История Византии (краткий очерк)

Стратиги, преторы и пропреторы Эллады и Пелопоннеса (при Акоминате обе фемы были объединены в административном отношении в одну область) имели целый двор военных и гражданских чиновников, содержание которых ложилось добавочной тяжестью на население. В своей речи 1183 г., обращенной к Никифору Прозуху, претору Эллады и Пелопоннеса в правление Андроника, оратор от имени Афин говорит: «Я, несчастная, была матерью всяческой мудрости, поставщицей всех добродетелей. Во многих боях, сухопутных и морских, я побеждала персов, а теперь надо мной берут верх и немногие разбойничьи барки, и все мои приморские места подвергаются разграблению. Я испила чашу из рук господних и изнемогаю от голода, нищеты и жажды. Бедствия внутренние и внешние терзают меня. Меч морских разбойников и страх перед сборщиками податей делают меня бездетною. Протяни же мне умирающей руку, влей в меня новую жизнь, дабы я причислила тебя к сонму Фемистоклов, Мильтиадов и праведных Аристидов».

Но если Афины и получили облегчение при Андронике, то оно оказалось короткой передышкой. В этом убеждает дошедшая до нас памятная записка, поданная Михаилом Алексею III. В ней архиепископ изобличает постыдные вымогательства преторов, которые со своей свитой — разными логариастами, протовестиариями, протокентархами, словно завоеватели, грабили страну; он горько жалуется на сборщиков податей, которые при составлении поземельных описей или нового кадастра вымеривали поля с кропотливой точностью, пересчитывали чуть ли не все листья на деревьях и волосы на головах афинян; начальники воинских отрядов требовали выполнения натуральных повинностей, заключали под стражу ослушников, угоняли скот и заставляли его потом у себя же выкупать. Последствием такого фискального гнета, опасается Михаил, явится массовое бегство населения. Опасения эти не были преувеличенными. Многие города и селения уже обезлюдели вследствие бегства населения, доведенного до отчаяния, к туркам, сербам.

Особенно угнетал афинян так называемый корабельный сбор. Они должны были вносить произвольно налагаемые на них суммы на предмет снаряжения военных судов, которые, однако, вовсе и не строились. Собранные же деньги чиновники не передавали в центральное казначейство, а присваивали себе.

Отчаяние Акомината, само собой разумеется, еще более возросло, когда податями были обложены и церковные имущества. Из его писем узнаем, что эту скудную и неплодородную землю обрабатывали парики, жившие в вечном страхе перед морскими разбойниками и собиравшие скудные урожаи хлеба и оливкового масла.

В своем огорчении по этому поводу Акоминат доходит в письмах до очень резких выражении, напоминающих язык не члена правящей паразитической касты, а скорее язык революционного борца.

Императорских чиновников он клеймит как грабителей, так как они «варварски хозяйничают в Афинах, этом древнем, некогда счастливом городе, враждебном тирании, в этой общей всем образованным людям родине».

Константинополь, по его словам, посылает повсюду, а особенно в Грецию, «откупщиков, сборщиков податей, преторов, межевщиков и сборщиков корабельной подати в большем количестве, чем Иегова посылал на Египет жаб». Положение населения нисколько не улучшилось, когда на место правительственных чиновников появился навплийский магнат Лев Сгур. Он сумел выжать из обедневших Афин большие поборы, чем те, которыми были обложены более состоятельные Коринф и Навилия. Одиночество Акомината все росло, становилось все тягостней. Он жаловался, что его там позабыли, словно мертвеца. Он называет город чистым тартаром, где он товарищами имеет только тени. «Он чувствует себя несчастным в пустыне афинской. Сидя на скалистой твердыне, он внимает эху, которое ему приносит только пустой отзвук собственных его слов».

Письма Акомината важны и ценны в том отношении, что они ярко изображают запустение и упадок в конце XII в. ограбленных дочиста византийских провинций.

Можно допустить, что в других провинциях не было такого запустения и разорения, как в Афинах. Но несомненно, что положение трудящихся масс во всех частях империи было не лучшим, чем в Афинах. Провинциальное население не видело другого средства спасения, как бегство к туркам, сербам, венграм или вступление в разбойничьи шайки, переполнявшие страну.

Разложение империи не могло, разумеется, укрыться от западных ее соседей, среди которых уже давно созрела мысль уничтожить ее и разделить между собою остатки византийских владений и богатств.

Фанатичная вражда латинян к «схизматикам»-грекам, ненависть, которую питали к Византии крестоносцы, объяснявшие свои неудачи коварным предательством греков, — все это подкреплялось алчным желанием ограбить накопленные веками богатства Константинополя. Избиение латинян в Константинополе в 1182 г. и насилие, совершенное Алексеем III над своим братом, оправдывали в глазах многих нападение на Византию. Ввиду расстройства Византии при Алексее III даже наиболее хладнокровные государственные люди Запада разделяли мнение старого сицилийского начальника флота Маргаритоне, считавшего завоевание Константинополя нетрудным военным предприятием. Одни смотрели на разрушение царства схизматиков как на необходимую предпосылку для успешной борьбы с турками. Другие, в роде такого реалистического политика, как венецианский дож Энрико Дандоло, надеялись основать за счет Византии новое величие и расцвет венецианской торговли. Венецианцы, ставшие уже за сто лет перед тем хозяевами левантийской торговли, были обеспокоены растущей враждебностью византийцев и соперничеством других итальянских городов. В течение XII в. они принуждены были защищать свои привилегии с оружием в руках.

Поэтому венецианские политики и, в частности, Дандоло пришли к выводу, что лучшим способом поднять политическое и экономическое могущество Венеции явится завоевание распадающейся Византийской империи. Обстоятельства благоприятствовали осуществлению этих планов.

Энрико Дандоло, непримиримый враг византийцев «…решил сделать из крестоносной глупости торговую операцию». И правящие круги Венеции решили покончить с Византией, используя крупные боевые силы, собранные для IV крестового похода и находившиеся в то время в Венеции. Буржуазные историки уже давно спорят между собою по вопросу, был ли с самого начала решен поход против Византии или конечное направление похода было обусловлено рядом случайностей. Но несомненно то, что венецианский дож твердо рассчитывал с самого начала держать собравшихся в Венеции крестоносцев в своих руках и направить их против Византии. В своих планах венецианский дож находил поддержку в германском императоре Филиппе Швабском, к которому бежал в 1203 г. сын низложенного ослепленного Исаака, царевич Алексей. Филипп Швабский, женатый на дочери Исаака Ирине, естественно желал оказать содействие своему родственнику в получении византийского престола.

Удобным орудием для этого представлялось крестоносное ополчение из французов, фламандцев и итальянцев, собранное по призыву папы для нового крестового похода. Наученные горьким опытом предшествующих походов, крестоносцы собрались в Венеции с намерением итти не в Сирию, где их ожидал голод, а нанести удар мусульманам в Египте. Венецианцы подрядились перевезти крестоносную армию за 85 тысяч марок серебра (1105 тысяч зол. рублей), но в тоже время они приняли меры к тому, чтобы сорвать поход в Египет. Дело в том, что торговля с Египтом приносила венецианцам большие выгоды, которых они не хотели лишиться ради отвоевания «гроба господня». Успеху их намерений способствовало то, что вожди крестоносцев оказались не в состоянии уплатить всей условленной суммы за перевоз. Маркс в «Хронологических выписках» отмечает, что «Иннокентий III видел план (венецианцев. — М.Л.) насквозь [именно, оп понимал, что так как сумма слишком велика, то Дандоло хотел надуть неплатежеспособных западных крестоносцев и использовать их в интересах Венеции для завоеваний] и дал свое согласие на крестовый поход только под условием, что крестоносцы в своем походе не будут нападать на христиан; …».

Венецианцы прекрасно использовали этот предлог, чтобы отклонить поход от намеченного пути и направить его в другую сторону. Действуя очень осторожно и не раскрывая своих настоящих планов, руководители Венеции предложили, крестоносцам уплатить остаток причитавшихся с них денег натурой — завоевать для Венеции город Зару (в Далмации), захваченную венгерским королем. Сторонники Венеции сумели провести в совете крестоносцев это предложение. Зара была осаждена и взята, несмотря на запрещение папы касаться венгерских владений.

Через две недели после взятия города в лагере крестоносцев появился византийский царевич Алексей в сопровождении послов своего родственника Филиппа Швабского.

Послы предложили совету баронов восстановить законного императора и его сына на византийском троне, за что им было обещано крупное денежное вознаграждение, могучая поддержка будущего императора в походе против Египта и ликвидация церковного раскола.

Предложение было принято крестоносцами после некоторого колебания благодаря стараниям Дандоло и предводителя похода итальянского князя Бонифация, маркиза Монферратского. Был заключен договор, обязывавший Алексея Ангела и его отца уплатить крестоносцам 200 тысяч марок серебра, послать вспомогательное войско в Палестину и признать верховенство папы над восточной церковью.

7 апреля 1203 года крестоносный флот отплыл на о. Корфу, а 24 мая двинулся оттуда на Константинополь. Византийское правительство не сделало ни малейшей попытки задержать на море крестоносное ополчение.

«Увидев с своих кораблей город, — пишет историк похода Виллардуэн, — те, которые его еще не видели, не могли поверить, что на свете может существовать такой богатый город. Когда им представились высокие стены и великолепные башни, окружавшие со всех сторон столицу, богатые дворцы и высокие церкви, то масса этих зданий показалась бы невероятной тем, кто не видел их собственными глазами; когда они [крестоносцы] охватили взором всю громаду царственного города, то не было человека, который не задрожал бы от страха, потому что никогда еще не было предпринято никем такое дело с тех пор, как стоит свет».

Алексей III заперся в своей столице, рассчитывая на ее крепкие стены, спасавшие Константинополь в дни Ираклия и Льва III.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Вам также может понравиться...