История Византии (краткий очерк)

Возможно, что если бы осада была произведена только с суши, то эти надежды и оправдались бы, так как императорская гвардия отбила приступ крестоносцев со стороны суши.

Но на этот раз, в отличие от прошлых осад, Константинополь был атакован и со стороны моря, и ничтожное правительство Алексея на море не могло ничего противопоставить крестоносцам. Главные силы Алексея состояли из наемников: англичан, датчан и союзных пизанцев. Никакого воодушевления от этих наемников, разумеется, ожидать не приходилось. В умелых руках, при условии поддержания в армии твердой дисциплины и аккуратной выплаты ей жалованья, эта сила могла бы сыграть крупную роль. Но Алексей III ограничился пассивной обороной. Эта тактика скоро показала свою несостоятельность перед венецианским флотом, снабженным камнеметными и стрелометными орудиями и штурмовыми лестницами, поднимавшимися выше стен города. При первом же приступе 25 башен перешли в руки крестоносцев. Чтобы облегчить борьбу с византийцами, венецианцы подожгли прилегавшие к стенам строения, результатом чего был сильный пожар. Попытка отразить крестоносцев с помощью вылазки потерпела также неудачу. После этого Алексей, не отличавшийся мужеством, захватив свою казну и семейство, бросил на произвол судьбы свою столицу и бежал во Фракию.

Не желая впускать крестоносцев в Константинополь, византийцы поспешили восстановить на престоле слепого Исаака и признать императором-соправителем его сына Алексея, находившегося в лагере крестоносцев.

Цель экспедиции была, по-видимому, достигнута. Крестоносцы, мечтавшие о разграблении богатств Константинополя, с неудовольствием прекратили военные действия, добившись предварительно от слепого Исаака утверждения договора, заключенного с его сыном в Заре. Но выполнить этот договор, и прежде всего в той его части, которая особенно интересовала крестоносцев, — а именно уплатить вознаграждение, оба императора оказались не в состоянии. Византийская казна была пуста; бежавший Алексей забрал с собой последние остатки ее сокровищ. Было конфисковано частное имущество членов императорского дома, а также использована для уплаты латинянам драгоценная утварь многочисленных константинопольских церквей. Таким образом была выплачена латинянам первая половина обусловленной договором контрибуции — 100 тысяч марок. Львиная доля этих денег досталась венецианцам, взявшим себе половину и 35 тысяч, как погашение старой задолженности. Но произвести выплату второй части правительство Исаака оказалось уже не в состоянии.

Реквизиция церковных ценностей дала хорошую пищу для антилатинской агитации, усиливавшей ту ненависть, которая уже давно накоплялась в Константинополе против латинян. Дело дошло до кровавых стычек между туземным населением и жившими в Константинополе франками. Во время одной стычки пьяных фламандцев с греками, теснимые со всех сторон фламандцы снова зажгли город, результатом чего был страшный пожар, длившийся два дня и две ночи и захвативший в ширину пространство протяжением более двух километров в восточных кварталах. Такого пожара Константинополь не переживал с V века. Ожесточение греков против латинян после этого пожара достигло такой степени, что даже дружественные пизанцы должны были покинуть Константинополь и переселиться в лагерь крестоносцев. Потери людьми, имуществом, роскошными зданиями и художественными произведениями были громадны.

Ненависть константинопольского населения направилась против императора Исаака и его сына, грабивших страну в пользу латинян. В феврале 1204 года духовенство, знать и народ Константинополя собрались в Софийском сборе для выбора нового императора. Никита Хониат, как член константинопольского сената, присутствовавший на этом собрании ‘и оставивший живое его описание, показывает, что византийские народные массы вышли из подчинения аристократии.

«К великой церкви было огромное стечение народа; принудили явиться на это сборище сенат, собор архиереев и высшее духовенство для общего суждения об избрании нового царя. Когда предложили мне высказать свое мнение о настоящих обстоятельствах, я говорил против низвержения императоров и не соглашался на выбор нового лица. Ибо я был уверен, что новоизбранный император не только не может быть признан единодушно всеми партиями, но будет еще иметь против себя латинских вождей, которым выгодно поддерживать Алексея, сына Исаака. Но подвижная и бурная масса народа, ставившая произвол выше всякого убеждения, повторяла, что не хочет быть в подчинении у императора из рода Ангелов, что не оставит собрания до тех пор, пока не будет выбран угодный ей правитель. Я по опыту знал упорство этих людей и замолчал, оплакивая свою судьбу и проливая горькие слезы: я предвидел будущие бедствия».

Императоров был избран один из родственников императорского дома, Алексей Дука, прозвищем Мурзуфл. Алексей IV был удавлен в тюрьме. Мурзуфл хотел продолжать борьбу с латинянами до последней крайности. Он склонил на свою сторону наемную гвардию, пытался организовать туземное ополчение, производил частые вылазки из осажденного города, отбил первый приступ крестоносцев в 1204 г. Но спасти Константинополь было уже невозможно. У нового правительства не было никаких средств, а наемники не желали сражаться без уплаты причитающейся им задолженности. Создание туземной армии требовало длительного времени. При этом попытка вооружить константинопольское население вызвала сильное сопротивление имущих элементов, жаловавшихся, что они уплачивают налог для содержания регулярной армии и что они поэтому считают себя вправе быть избавленными от личной службы. При таком положении попытка Мурзуфла отстоять столицу кончилась неудачей.

12 апреля был произведен второй приступ. Суда крестоносцев были связаны попарно, чтобы сделать их устойчивыми. Усилия атаки сконцентрировались на сравнительно небольшом участке приморских стен у Золотого Рога. Военным орудиям крестоносного флота удалось сбить защитников с одной приморской башни. Мост с судов был успешно переброшен на башню, крестоносцы ею овладели и открыли прилегающий вход для главных сил. После короткого боя внутри стен войска Мурзуфла отступили внутрь города. Крестоносцы снова зажгли город, чтобы облегчить себе продвижение, и к ночи завладели северо-западным углом Константинополя, кварталом дворца Влахерны. Этот третий во время осады пожар, свирепствовавший до следующего вечера, продолжал разорение великого древнего города. По словам французского писателя-очевидца, от трех пожаров в Константинополе погибло столько домов, сколько было тогда в трех самых больших городах Франции. После трех пожаров на месте великолепных дворцов и церквей, так поразивших Виллардуэна, оставались одни обгорелые развалины.

В то время как сильный пожар разделил сражающихся, Мурзуфл безуспешно пытался собрать свои силы для продолжения уличных боев на следующий день. Многие части гарнизона рассеялись. Наемная гвардия, наиболее боеспособная часть гарнизона, отказалась сражаться до тех пор, пока правительством не будет выплачена старая его задолженность.

Отчаявшись в возможности дальнейшей защиты Константинополя, Мурзуфл ночью тайно бежал. Наступила полная анархия, воспользовавшись которой рыцари овладели городом (13 апреля 1204 года).

Началось знаменитое в летописях средневековой истории опустошение Царьграда, надолго оставшееся памятным всему Востоку. Через 12 часов после прекращения боя крестоносцы приступили к систематическому грабежу. Вожди ополчения не могли или не хотели удерживать своих людей, и на три дня город был отдан на разграбление изголодавшейся и ожесточенной продолжительной осадой солдатчине. Каждый крестоносец захватывал себе по выбору дом и делал с его обитателями все, что ему заблагорассудится. Убийства безоружного населения, изнасилование женщин, продажа в рабство детей, пьянство и грабеж заполняли эти три дня «деятельности» крестоносцев, причем католическое духовенство, во множестве представленное в ополчении, показывало пример алчности и грабежа, особенно церквей и монастырей, из которых похищались так называемые священные реликвии.

Крестоносцы беспощадно уничтожали лучшие памятники античного искусства, собранные Константином и его преемниками и сохранившиеся в Константинополе в большом количестве, несмотря на все превратности судьбы, пожары и стихийные бедствия. Византийские источники упоминают о лучших произведениях искусства, уничтоженных крестоносцами: статуях Геракла Лизиппа, Геры Самосской, Париса с золотым яблоком, Елены Троянской и множества других. Только Лизипповых коней, украшавших гипподром, спас Дандоло, отослав в Венецию. Такая же участь, как статуи, постигла и богатые константинопольские библиотеки. Это массовое уничтожение накопленных веками культурных ценностей, учиненное западными рыцарями и церковниками, принесло самой же европейской цивилизации величайший ущерб. Но если рассматривать IV крестовый поход только как разбойничий и грабительский акт, каковым он в действительности и является, то его результаты на Западе могли считаться весьма успешными. Даже после трех дневного индивидуального грабежа, когда уцелевшие ценности были собраны для коллективного распределения, крестоносцы получили такую добычу, какой, по словам одного из их историков, никто еще не получал от сотворения мира. Виллардуэн сообщает, что добыча «была настолько велика, что ее не могли сосчитать. Она заключала в себе золото, серебро, драгоценные камин, золотые и серебряные сосуды, шелковые одежды, меха и все, что есть прекрасного в этом мире».

Маркс отмечает, что благодаря этому грабежу «…искусства и ремесла Востока становятся гораздо более известными западу; дома, дворцы, церкви латинян потом украшаются украденными произведениями.

Особенно энергично действуют также и в этом деле достойные венецианцы…».

ЛИТЕРАТУРА

1. Васильевский, Византия и печенеги, Собрание сочинений, т. I.
2. Ф. И. Успенский, История крестовых походов.
3. Ф. И. Успенский, Образование второго болгарского царства.
4. Ф. Успенский, Очерки из истории византийской образованности.
5. Ф. И. Успенский, Византийский писатель Никита Хониат.
6. Васильевский, Из истории Византии XII века. Союз двух империй (1148- 1155).
7. Диль, Византийские портреты, ч. II.
8. F. Chalandon, Essai sur le regne d’Alexis I-er Comnene (1081-1118).
9. Diehl, Yenise, Une r6publique patricienne.
10. F. Chalandon, Jean II Comnene (1113-1143) et Manuel I-er Comnene
(1143-1180).
11. Neumann, Griechische Geschichtschreiber und Geschichtsquellen im zwolften Jahrhundert.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Вам также может понравиться...