История Византии (краткий очерк)

Старая мощь Византии исчезла безвозвратно, но Комнинам удалось на целое столетие задержать дальнейший распад государства. В XII в. Византия еще играет роль великой державы Европы, выдерживая ие без успеха непрерывные и ожесточенные войны с своими соседями. Силы государства еще не были исчерпаны, несмотря на потерю Малой Азии. В руках правительства оставался Константинополь, крупнейший торговый центр тогдапшей Европы, ряд городов Греции, являвшихся центрами производства пурпуровых и шелковых тканей (Фивы, Коринф). Комнины сохраняли старые традиции византийской администрации, позволявшие извлекать из подвластной территории обильные доходы. По крайней мере западные пароды и в XII в. постоянно изумлялись кажущейся неистощимости императорских сокровищ. Нужно признать, что Комнины сумели полностью использовать эти средства. Все три первые императора этой династии — Алексей Комнин (1081 — 1118), Иоанн II (1118 — 1143), Мануил (1143 — 1180) — были энергичными, предприимчивыми, незаурядными правителями. К активности побуждала их и та трудная международная обстановка, в которой находилась Византия, вынужденная вести ожесточенную, борьбу за самое свое существование с турками, норманнами, печенегами, венграми и сербами.

Естественно, что военное дело, вопросы военной обороны для византийского правительства XII в. являлись основными.

Первый представитель династии Комштпов, Алексей «…все время ведет борьбу с внутренними восстаниями и внешними врагами…».

Он проявил замечательную энергию и настойчивость, стремясь улучшить внутреннюю обстановку и международное положение империи. Борьбу с внешними врагами он вел столько же оружием, сколько хитрыми приемами византийской дипломатии. Поставленный перед фактом норманнского вторжения в европейские провинции, он вынужден был заключить мир с сельджуками, признав за ними все их завоевания, в том числе и город Никею, так что Алексей из окон своего большого дворца мог видеть горы, принадлежавшие туркам.

Для защиты Византии от грозного Роберта Гвискара Алексей возбуждал против него денежными субсидиями население Южной Италии и германского императора Генриха IV, добился союза с враждебными норманнам венецианцами, предоставив последним обширные торговые привилегии. Одновременно он послал против норманнов армию, являвшуюся, правда, только тенью того войска, которое Роман Диоген десять лет тому назад повел против турок. Оно состояло из немногих туземных частей, набранных в фемах Фракии, Македонии и Фессалии, единственных остававшихся в то время под властью византийского правительства.

Ядром ее являлась гвардия, набранная из англо-саксов и других наемников. С ним шли также разные вспомогательные отряды турок, франков, сербов и др. Эта наспех сколоченная армия потерпела от норманнов 1» октября 1081 г. сокрушительное поражение, после чего Гвискар взял штурмом Диррахий. Но ни это поражение, ни два последующих — в 1083 г. — не сломили решимости Алексея продолжать борьбу. Наученный горьким опытом, он в дальнейшем избегал решительных сражений, ограничиваясь партизанской войной. Путем подкупов ему удалось вызвать брожение среди норманнских феодалов. Византийское золото создавало норманнам крупные затруднения в Италии. Война приняла затяжной характер и, когда Роберт Гвискар умер (1085), Алексей отвоевал обратно захваченные норманнами земли, гавани и острова.

Но византийскому правительству не суждено было получить передышку. Лишь только Алексей освободился от норманнов, грозная опасность выросла на севере империи.

Тяжелый гнет налогов, бесчеловечное хозяйничанье византийских налоговых сборщиков и чиновников, племенная вражда угнетенных болгар по отношению к византийцам — все ото способствовало тому, что во Фракии н Болгарии учение павликиан и их болгарских последователей — богомилов, несмотря на всяческие преследования, находило все больше последователей как среди крестьян и пастухов, так и среди городских жителей. Павликианство было перенесено в Европу поселенцами, которых вывели из Армении императоры Константин V и Иоанн Цимисхий. Центром павликианства на Балканах стал город Филиппополь. Помещая в окрестностях этого города, после победы над Святославом, восточную колонию, Цимисхий преследовал двойную цель — удалить непокорных и воинственных сектантов из горных замков и ущелий их родины, где с ними трудно было справиться, и сделать их оплотом против набегов и нашествий на Фракию со стороны скифского севера. Но результат оказался противоположным целям византийской политики. Филиппопольские павликиане и богомилы начинают принимать участие во всех восстаниях против Византии.

В составе разноплеменной армии Алексея Комнина, выведенной против норманнов, находилось 2800 богомилов под начальством их вождей Ксапты и Кулеопа. В критическую минуту отряд этот покинул Алексея и ушел домой. Император решил строго наказать изменников; хитростью заманив к себе главных вождей и видных представителей Филиппопольской еретической общины, он заключил их всех в тюрьму, конфисковал их имущество и роздал служилым людям. Семейства захваченных «еретиков» были брошены в Филиппопольскую крепость. Ответом на это было ожесточенное восстание, которое еретики под предводительством павликианина Лека и богомила Добромира начали против «идолослужителей капищ демонских». Эти вожди собрали вокруг себя тысячи крестьян и, вместо того чтобы охранять Балканские проходы против печенегов, призвали этих «скифов» против Византии. Печенеги и еретики нанесли сильное поражение византийскому войску в 1086 г., в результате чего Днестр и вся дунайская Болгария стали независимыми от империи.

В 1087 г. византийский военачальник Николай Маврокаталоп мог только с трудом сдержать нахлынувшую во Фракию многочисленную орду печенегов под начальством Челгу-Хана. В 1088 г. Алексей перешел Балканы, но был разбит в сражении при Дристре, так что византийцы долгое время не осмеливались выступать против печенегов в открытом поле, и Алексей мог вести против них только партизанскую войну. Печенеги заняли Филиппоноль, куда их уже давно звали богомилы, и рассыпались отдельными бандами по всей долине реки Марицы и во Фракии. Положение Византии стало тем более критическим, что турки-сельджуки возобновили свое наступление с востока. Таким обрпзом дна турецких племени — печенеги и турки-сельджуки — наступали одновременно в Европе и Азии, причем сельджуки стремились через пролив подать руку своим единоплеменникам в Европе. .Предприимчивый турецкий эмир Чаха, породнившийся с султаном Никейским, укрепился в 1090 г. на западном берегу Малой Азин и на Опорадских островах, сделал Смирну столицей своего государства, завел свой флот, овладел приморскими городами Фокеей и Клазоменами, островами Лесбосом и Хиосом и завязал сношения с печенегами, которые ему были хорошо известны.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Вам также может понравиться...