История Византии (краткий очерк)

2. Политическая история Византии времени Македонской династии

Считая себя единственным законным наследником Римской империи, византийское правительство никогда не отказывалось от своих нрав на земли, входившие в состав империи Юстиниана. На западе Европы претензии Византии сталкивались с двумя силами: папством и «священно-римской», т. е. германской империей. Папы, освободившиеся в VIII в. от подданства империи, в глазах византийского правительства являлись мятежниками, а германские императоры — узурпаторами.

Если Византии и приходилось временами мириться с совершившимися фактами и заключать соглашения и даже союзы с папами и императорами, то общая линия византийской политики выражалась в упорном отстаивании своих прав на Италию в целом и на Рим — старую столицу империи. Но внимание Византии от Италии постоянно отвлекалось арабами, а на Балканском полуострове болгарами. Арабы и болгары в конце IX и начале X века продолжали оставаться опасными врагами Византии, особенно западные арабы, захватившие Сицилию и Крит, опустошавшие острова Эгейского моря и побережье и тем парализовавшие торговлю в восточной части Средиземного моря.

Для подчинения и обезоружения окружавших империю варваров Византия пускала в ход в качестве могущественного орудия христианскую пропаганду, которая должна была превратить опасных врагов в друзей, вассалов и подданных; она применяла натравливание одного варварского племени на другое, подкуп правящей верхушки наиболее опасных врагов и вооруженную силу.

Главное внимание Византии было направлено на малоазиатских и балканских соседей, сицилийских и критских арабов, по и племена, населявшие громадную область между Карпатами и Каспийским морем, не ускользали из поля зрения византийской дипломатии. Центром византийской системы поддержания политического равновесия в X в. являлся союз с печенегами.

Константин Порфирородный настойчиво рекомендует своему сыну Роману жить в мире и союзе с печенегами. Этот союз, по мнению Константина, гарантирует Византию от всякой угрозы со стороны русских, мадьяр и болгар.

Несмотря на высокое искусство своей дипломатии, Византия, уже в силу великодержавных традиций своей политики, неизбежно втягивалась в постоянные войны с своими соседями, причем очень часто империи приходилось одновременно вести войны на два и даже на три фронта: в Азии, на Балканском полуострове и в Италии. Войны эти велись с переменным успехом. Победы чередовались с тяжелыми поражениями. Однако в указанное время империя имела еще достаточно сил, чтобы выдерживать эту изнурительную, никогда не прекращавшуюся борьбу. По наследству от предыдущего периода она еще сохраняла многочисленные кадры свободных земледельцев, плативших налоги и комплектовавших армию. Она сохраняла в эти века непоколебленной свою старую торговую и промышленную гегемонию и роль посредника в торговле Востока с Западной Европой. Располагая крупными денежными средствами, Македонская династия имела возможность поддерживать сухопутные и морские военные силы на больше и высоте.

Крещение Болгарии явилось первым шагом к подчинению се византийской цивилизации и византийскому политическому влиянию, но это крещение обострило отношения между византийской православной церковью и римским католицизмом. Борьба византийского и римского духовенства между собою за право проповеди и извлечения доходов в тех или других областях приводила к неоднократным конфликтам и раньше. Уже в IX в. эти церкви порвали между собою общение. Римский папа Николай I требовал подчинения себе в церковном отношении всего Иллирика и Болгарии и устранения от патриаршества Фотия, ожесточенного врага римских пап. Основатель Македонской династии Василий I пошел на значительные уступки папе, низложив врага Рима патриарха Фотия, но в болгарском вопросе ему удалось закрепить господство византийского православия против притязаний пап.

Положение Византийской империи к моменту вступления на престол Василия I было не особенно блестящим. Если на восточной границе Малой Азии при Аморийской династии она ничего существенного не потеряла, то на западе за это время было утрачено многое. К концу правления предшествующей династии из больших сицилийских городов в руках византийцев оставались одни Сиракузы. Большая часть Сицилии была завоевана северо-африканскими арабами. Не лучше было положение Византии в южной Италии. Хотя там в половине IX века арабские завоевания и не составляли еще больших сплошных территорий, тем не менее византийское влияние там почти исчезло, и на помощь южно-итальянским городам являлся два раза западный император Людовик II. Крайне болезненно ощущалась империей потеря острова Крита, сделавшегося гнездом арабских пиратов.

Василий I обеспечил себя от угрозы с севера установлением добрых отношений с Болгарией и руссами, причем во избежание дальнейших русских нападений с помощью щедрых подарков золотом, серебром и одеждами не только добился заключения с ними мира, но и были сделаны первые попытки насаждения среди них христианства. Он установил также добрые отношения с Венецией, Арменией и сосредоточил свои силы на борьбе с арабами восточными и западными, причем для борьбы с последними заключил даже союз с западным императором. До 878 г. Василий I с некоторым успехом осуществлял свой план борьбы с арабами. Особенно удачными были военные действия на Востоке: войпа с павликианами, взятие крепостей Тефрики, Запетры, Самосаты, отвоевание острова Кипра.

На западе дела шли менее блестяще, но тем не менее не без успеха. После смерти Людовика II греки заняли важный южно-итальянский город Бари. Византийское влияние снова проявилось на далматинском побережье.
В 60-х годах IX века опасность со стороны арабов заставила иллирийских славян обратиться за помощью к Византии. Здесь в течение VIII и первой половины IX века византийское влияние почти совершенно исчезло, и не только сербы и хорваты стали считать себя независимыми от Восточной империи, но и римские города Далмации, по-видимому, забыли о правах византийского императора. Помощь далматинским городам была оказана в 867/8 г., и они снова должпы были признать суверенитет империи, также как и независимые славянские племена, обитавшие в Далмации. По сообщению Константина Порфирородного, часть хорватов и сербов приняла крещение от Византии и таким образом вошла в сферу церковного и политического влияния Византии.

Потеря Сиракуз, взятых штурмом арабами в 878 г., после долгой девяти-месячпой обороны, явилась жестоким ударом для завоевательных планов Василия. Гибель Сиракуз предопределила потерю Сицилии. Остров Кипр снова попал в руки арабов. Василий должен был отказаться от дальнейших завоевательных планов, хотя его полководцу Никифору Фоке и удалось восстановить византийскую власть в Апулии и Калабрии, вслед за чем и лангобардские феодальные княжества Южной Италии должны были признать протекторат империи.

Но и эти скромные успехи внешней политики основателя македонской династии подверглись серьезной угрозе благодаря близорукой политике его преемника Льва VI (886 — 912) бездарного, Но самоуверенного правителя, незаслуженно перешедшего в историю с прозвищем «Философа» и «Мудрого». Византийские правящие круги слишком понадеялись на свое влияние при болгарском дворе после принятия последним христианства. Сама Византия поставила Болгарию в такое положение, что той оставалось только выбирать между подчинением Византии или борьбой против нее.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Вам также может понравиться...