). Они являются подражанием гончарным изделиям и датируются, соответственно, II -1 в. до н. э. Аналогичная керамика происходит из Кутлакской крепости I в. до н. э. — I в. н. э. и ряда других укреплений феодосийской округи (Карасан Оба, Сары Кая, Биюк Янышар) и связывается с местным варварским населением [Ланцов, Юрочкин, 2001, с. 263]. Изделия специального назначения представлены грузилами для ткацких станков, жировыми светильниками или курильницами на ножке, кружками из стенок амфор (рис. 84; 85 и др.).

В самых нижних слоях чаще попадаются фрагменты родосских амфор второй половины III — второй половины II в. до н. э., в том числе с клеймом эпонима Дамайнета, относимого к 180- 150-е г. до н. э. [Шелов, 1975, с. 49, № 96]; колхидских III — II в. до н. э.; гераклейских III в. до н. э.; синопских III — І в. до н. э.; так называемых мегарских чаш и чернолаковой посуды IV в. до н. э. Характер залегания культурных отложений показывает, что на укреплении неоднократно проводилась нивелировка поверхности и перепланировки. Для определения датировок нижних слоев и зерновых ям большое значение имеют находки синопских и родосских амфорных клейм, которые относятся, соответственно, к середине III и началу II в. до н. э.

Во II — І в. до н. э. и I — III в. н. э. на укреплении велось строительство из бутового камня. О последнем строительном периоде свидетельствуют сохранившиеся частично кладки и большие завалы бутового камня под дерновым слоем. У зданий были невысокие бесфундаментные стены шириной 0,6-0,8 м, выложенные в иррегулярной технике, на глиняном растворе. Жилые здания последнего периода, очевидно, имели глинобитные или камышовые кровли.

Находки в слое второй половины III — І в. до н. э. фрагментов черепиц, калиптера так называемого коринфского стиля и штукатурки (морской песок на известковом растворе), окрашенной розовой краской, показывают, что на территории укрепления были и общественные здания. В 2002 г. в раскопе № 2 был найден фрагмент известнякового тарапана с невысоким бортиком. Среди костей животных выделяются находки костей морских рыб и дельфинов вместе с материалами II — I в. до н. э., что указывает на связь жителей с морем, их рацион и, в некоторой степени, на их этническую принадлежность в то время.

На территории укрепления (главным образом, на юго-западных склонах и высоких точках по периметру холма) феодосийским коллекционерами найдены монеты: Боспора III в. до н. э., II — III в. н. э. [Анохин, 1986, с. 141, тип 133; с. 165, тип 618]; Диоскуриады [Голенко, 1974, с. 68, № 408]; Амиса, Каппадокии, Вифинии — конца II — начала I в. до н. э.; Рима — середины III в. н. э. (прил. 3). Анализ нумизматических находок, фрагментов синопской и гераклейской амфорной тары, и клейм, чернолаковой посуды позволяет отнести возникновение данного памятника к середине IV в. до н. э., а прекращение жизни на нем к середине — третьей четверти III в. н.э.

Совершенно уникальная находка была сделана на памятнике Ю. М. Коровиным в феврале 2002 г. Почти у основания западного склона холма с помощью металлоискателя им была найдена бронзовая статуэтка сатира (рис. 106). Ее полная высота, очевидно, достигала 25 см, вес — чуть более килограмма (в современном состоянии соответственно — 21 см и 906,5 грамм). Она выполнена весьма реалистично, ее предварительно можно отнести к изделиям пергамской школы и датировать второй половиной III — II в. до н. э. Находка фрагмента тарапана свидетельствует о выращивании жителями укрепления винограда.

Возникновение укрепленного пункта в данном месте было связано с тем, что рядом проходила дорога из Феодосии в предгорья и степь. Сам античный город находился в 7,5 км южнее укрепления, а в 4,5 км западнее располагалось укрепление на хребте Биюк Янышар. Таким образом, данные укрепления во второй половине III в. до н. э. — I в. н. э. прикрывали Феодосию со стороны степи, предгорий и гор, а также выполняли функции охраны городской хоры, которая, судя по отсутствию в степной части Юго- Восточного Крыма аналогичных памятников, занимала в основном территорию хребта Тете Оба, а со стороны степи ограничивалась руслом речки Байбуги. Очевидно, в IV в. до н. э. в укреплении жили греки, а в III — II в. до н. э. — местное эллинизированное население. Похоже, ситуация меняется во время правления Митридата VI Евпатора в конце II — начале I в. до н. э., когда, судя по монетным находкам, в укреплении временно мог располагаться понтийский гарнизон.

Во II — III в. н. э. укрепление Куру Баш еще существовало, но жизнь здесь протекала не столь интенсивно, как в предыдущее время. Судя по характерной лепной керамике, здесь жили представители сарматского этноса, которые, возможно, несли охрану сухопутных коммуникаций, ведущих к Карантинной горке, где находилась стоянка кораблей и какой-то административный центр управления и контроля над прилегающей местностью — Кафой.

В 50-е г. ІІІ в. н. э. германские племена готов и боранов вторгаются в боспорские владения. Территория Европейского Боспора не пострадала, но контроль над западными границами был значительно ослаблен [Айбабин, 1996, с. 297]. Судя по археологическим материалам, в это время прекратила свое существование Куру Баш — последняя крепость, прикрывавшая западные подступы к Феодосии. Больше она не восстанавливалась и, похоже, не заселялась.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Вам также может понравиться...