История Византии (краткий очерк)

3. Византийская культура IX — XI веков

Конец IX, X и первая половина XI века могут быть охарактеризованы как период относительной устойчивости Византии. Македонская династия имела возможность поддерживать сухопутные и морские военные силы на значительной высоте, содержать огромный бюрократический аппарат, тщательно распределенный по сложной табели византийских чинов и должностей, поддерживать старую традицию великолепия, перешедшую по наследству от Римской империи и считавшуюся необходимой для поддержания престижа константинопольского правительства в глазах варваров и собственных подданных.

Торжество православных церковников над иконоборцами способствовало дальнейшему росту формализма в религии, усилению приверженности к традиционным обрядам, чрезвычайному развитию придворных церемоний, отличий и титулов, причем этот формализм, эти дворцовые церемонии и титулы — не мелочи, лишенные серьезного значения, они имели свой смысл и свое место в политическом строе государства. Теоретически неограниченные, константинопольские василевсы на практике были ограничены в своих действиях целой цепыо сложных обрядов, церемоний, требований придворного этикета, выражавших коллективный опыт и разум правящего класса, и ничто не могло освободить императора от обязанности исполнять положенные по окончательно выработанному в это время церемониалу обряды и позволить ему нарушение традиционных форм жизни.

Каждый его шаг был обставлен церемониями, отправлялся ли он на войну, возвращался ли с похода, шел ли в цирк, совершал ли внутренние выходы в обширные и великолепные, покрытые драгоценными мраморами и блестящими мозаиками парадные залы своего дворца, или наружные выходы в Софийский собор и другие церкви. Эта сложность этикета и театральные апофеозы, на которых василевс появлялся как представитель божества, должны были подчеркнуть пропасть между властелином Византии и остальным человечеством.

Относительная безопасность от внешних нашествий и прекращение внутренних смут способствовали тому, что со времени вступления на престол Македонской династии византийская литература получает дальнейшее развитие. Преобразованная и улучшенная Константином Порфирородным Магаврская высшая школа доставляла государству большое количество образованных чиновников, сенаторов, стратигов, которые посвящали свои досуги литературно-ученым трудам. Развивается прелюде всего литература правительственная, выполняющая официальные заказы императора. Эта правительственная литература связана с именем Императора Константина Порфирородного и громадной литературной производительностью той группы византийских ученых и литераторов, которую этот император сгруппировал вокруг себя.

Константин VII Порфирородный (913 — 959), сделавшийся в 945 г. единодержавным императором, обычно считается ученым буквоедом, оторванным от реальной жизни и посвятившим себя антикварным занятиям. Эта характеристика не совсем справедлива. Литературная активность его времени характеризуется настойчивым стремлением использовать богатейшее наследие древней культуры для текущей, реальной жизни, для нужд правительства и византийского правящего класса.

Для этого составляются громадные исторические энциклопедии, руководства военной тактики, энциклопедии сельского хозяйства, энциклопедии по медицине и ветеринарии, трактаты о государственном управлении, о византийском придворном церемониале, громадные сборники житий, где заново редактируется предлагаемая массам духовная пища и т. д. Историческая энциклопедия занимает первое место по своему объему и значению среди составленных по инициативе Константина сборников эксцерптов.

Официальная цель издания указана в предисловии к сборнику «О добродетелях и пороках». «Объем истории, — указывается здесь, — возрос до бесконечности и неодолимости». Константин хочет облегчить пользование старыми историками посредством систематического отбора всего лучшего из них. Задача эта была разрешена довольно механически. Не принимая во внимание литературной и эстетической ценности древних исторических писателей, весь материал по его содержанию был сведен в 53 сборника с определенной тематикой для каждого сборника. Такими темами для почерпания опыта древних являлись различные стороны придворной и государственной жизни: посольства, заговоры, вступления на престол, ведение войн, церковные дела, различные вопросы государственного управления.

Такие же практические цели преследовала появившаяся по инициативе Константина энциклопедия сельского хозяйства, свидетельствующая о широком кругозоре императора, хотя напрасно мы старались бы познакомиться здесь с практическим опытом византийской агрономии X века. Составлена она на основании старых руководств по сельскому хозяйству, относящихся еще к IV — V векам, — руководств Виндания Анатолия и Дидима. Из нового времени прибавился только ряд сомнительных рецептов и наставлений вроде того, что необходимо писать на винных сосудах, чтобы вино не скисалось, слова псалма XXIV: «Вкушайте и видите, как сладостен господь», или, для получения возможности пить много вина без опьянения, следует только произнести стих: «На высотах Иды возгремел мудрый Зевс», и т. д. Приблизительно такой же характер компиляций, не свидетельствующих о подъеме и развитии данных отраслей знаний, носят руководства по военной тактике, медицине, ветеринарии.

Несколько иной характер имеет грандиозный сборник житий святых, составленный важным придворным сановником Симеоном Метафрастом, проявившим в своей компиляторской работе большее трудолюбие и уменье, чем его литературные собратья. Жития святых уже давно составляли для народных низов главное и, пожалуй, единственное «назидательное» чтение.

Для правительства и церкви было далеко не безразлично, в каком виде преподносить массам эту пищу. Церковь особенно настойчиво стремилась сделать жития единственным видом чтения и тем окончательно выкорчевать у православных вкус к светским романам.

Но людей со вкусом и образованием отпугивали от этой преподносимой массам грубой духовной пищи крайние несообразности одних, грубая форма других житий. Надо было подчистить и, поскольку возможно, выправить эти жития, собрать массы иноземных и греческих рукописей, сравнить редакции, исключить все, противное здравому смыслу, приурочить к определенным эпохам и придать приличную по понятиям того времени литературную форму. О задачах Метафраста его панегирист говорит: «Жития святых или были исполнены лжи, или написаны слогом, несоответствующим величию предмета. Авторы не умели описывать с должным красноречием жестокость и свирепость тиранов, мудрость, с которой им отвечали мученики. Полное отсутствие красоты в изложении, глупые и лишенные последовательности мысли, тривиальный и низкий стиль возбуждали веселость или отвращение читателя». Симеон имел достаточно средств для устранения этих недочетов. В своем роскошном дворце он собрал много рукописей и всякий свободный от службы час посвящал этой работе, диктуя сразу нескольким скорописцам, которые потом передавали своп записи каллиграфам.

К этим энциклопедиям, составленным по заказу Константина VII, близко примыкает по своему компилятивному характеру почтенный памятник византийской филологической учености — словарь Свиды, составленный около 960 г. на основании различных словарей, схолий и сочинений грамматиков. Несмотря на недостаток критики, этот словарь, составленный в то время, когда во всей остальной Европе ученые занятия по греческой филологии были совершенно заброшены, является до сего времени настоящим кладом для европейских филологов-классиков, так как в нем, кроме объяснения слов, дается много фактических данных, особенно биографических сведении о древних писателях и их произведениях.

Константин VII не только блестяще обновил созданную Вардой высшую школу, не только явился инициатором создания многочисленных сборников и энциклопедий, но и сам испытывал свои силы на литературном поприще. Ему принадлежат или по крайней мере носят его имя несколько произведений: прежде всего, биография его деда Василия, выставляющая, как и следовало ожидать, основателя Македонской династии в самом благоприятном свете; трактат «Об управлении империей», где Константин разъясняет своему сыну Роману принципы международной политики Византии в X в., вопросы чужеземной географии и сообщает ряд ценных данных о народах, окружающих Византию, причем для древнейшей истории народов СССР, южных славян и венгров эта книга служит такой же отправной точкой, какою «Германия» Тацита является для истории древних германцев; книга «О церемониях Византийского двора» — собрание византийских придворных и государственных древностей, где излагаются формы сложного придворного этикета.

Эта объемистая книга содержит в себе детальное описание церковных и гражданских византийских праздников, описание церемоний, сопровождавших назначение чиновников, а также описание придворных увеселений; трактат «О фенах», вместо достоверных сведений о величине населения и управлении отдельных городов и округов, неожиданно дает географию империи времени Юстиниана, а из X века приводятся только новые названия и деление провинций.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Вам также может понравиться...