История Византии (краткий очерк)

Глава VIII
1. Латинская империя и Никейская империя

После разгрома Константинополя крестоносцы приступили к разделу империи и созданию латинского феодального государства. Императором был избран Балдуин Фландрский, при котором венецианцы надеялись сделаться хозяевами Константинополя.

Латинскому императору предназначалось 1/4 империи и прелюде всего наполовину сожженный и совершенно разгромленный Константинополь, в котором погибло и из которого бежало 4/5 населения. Вместе с столицей Балдуин получил Фракию и малоазиатские провинции, которые еще предстояло завоевать. Остальные 3/4 были поделены между Венецией и вождями крестоносцев, причем Венеция получила все лучшие приморские города, все наиболее плодородные и важные в торговом отношении местности. Наиболее важным из ее приобретений был остров Крит, где сходились дороги из Венеции, Константинополя и Египта. Конечно, она обеспечила за собой сохранение всех своих старых торговых привилегий.

Третий вождь восстания Бонифаций Монферратский получил Фессалонику вместе с Македонией, Фессалией и Эпиром, как вассал Балдуина. Остаток империи был разделен на мелкие феодальные владения между баронами, участниками IV крестового похода.

Таким образом крестоносцы поделили между собой как свою добычу государство, население которого по своему общему культурному уровню стояло выше западно-европейцев, и руководящие политики которого еще при Мануиле мечтали о всемирной империи. Однако это государство еще предстояло завоевать. Правда, захват Константинополя, где находился сложный и централизованный аппарат управления, делал неизбежным окончательный распад Византийского государства. К тому же в провинциях Византии, утративших с падением Константинополя единственную силу, которая их связывала в единое целое, кипела ожесточенная борьба между верхами и низами, земельной аристократией и крестьянством, чиновниками и городским населением. Победа латинян не устранила и не смягчила острой вражды между двумя антагонистическими группами византийского общества.

Характерно, что представитель сенаторского сословия Никита Хониат уверяет своих читателей, что от латинского погрома в Константинополе пострадали только имущие классы, лишившиеся своего имущества, а низший класс, по его мнению, даже обогатился, скупая за бесценок награбленные латинянами сокровища. Из его истории мы узнаем, что сельское население — земледельцы и пастухи Фракии нисколько не были огорчены плачевной участью константинопольской аристократии. Когда Хониат, растеряв слуг и рабов, с трудом выбрался со своими родственниками и детьми из Константинополя, причем он переоделся в нищенскую одежду, а сопровождавшие его женщины и девицы, чтобы скрыть свою красоту и молодость от разъезжавших по городу крестоносцев, должны были перепачкать грязью лица и шеи и итти склонясь к земле, как старухи, то среди крестьянского населения он встретил только злорадство и насмешки.

Из жалоб Хониата мы узнаем, что сельские парики и пастухи надеялись, что благодаря латинянам гнет, лежавший на них, будет ослаблен, и положение их изменится к лучшему. Он возмущается тем, что земледельцы и пастухи внезапную бедность и нищету вчерашних господ рассматривали как восстановление справедливости. «Они радовались, — пишет Хониат, — общему несчастью, говоря: слава богу. Мы теперь стали богаче».

Западноевропейский феодальный мир разгромом Константинополя удовлетворил свои чувства зависти и мести, которые накапливались по отношению к Византии в течение столетий. Венецианские политики осуществили план утверждения своей морской и торговой супрематии на Леванте. Римские папы могли рассчитывать на прекращение церковного раскола. Венецианский прелат Морозишь был назначен латинским патриархом Константинополя: до сведения папы было доведено об осуществлении церковной унии путем насильственного уничтожения греческого патриархата.

«Папа, — говорит Маркс, — выразив для приличия свое негодование, дает в конце концов отпущение этому скотству и гнусностям «пилигримов».

Но способ, которым была ликвидирована Византийская империя и организовано латинское феодальное государство, свидетельствовал о недальновидности «крестоносцев».

Если они рассчитывали прочно утвердиться в Византии и сделать Константинополь центром своего государства, то разрушать его значило грабить самих себя. Крупной ошибкой завоевателей явился вызванный ими конфликт с Болгарией, принесший им одни поражения.

Окончательно подорвала положение завоевателей их неспособность установить сколько-нибудь сносные отношения с туземным греческим населением. Гнет и жестокость крестоносцев возбудили против них всеобщую ненависть, — как среди бывших верхов, так и среди низов, не получивших никакого облегчения своего положения. За немногими исключениями, завоеватели относились к грекам с глубоким презрением, на что последние отвечали сильнейшей ненавистью. Эта ненависть, обусловленная варварскими методами завоевания и последующими конфискациями земель и имущества византийцев в пользу победителей, различием культур, вероисповедания, языка, все росла и усиливалась.

Только немногие аристократы (например, Феодор Врана) стали на службу новым господам. Огромное большинство населения заняло непримиримо-враждебную позицию по отношению к латинским завоевателям и питало глубокое презрение к их прислужникам из греков, «к этим рабским душам, которые ради корыстолюбия стали врагами своей родины, к этим изменникам, которые для обеспечения своей собственности поддались завоевателям вместо того, чтобы оставаться в вечной войне с латинянами».

Таким образом, одним из непосредственных результатов латинского завоевания явилось объединение населения бывшей Восточной империи в общей ненависти к латинянам.

При таких обстоятельствах Латинская империя не могла оказаться долговечной. Она просуществовала только 57 лет и явилась мимолетным эпизодом в бурной истории стран Ближнего Востока.

Уже с первого года существования новой империи ряд признаков свидетельствовал о ее непрочности. Прежде всего, реализовать намеченное крестоносцами распределение провинций оказалось невозможным. В первый момент смятения, последовавшего за взятием Константинополя, крестоносцы одерживали успехи повсюду. Бонифаций Монферратский совершил победоносный поход по Фессалии и центральной Греции до Афин, Коринфа и Навплии (1204/5 г.). В то же время Генрих Фландрский, брат Балдуина, начал победоносное завоевание Малой Азии в ноябре 1204 года и захватил важнейшие города Вифинии — Никомидию, Абидос, Адрамиттию, Лопадий.

Но греческое население Фракии возмутилось, и по его зову болгарский царь Иоанннца (Калоян) вторгся во Фракию. Попытка Балдуина остановить его продвижение закончилась полным разгромом крестоносцев болгарами и половцами в битве под Адрианополем, где была перебита большая часть крестоносного ополчения и был взят в плен сам Балдуин.

Его брат и преемник Генрих Фландрский, несмотря на свои способности и энергию, не мог ни отвоевать предназначенные ему провинции Малой Азии, ни отбросить болгар за Балканы, ни примирить с латинским владычеством византийское население. Не многим лучше обстояло дело с другими феодальными владениями латинян на Балканском полуострове. Бонифаций Монферратский погиб в 1207 г. в столкновении с теми же болгарами, а земли его эфемерного королевства попали в руки греческого деспота Эпира, энергичного Феодора Ангела. Наконец, самый город Фессалоника был отвоеван эпирскими греками и албанцами в 1222 году. Гораздо прочнее оказалось владычество Венеции на византийских островах Эгейского и Ионического морей, в частности на острове Крите и ряде других прибрежных пунктов. Начавшееся уже при Ангелах феодальное разложение централизованного государства способствовало тому, что отдельные области империи, уцелевшие во время катастрофы, обнаружили способность сопротивляться завоевателям и ненавистному католическому духовенству.

Во главе сопротивления стали родственники императорского дома, влиятельные местные крупные землевладельцы или руководители провинциальной: администрации.

Из 9 — 10 вождей, поднявших в разных областях знамя восстания против владычества латинян, выделилось трое, оказавшихся в состоянии образовать устойчивые центры сопротивления. Из них паиболее выдающимся был византийский аристократ Феодор Ласкарис, пытавшийся возглавить последнюю попытку сопротивления крестоносцам при падении Константинополя и затем спасшийся бегством в Малую Азию. Вокруг него собрались обломки старой византийской армии; города Внфишш открыли ему свои ворота. Он был провозглашен императором и сделал своей резиденцией г. Никею.

В «Никейской империи» нашла прибежище константинопольская греческая патриархия, туда же спасались представители гражданской и военной знати, видные деятели церкви и другие беглецы. Неоднократные попытки Генриха Фландрского завоевать малоазиатские византийские провинции, чтобы поделить их на баронии и феоды, были отражены Ласкарисом и окончились безрезультатно.

Одновременно образовалась так называемая «Трапезундская империя». В 1204 г. грузинская царица Тамара помогла своему племяннику Андронику Комнину, внуку Андроника I, основать самостоятельное владение на морском побережье от Фазиса до Синопа, с центром в Трапезунде. Попытка Андроника овладеть Вифинией потерпела неудачу, но основанная им династия около трех столетий правила в Трапезунде.

На западе Балканского полуострова образовалось третье самостоятельное греческое владение. Родственник Алексея III Михаил Ангел был принят в качестве правителя (деспота) городами Эпира. Собрав ополчение воинственных албанцев, он успешно отражал нападения латинян из Афин и Фессалии, а его брат и преемник Феодор завоевал латинское королевство в Фессалонике. Два соседних государства — второе болгарское царство при Калояне и Иоанне Асене II и иконийский султанат — делали неоднократные попытки использовать распад Византии для расширения своих владений. Поэтому весь XIII век наполнен постоянными столкновениями между всеми этими государственными образованиями в самых различных сочетаниях: то византийцы боролись против пришлых латинян, болгар и турок, то греческие «императоры» вступали в борьбу между собой, то латиняне воевали с болгарами. Беспрерывные военные столкновения сопровождались непрочными мирными договорами, союзами, коалициями, которые легко заключались и также легко разрывались.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Вам также может понравиться...