Округа античной Феодосии

3.5. Укрепленные пункты в округе Феодосии

В связи с усложнившейся военной обстановкой в конце первой — начале второй трети III в. до н. э., возможно, укрепляется селище Береговое 1 на побережье Феодосийского залива и возникают укрепленные пункты в предгорьях региона, которые существуют с перерывами до третьей четверти III в. н. э. [Гаврилов, 2002, с. 166]. Их хронология также основана на датировках амфорной, гончарной и краснолаковой керамики, монет. На территории от реки Индол до Акмонайского перешейка, на побережье, в предгорьях и горах выявлено восемь укрепленных пунктов (рис. 4). Есть они и западнее, их топография и хронология аналогична укреплениям Крымской Скифии и укрепленным пунктам Феодосийской округи.

Бор Кая. Находится в 1,5 км к северу от села Курского Белогорского района. Располагается на вершине горы Бор Кая, имеющей с юга — северо-запада высокие обрывы. Состоит из укрепления площадью около 2 га, отгороженного от селища оборонительной стеной. Материал из шурфов представлен фрагментами амфор III в. до н. э. — III в. н. э. Под обрывами на левом берегу реки Индол находится поздний фунтовый могильник данного памятника [Колтухов, 1999, с. 112; Труфанов, 2002, с. 253]. Внизу, по левому берегу реки, проходила дорога, связывающая предгорья с побережьем в районе Судака. Памятник имеет визуальную связь с укреплением на горе Яман Таш, которое находится в 6,5 км юго-западнее.

Яман Таш. Находится на юго-западной оконечности горного массива Агармыш, располагается на куполовидной, поросшей лесом, одноименной вершине, отделенной от остального массива узкой перемычкой. В 250 м ниже перемычки, у дома лесника, находится источник Молла Чокрак, из которого происходило водоснабжение поселения. В западной, самой высокой части вершины находится прямоугольное укрепление размером 22 х 32 м со стенами, сложенными из бутового камня. На восточном, относительно пологом склоне сохранились остатки оборонительной стены. Между укреплением и стеной на протяжении более 100 м поверхность горы покрыта многочисленными террасами, на которых сохранились развалы кладок от построек. Материалы представлены фрагментами светлоглиняных широкогорлых амфор типа СI (по С. Ю. Внукову) второй четверти I в. до н. э. — середины I в. н. э., а также амфор IV-V в. н. э. [Колтухов, 1999, с. 112]. Однако не исключено, что укрепление и поселение существовали здесь и в первые века н. э.

Карасан Оба. Памятник выявлен и обследован в 2000 году. Укрепление и селище рядом с ним находятся в 2,5 км к юго-востоку от источника Святого Пантелеймона (на южной окраине Старого Крыма), или в 3,1 км от городской больницы. Располагается на вершине горы Карасан Оба (местное название Скалки). К нему можно пройти двумя дорогами: первая идет из Старого Крыма через территорию бывшего селения Бака Таш, по заросшей лесом балке Мартыг Дере от ее устья до верховий; вторая — со стороны верховий балки Янтых (от бывшего селения Имарет, где ранее была воинская часть, а теперь фермерское хозяйство). Следуя от этого пункта в западном направлении нужно пересечь старую земскую дорогу (из Старого Крыма в Коктебель) и далее следовать лесной дорогой по восточному склону горы Карасан Оба до ее вершины.

Укрепление располагается на скалистой, густо поросшей лесом вершине горы, которая с южной и северной сторон имеет обрывы высотой 7 — 10 м. С западной и северной сторон вершина горы также имеет обрывы высотой 3 — 5 м. С запада и востока, где склон относительно пологий, вершина была перегорожена стенами длиной: западная — 43 м, восточная — 30 м, южная — 43 м. Стены укрепления представляют собой развалы бутовых известняковых камней высотой до 2,0 м и вместе с северным обрывом образуют замкнутое пространство. Вход в укрепление, похоже, находился с западной стороны в месте примыкания стены южному обрыву. Здесь же, в скалистых обрывах, есть относительно удобный проход и спуск в глубокую, поросшую лесом долину Османов Яр, которая выходит к современному водохранилищу и бывшему греческому селению Армутлук. В 0,2 — 0,3 км к северу от укрепления, в самых верховьях балки Мартыг Дере, находятся 14 средневековых колодцев, расположенных каскадом на склоне, на расстоянии 10 -15 м друг от друга. Очевидно, на месте данных колодцев находятся водоносные слои, и отсюда происходило водоснабжение античного укрепления и селища на горе Карасан Оба. Селище примыкало к укреплению и располагалось под северными обрывами вершины на относительно пологом северном склоне горы, где местами сохранились заплывшие террасы.

На одной из террас был заложен шурф, его стратиграфия показала, что общая мощность культурного слоя от уровня современной дневной поверхности составила 0,78 м. Материал из шурфа представлен фрагментами светлоглиняных широкогорлых амфор типа С I (по С. Ю. Внукову) второй четверти I в. до н. э. — середины I в. н. э. [Зеест, 1960, табл. XXVI, тип 61 б; Внуков, 1988, с. 199; Абрамов, 1993, с.45, 5.13], а также фрагментами гончарных красноглиняных и краснолаковых кувшинов, лепных горшков, оселка (рис. 98). Обращают на себя внимание ручки лепных кувшинов, внешняя поверхность которых орнаментирована насечками, имитирующими перевитую веревку. У одной из ручек место соединения с горлом отмечено шишечковидным налепом. Аналогичная лепная керамика происходит из укрепления Куру Баш, курганного могильника III в. до н. э. — І в. н. э., относящегося к укреплению на горе Сары Кая [Катюшин, 1995, с. 472, рис. 4.4; Колтухов, 2001, с. 65], укрепления Биюк Янышар и Кутлакской крепости I в. до н. э. — I в. н. э. Керамику с такой орнаментацией относят к местному варварскому населению [Ланцов, Юрочкин, 2001, с. 263]. Полученные материалы позволяют предварительно ограничить время существования памятника в рамках I в. до н. э. — II в. н. э.

Возникновение укрепления в данном месте, по-видимому, связано с тем, что здесь проходила одна из троп, соединяющих Старокрымскую долину и побережье в районе Коктебеля и Щебетовки. Эта тропа спускалась с хребта Карасан Оба и далее расходилась в двух направлениях — на Коктебель и Щебетовку (Отузы). Данное укрепление является звеном в цепи укреплений в предгорной части Юго-Восточного Крыма, поскольку в 6 км (по прямой) к юго-востоку от него, находится городище на горе Сары Кая, а в 8 км к западу на горе Яман Таш — аналогичное укрепление этого же времени. Если укрепление на горе Карасан Оба контролирует вход со стороны степи в Старокрымскую долину, то укрепление на горе Яман Таш — вход со стороны гор. Кроме того, рядом с укреплением на горе Яман Таш находится вал и ров, перегораживающий вход в долину с запада в наиболее узком ее месте [Гаврилов, 2001, с. 193] (рис. 4). Причем, ров находится с западной стороны вала и создает дополнительное препятствие для противника, идущего со стороны гор. Возможно, вал А ров были сооружены в античную эпоху, что указывает на целенаправленную деятельность боспорских правителей по укреплению западных границ царства.

Сары Кая. Городище находится в 2 км к юго-западу от села Отважного Кировского района [Катюшин, Айбабина, 1978, с. 328]. Располагается на вершине и северном пологом склоне горы Сары Кая. С юга и юго-запада она имеет очень крутые склоны, обрывающиеся в балку Янтых. На северных и северо-восточных относительно пологих склонах прослеживаются следы террас. Поверхность задернована, частично поросла лесом, во многих местах имеются заброшенные доты, капониры, блиндажи, подземные сооружения военного назначения. Они в значительной степени уничтожили культурный слой и первоначальный микрорельеф памятника. У основания юго-западных и северо-восточных склонов горы есть источники питьевой воды. Приблизительная площадь городища составляет около 6 га, хотя подъемный материал распространен на гораздо большей площади [Колтухов, 1991, с. 87; Он же, 1999, с. 113].

На верхней террасе находилась стена шириной 3,2 м, полукружьем ограждавшая вершину горы, где размещался акрополь, приблизительная площадь которого составляет 2 га. Возможно, городище имело и внешнюю линию обороны. В 1989, 1990 г. на памятнике проведены шурфовки, которые показали, что укрепление возникло во второй половине III в. до н. э. [Андрух, Тощев, 1989, с. 645; Маленко, 1990, с. 145; Колтухов, 1991, с. 87; Он же, 1999, с. 23, 114]. Однако, на памятнике найдены боспорские монеты первой — второй трети III в. до н. э., что, возможно, связано с более ранним возникновением данного пункта [Гаврилов, 2000, с. 27; Он же, 2001, с. 192].

Материал III в. до н. э. — I в. н. э. представлен фрагментами амфор: родосских, синопских, косских, книдских, светлоглиняных широкогорлых с двуствольными ручками типа СI и СI б, СII, С III; с воронковидным горлом; амфорными клеймами [Гаврилов, 2002, с. 50], а также фрагментами лепной керамики, выполненной в традициях скифского производства с рельефными налепами в виде шишечек и дуговидных выступов, с витыми ручками; краснолаковой; так называемой мегарской со штампованным орнаментом; бусами. В керамическом кухонном комплексе второй половины III — конца II в. до н. э. отмечено преобладание лепной посуды, а I в. до н. э. -1 в. н. э — гончарной. В 1980 г. совместная экспедиция ФКМ и ОАСАК ИА АН УССР исследовала курганный могильник, расположенный у северного подножия горы Сары Кая. Исследованные погребения датируются последней четвертью III в. до н. э. — началом II в. н. э. [Катюшин, 1996, с. 25; Колтухов, 2001, с. 65]. Однако, не исключено, что укрепление и поселение существовали здесь и позже во II-III в. н.э.

Куру Баш. Памятник открыт в середине 30-х г. XX века О. Н. Бадером, который определил его как небольшое укрепление [Бадер, 1940, с. 154; Барсамов, 1957, с. 13; Гаврилов, 2001, с. 26]. Находится в 0,6 км к северо-западу от северо-западной окраины села Виноградного Феодосийской административной зоны (рис. 80). Располагается на вершине и северных, относительно пологих склонах высокого холма диаметром около 350 м, являющегося отрогом — останцем хребта Тете Оба. Самые высокие точки холма расположены по его периметру. В целом, холм напоминает подкову, обращенную концами к северу, его приблизительная высота от подножия до вершины составляет более 60 м (рис. 81). Общая площадь холма, включая его склоны, северное и южное подножье, составляет около 12 га. Поверхность холма и памятника задернована, поросла редким кустарником.

В юго-восточном — северо-западном секторе холм имеет очень крутые склоны. У их подножия холм огибает глубокая обводненная балка, в которой есть два источника, не иссякающие даже в продолжительную жаркую погоду. С юго-западной и северо-западной сторон холма эта балка особенно глубока и густо заросла деревьями и кустарником. Несомненно, она выполняла функцию рва и вместе с крутыми склонами создавала труднопреодолимое препятствие для предполагаемого противника. С северной стороны у самого подножия холм также отделен от остальной территории небольшой балкой, впадающей в вышеуказанную обводненную балку. В целом, эти балки ограничивали холм и, соответственно, изолировали его от остальной территории, придавая ему вид укрепления. На северных, относительно пологих склонах хорошо видны террасы, местами они имеются и на крутых, юго-восточных- юго-западных склонах.

Центральную часть северных склонов холма занимает относительно глубокое, корытовидное понижение, которое также имеет широкие террасы, нарезанные почти до самого подножия. С восточной стороны холм соединен с остальным массивом отрога узким перешейком, уровень которого ниже вершины холма. Непосредственно над перешейком на вершине холма, находится задернованный холмик высотой около метра, диаметром 10 м, под которым, возможно, скрываются остатки башни. Данный холмик является самой высокой точкой укрепления. По перешейку проходит единственная тропа, ведущая на территорию холма. Чтобы попасть в крепость, нужно было пройти по перешейку, обогнуть подножие северо-восточного склона и выйти к подножию северных склонов холма. Здесь вход на территорию укрепления, очевидно, перегораживал частокол, образовывавший вместе с естественными препятствиями замкнутое пространство. Памятник расположен на вершине и северном склоне, однако амфорная керамика и бутовый камень попадаются и у его южного — юго-западного подножия, что указывает на существование здесь каких-то построек (селища) того же времени.

В 2001, 2002 годах на памятнике было заложено 12 шурфов, два из которых (№ 2,8) были развернуты в раскопы [Гаврилов, 2002 а; Он же, 2003]. Они позволили судить о характере, последовательности и мощности культурных наслоений. При современном состоянии археологической изученности памятника можно только изложить свои наблюдения и сделать общие выводы. Шурфовки показали, что памятник многослойный и с перерывами неоднократно обживался — с эпохи поздней бронзы по третью четверть III в. н. э. Полученные материалы свидетельствуют, что какое-то поселение было здесь уже во второй половине IV в. до н. э. Во второй половине III в. до н. э. поселение на холме увеличивается и, возможно, укрепляется. Очевидно, тогда же начали террасировать северные склоны холма. Большие строительные работы (строительство зданий и пр.) были проведены во II в. до н. э., когда была проведена нивелировка поверхности некоторых террас, построены выявленные в раскопах, здания. Они использовались и в более позднее время, а окончательно были разрушены около середины — третьей четверти III в. н. э.

Мощность культурных наслоений на разных участках памятника различна. Так, на самых высоких точках холма и террасах, расположенных по его периметру, культурный слой невелик и составляет 1,5 — 0,25 м до уровня материковой скалы. Более мощные слои находятся на террасах в центре северных склонов холма, где располагалась часть построек и зольник. Специального зольника укрепление не имело, для сбрасывания золы и бытовых отходов использовалось естественное глубокое понижение в центре северного склона холма. Вследствие этого самые глубокие части понижения (тальвег) были засыпаны уже к I в. до н. э., что значительно изменило первоначальный микрорельеф памятника и придало северному склону относительно пологий вид. Поэтому культурный слой в середине северного склона превышает 4 м. Археологический материал, полученный в результате шурфовок, относится к середине IV в. до н. э. — середине III в. н. э. и, соответственно, отражает разные периоды жизни памятника.

Находки из верхнего слоя большинства шурфов (штыки 2-4) представлены фрагментами амфор второй половины II — первой половины III в. н. э.: розовоглиняных; красноглиняных с желобчатым венцом; мирмекийского и фанагорийского типа; с воронковидным горлом; с высокоподнятыми ручками; светлоглиняных узкогорлых (тип Д по Д. Б. Шелову); стеклянных кубков; кувшинов; чаш красноглиняных, красно- и буролаковых; кружек; красноглиняных и краснолаковых мисок с полусферическим туловом, с вертикальным бортиком; тарелок краснолаковых; светильников с горизонтальной ручкой; блюд с горизонтально отогнутым венчиком и штампованным орнаментом на дне (рис. 83 — 85; 88 — 99).

Лепная керамика представлена фрагментами лепных кухонных горшков, кружек, мисок. Среди лепной керамики верхних слоев выделяются фрагменты горшков с характерными налепами в виде дуговидных ручек-упоров, «омеговидными» налепами в нижней и верхней части ручек. Такую орнаментацию на керамике связывают с сарматами и датируют II — III в. н. э. Нужно отметить, что такая же керамика найдена на поселениях этого же времени (Алан Тепе 1) в Старокрымской долине [Гаврилов, 2003, с. 162]. Лощеной керамики мало.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Вам также может понравиться...