История Византии (краткий очерк)

В действительности они боролись за свободу и независимость своего города, считая, что только победа над знатью позволит обеспечить благосостояние родного города и всей империи. Они вели борьбу с знатью как с злейшими врагами народа. Они производили конфискацию имущества богатых и доходов монастырей для оказания помощи бедноте городской и деревенской, разоренной беспрерывными войнами и вымогательствами динатов, и для содержания народной милиции, защищавшей город от внешних врагов. Тафрали несомненно прав, утверждая, что программа зилотов в Фессалонике создавалась под влиянием тесного и непрерывного соприкосновения с горожанами итальянских республик, особенно Генуи, где в 1339 году, используя недовольство народных масс чрезмерным налоговым обложением, часть купечества произвела государственный переворот, свергнув господство патрицианской олигархии.

События в Генуе, жители которой находились в постоянном соприкосновении с фессалоникийцами, сделались быстро известными и в Византии. Преувеличивая демократизм итальянских республик, зилоты думали, что расцвет этих республик, развитие в них торговли и промышленности, рост их экономического и политического могущества, — все это было обусловлено победой свободного республиканского сгроя, отстранением аристократии от политической власти и ограничением прав духовенства. Движение зилотов было несомненно навеяно опытом итальянских городов, и их программа была программой итальянских «пополанов».

В то время как народ Фессалоники был решительно настроен против Кантакузина, правитель Фессалоникийской области, Синадин, друг нового претендента на престол, вместе с местными динатами, интриговал в его пользу. Тогда зилоты подняли восстание, направленное против всех вообще богатых и знатных (нач. 1342 г.).

Синадин и большая часть знати бежали из города. Оставшиеся искали убежища в церквах и прятались, где могли. Зилоты удержали народ от расправы над динатами, по их жилища, в том числе и дом Синадина, были разгромлены. У власти стала народная власть зилотов, признанная центральным правительством. «Никому неизвестные раньше бедняки, — писал Кантакузин, — выдвинулись на первое место». Примеру Фессалоники быстро последовали другие города Македонии.

Ненависть народных масс к Кантакузину была так велика и его положение одно время было таким критическим, что динаты, бежавшие из Фессалоники в его лагерь, решили вернуться обратно. С Кантакузиным было бы быстро покончено, если бы призванные им на помощь сербы и турки не спасли его от гибели. В начале 1343 г. сильный отряд наемпых войск был приведен ему на помощь Иоанном Ангелом, его родственником, пожизненным правителем Фессалии. Жена Кантакузина Ирина, осажденная правительственными войсками в Димотике, призвала на помощь болгар. Призванный Кантакузиным на помощь сербский король Стефан Душан занял большую часть Македонии. В результате гражданская война приобрела чрезвычайно затяжной характер.

Опираясь на сербов, Кантакузин подошел в 1343 г. к Фессалонике, рассчитывая овладеть ею. Но его надежды не оправдались. Зилоты предотвращали всякие попытки измены, сурово карая уличенных в связях с Кантакузиным аристократов. Когда перед Фессалоникой появился флот центрального правительства, Кантакузин вызвал к себе на помощь турецкое ополчение Омарбега. Турки жестоко опустошили страну, захватили множество пленных мужчин и женщин для продажи на рабских рынках Смирны и Бруссы.

Подвергнутое осаде население города испытывало большие бедствия. Многие горожане в результате опустошения турками окрестностей города были совершенно разорены. Особенно тяжелым было положение крестьян, искавших убежища в городе с своими семьями и скотом. Согнанный в город скот погибал вследствие отсутствия фуража; трупы животных заражали воздух, порождая эпидемии.

Зилоты, однако, стойко выдерживали осаду. Город хорошо защищался гарнизопом и вооруженными гражданами и категорически отклонял все предложения о сдаче, хотя Омарбег предлагал, за это возвратить всех захваченных пленных.

Однако благодаря помощи сербов и турок перевес постепенпо переходил на сторону Кантакузина. Стефан Душан занял всю Македонию за исключением Фессалоники. Во Фракии, которая была превращена почти в пустыню, свирепствовали, в качестве союзников Кантакузина, турки, захватывая византийских подданных тысячами и продавая их в рабство.

Ободренная успехами Кантакузина знать Фессалоники в 1345 г. сочла момент удобным для свержения демократического режима зилотов. Городское управление в это время возглавляли два архонта: Иоанн Анокавк, представитель центрального правительства, и Михаил Палеолог, вождь зилотов. Но подлинными хозяевами города была вся масса зилотов. Как и следовало ожидать, представитель константинопольского правительства тяготился демократическим режимом зилотов и употреблял тайно все средства, чтобы его разложить и свергнуть. Скоро между ним и местной знатью установился тесный союз. Вождь зилотов Михаил Палеолог пал жертвой предательского убийства. Другие зилоты были брошены в тюрьмы, разосланы в разные города или изгнаны.

Наконец, Апокавк открыто сбросил маску и на созванном им народном собрании, состоявшем из наиболее богатых жителей и представителей гарнизона, провел постановление о сдаче города Кантакузину. Но эти предательские действия встретили решительный отпор со стороны влиятельной и многочисленной корпорации моряков. Они освободили из тюрьмы зилотов, которые немедленно организовали сопротивление городской знати. Гарнизон перешел на сторону зилотов. Сто динатов, с Апокавком во главе, было перебито в Акрополе. Затем народ бросился разыскивать и истреблять динатов по всему городу. Только незначительная часть могла спастись от народной ярости. Кантакузин не находит слов ужаса и возмущения, описывая расправу фессалоникийского плебса со своими эксплуататорами, но умалчивает о том, что претерпело население Фессалоники от начатой им гражданской войны, от его союзников турок и от беспрерывных провокаций аристократов.

Победа фессалоникийских зилотов в 1345 г. не означала, однако, окончания гражданской войны. Борьба шла еще в течение двух лет, пока наконец константинопольское правительство не примирилось с Кантакузиным, фактически уступив ему те немногие области, которые еще оставались в его власти. Однако и после этого зилоты не изменили своего враждебного отношения к Кантакузину. Они отказывались признавать Константинопольское правительство. Между 1347 и 1349 гг. Фессалоника, по утверждению самого Кантакузина, управлялась как настоящая республика. Письменные приказы, исходившие от императора Иоанна V, демонстративно сжигались. Но в то же время город, по-видимому, не намеревался выходить из состава империи и сохранил старое управление во главе с двумя архонтами — протосевастом Алексеем Метохитом и Андреем Палеологом, вождем зилотов. Впрочем, Метохит не имел реальной власти, которая вся принадлежала зилотам, а присланный из Константинополя архиепископ не был впущен в город и вынужден был вернуться обратно.

Зилотам удалось привести в исполнение часть своей программы : конфискацию имущества богатых и доходов церковных имений. На эти средства они содержали народную милицию, восстановили полуразрушенные укрепления, оказывали помощь беднякам, разоренным гражданской войной, турецкими и сербскими вторжениями. Когда зилотов упрекали в том, что они нарушают законы, посягая на монастырские имения и церковные имущества, они оправдывались тем, что благо народа является высшим законом и что можно изменять старые законы, если они не отвечают существующему положению вещей и если того требует благо народа.

Однако создавшаяся в Фессалонике своеобразная республика держалась недолго. После торжества Кантакузина зилоты со всех сторон были окружены врагами и не имели ни одного союзника. К ним питали непримиримую ненависть знать и затронутое их реформами очень влиятельное в массах монашество. Внутренняя подрывная работа внутри Фессалоники постепенно лишала их поддержки масс. Метохиту удалось добиться изгнания, по неизвестным нам причинам, Апдрея Палеолога, вождя зилотов и председателя корпорации моряков, причем были разрушены жилища Палеолога и моряков. Видя, что динаты снова приобретают силу, многочисленные еще зилоты начали агитировать за сдачу города сербскому королю Стефану Душану. По-видимому, перспектива потери важнейшего после столицы города империи заставила обоих императоров — Иоанна V и Кантакузина — прибыть в 1349 г. в Фессалонику.

На народном собрании Кантакузин защищался против обвинении зилотов и всячески старался их очернить как банду, специально созданную для ограбления богатых, и как орудие сербов. Кантакузину удалось добиться заключения в тюрьму или высылки в Константинополь вождей зилотов. Таков был бесславный конец зилотской республики в Фессалонике. В условиях заживо разлагавшейся Византийской империи попытка создания на ее территории торгового государства по образцу итальянских городов-республик была обречена на неудачу. Таким образом те немногие жизнеспособные элементы империи, которые еще связывали с фессалоникийским движением кое-какие надежды на возрождение Византии, должны были теперь отказаться от политической активности.

Ко времени окончания 6-тилетней гражданской воины Византия, управляемая двумя императорами, являлась лишь бледной тенью прежней Восточной империи. В ее состав входили только Константинополь, Адрианополь, Фессалоника и византийская провинция Пелопонпес. Торговля на Черном море окончательно сделалась монополией генуэзцев. Понимая опасность, грозившую Византии со стороны Галаты, Иоанн Кантакузин приступил к постройке собственного флота. Генуэзцы, обеспокоенные этим начинанием, воспротивились ему силой. Они разгромили только что выстроенный греческий флот и присоединили к этому еще издевательство, торжественно разъезжая на разукрашенных судах, отнятых у греков, мимо самого дворца императоров.

Последние, впрочем, на заслуживали лучшего обращения. Развал государства, происходивший на их глазах, не образумил их и не помешал вспыхнуть новым раздорам.

В 1354 г. Иоанн Палеолог, достигнув совершеннолетия, захотел избавиться от своего соправителя Иоанна Кантакузина.

Снова началась гражданская война, в которую Кантакузин не замедлил втянуть турок. Правда, турецкая помощь на этой раз не спасла Кантакузина. Константинополь перешел в руки его противника, а сам он был схвачен и пострижен в монахи. В выигрыше оказались одни турки, которые использовали всю эту нелепую распрю, чтобы закрепиться на полуострове Галлиполи. Это было первое оттоманское владение в Европе. После смерти Урхана Мурад I, используя Галлиполи как свою опорную базу, приступает к расширению турецкой территории за счет остатков византийских владений. Иоанн V был не хуже своих предшественников, но он имел в своем распоряжении только незначительные ресурсы. Туркам понадобилось два года, чтобы отнять у него всю Фракию. Захватив Адрианополь, Мурад стал угрожать Фессалонике. Битва под Адрианополем явилась для Византии окончательным ударом, лишившим ее последней провинции. Теперь власть императора признавал только Фессалоникийский округ и Пелопоннес. Эти завоевания поставили Мурада лицом к лицу с Сербией и Болгарией, которые были ослаблены внутренними распрями. В 1389 г. битва на Косовом поле положила конец самостоятельному существованию Сербии, а 4 года спустя турки захватили столицу Болгарин Тырново. Византийский император превратился теперь в жалкого вассала турецкого султана. Иоанн V, преемник Юстиниана и Василия Болгаробойцы, должен был помогать туркам овладеть малоазиатским греческим городом Филадельфией, давно уже отрезанным турками от Константинополя, но еще сохранявшим свою независимость.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Вам также может понравиться...