История Византии (краткий очерк)

Глава VI
МАКЕДОНСКАЯ ДИНАСТИЯ (867 — 1056)

1. Внутреннее состояние империи

Буржуазные византинисты обычно очень высоко оценивают деятельность Македонской династии. Диль, например, считает, что два века, когда эта династия управляла империей (867 — 1056), являются самой блестящей эпохой истории Византии. Почти все императоры этой династии, по его мнению, являлись выдающимися правителями: Василий I (867 — 886), мощным усилием укрепивший общее положение империи, Роман Лакапин (919 — 944), Никифор Фока (963 — 969), Иоанн Цимисхий (969 — 976), восстановившие на востоке престиж византийского оружия, наконец, Василий II (976 — 1025), в продолжительное правление которого Византия достигла апогея своего могущества и славы.

Македонская династия в целом, по мнению Диля, «обеспечила империи материальное благосостояние и привела ее на высшую ступень могущества и славы».

Историк-марксист не может согласиться с этой оценкой и должен внести в нее весьма существенные оговорки. Македонская династия пришла к власти, после того, как во 2-й половине IX века революционное движение народных низов (Фома Славянин, павликиане) и реформаторские попытки иконоборцев потерпели поражение. Она довершила победу реакции. С вступлением на престол Василия I силы реакции восторжествовали по всему фронту.

История жизни основателя Македонской династии напоминает скорее сказку, чем историю, однако она составляет действительный эпизод в исторических летописях Византии. Выходец из крестьянской семьи армянского происхождения, поселенной близ Адрианополя, Василий благодаря своей физической силе, ловкости и покровительству пелопоннесской аристократки Данилиды, сумел из нищего крестьянина сделаться богатым македонским динатом, получить доступ ко’ двору, снискать безграничное доверие императора Михаила III. Кесарь Варда был предательски умерщвлен по проискам нового любимца императора.

После убийства Варды Василий был усыновлен Михаилом и коронован императорской короной. Но их совместное правление продолжалось немногим более года. В 867 г. после одного пира Василий убил своего «благодетеля» и сделался единодержавным правителем государства. Добившись таким путем императорского трона, Василий I прилагал все усилия, чтобы доказать динатам и церковникам, что он лучше своего предшественника обеспечит проведение политики, начатой в 843 г. после «торжества православия».

Свою деятельность он начал ожесточенной борьбой против революционной секты павликиан. В этой борьбе ему удалось добиться значительных успехов. Центр павликианства, город Тефрика, в 872 г. был взят штурмом и разрушен. Павликианская «Республика» прекратила свое политическое сушествование. Вождь павликиан Хрисофир был убит, его голова была отослана Василию, который отпраздновал победу над павликианами празднествами и триумфом. Для снискания расположения монашества Василий I выстроил около 100 монастырей и церквей. Это строительство усиленно продолжал его наследник Лев VI.

Внешним выражением господства реакции при новой династии явилось официальное правительственное осуждение законодательства иконоборцев.

Василий I решительно отвергает это законодательство, называя его «ниспровержением добрых законов, которое было для государства бесполезно, а сохранение которого в силе неразумно». В составленной между 879 — 886 гг. «эпанагоге» законодательство иконоборцев называется «несообразностями, сделанными Исаврами в противоположность божественному догмату и на разрушение спасительных законов».

Вместо этого восстанавливается старое законодательство Юстиниана. В 879 г. выпускается «Прохирон», краткое изложение государственных законов, а преемник Василия Лев VI (886 — 912) издает «Василики» — новую публикацию Юстиниановского права.

Классовый смысл этого законодательства очевиден. Эклога и Земледельческий закон, узаконивший крестьянскую общину, ограничивали аппетиты крупных землевладельцев. «Василики» же, опубликованные под давлением крупных землевладельцев — динатов, гораздо лучше, чем Эклога, помогали закабалению свободных крестьянских хозяйств: в них снова узакониваются крепостное. Сгерх того Лев VI ослабляет и смягчает запрещение юстиниановского законодательства провинциальным правителям делать какие-либо земельные приобретения в управляемых ими областях.

При Македонской династии завершается централизация государственного аппарата, и правительственная бюрократия добивается полного торжества.

Император Лев VI уничтожает последние остатки муниципального самоуправления. Он закрывает городские сенаты (курии) и отменяет всякие выборы муниципальных властей, так как такие учреждения, по выражению императорского указа, «не соответствовали существующему порядку вещей, при котором обо всем печется сам император».

Городские димы теряют всякое политическое значение и превращаются в декоративные принадлежности императорских торжественных выходов. Политическая роль сената была сведена к нулю еще в конце VII века. Лев VI окончательно и официально лишает сенат права участия в законодательстве и сам назначает всех должностных лиц.

Всемогущая бюрократическая машина, теперь без помехи управлявшая государством, возглавлялась пышным двором, многочисленной придворной свитой, распределенной по рангам, сложной центральной администрацией, состоявшей из многочисленных канцелярских приказов.

Все византийское чиновничество было распределено по сложной табели чинов и должностей, причем между этими чинами и должностями существовало строгое соответствие. 18 чинов представляли разряды высших сановников. Звания кесаря, новеллиссима, куропалата предоставлялись членам императорской фамилии. Далее шли чины магистра, анфипата, патрикия, протоспафария, дисипата, спафарокаидидата, спафария.

Чиновное лицо занимало определенную должность. Высшими придворными должностями, занимаемыми обычно евнухами, были должности препозита или церемониймейстера, паракимомена или спальника, протовестиария, заведовавшего императорским гардеробом. Далее шли должности высшей центральной администрации, которая, также как и провинциальная, в VII веке подверглась реорганизации.

Латинские наименования были заменены греческими. Высшие должностные лица гражданской администрации стали называться логофетами. Во главе логофетов стоял логофет дрома, в руках которого сосредоточивалось управление путями сообщения, почтой и своеобразным «телеграфом» (византийцы умели очень быстро и искусно передавать известия при помощи системы световых сигналов с сторожевых вышек). Ему же принадлежало ведение иностранных дел, рассылка императорских указов и писем. Он Яге был главой полиции. Далее шли: логофет, управляющий казначейством (τοο γενικοΰ), логофет военный (των στρατιατικών) — главный интендант и казначей армии; логофет, ведающий уделами и императорскими конскими заводами. Важными должностями финансового ведомства являлись также должности хартулария сакеллия, ведавшего частным имуществом императора; логофета, управлявшего императорскими мануфактурами и арсеналами, и особенно сакеллария — государственного контролера.

Далее, в центральное государственное управление входили: квестор, стоявший во главе судебного ведомства — хранитель государственной печати и императорской чернильницы; доместик схол, или великий доместик — командующий византийской армией; другарий флота — управлявший морским ведомством; наконец, енарх, или префект Константинополя, ответственный за поддержание порядка в столице, снабжение ее продовольствием и за деятельность корпораций ремесленников и торговцев.

В византийской табели о рангах, насчитывающей 60 высших должностей, гражданские сановники ие занимали первых мест. Так, например, несмотря на важность своих функций, логофет дрома занимал только 37-е место, сакелларий — 32-е, епарх — 18-е. Военные сановники Византии имели заметное преимущество перед гражданскими. Стратиги фем, например, стояли выше гражданских чинов. Первый из них, стратиг Апатолика, занимал 4-е место, доместик схол стоял на 5-м.

В IX — X вв. военное сословие считалось высшим, наиболее почетным «оплотом государства Римлян». Соответственно этому военные чины и вознаграждение получали значительно более щедрое, чем гражданские. Последние, представляя сильную и сплоченную группу, естественно, были недовольны преобладанием военных, их претензиями направлять правительственную политику и всячески стремились ослабить их влияние. Отсюда проистекал острый антагонизм между гражданскими и военными чинами, между центральной столичной бюрократией и военной аристократией провинций, проявившийся явственно уже в X веке и особенной остроты достигший в XI веке.

Высшие должностные лица заведывали сетью канцелярий, распределенных по 60 ведомствам, с целым штатом чиновников. Низшие чиновники, служившие в канцеляриях, получали содержание от казны, но довольно скудное, что вынуждало их пополнять недостающее добавочными поборами с населения.

Содержание многочисленного чиновничества поглощало очень крупные средства. Еще больших расходов требовала императорская армия, насчитывавшая в IX в. 120 тысяч человек.

Войска, из которых составлялась эта армия, распадались на 2 группы: «тагмы», расположенные в Константинополе и ближайших окрестностях столицы, и «фемы», комплектуемые в провинциях. Тагмы состояли из четырех войсковых частей гвардейской кавалерии, численностью около 16 тысяч: схолариев, экскувитов, иканатов и арифм. К дворцовым войскам, кроме кавалерийских, причислялась и пехотная войсковая часть (νούμερο, numeri). Эти придворные войска в значительной части состояли из иноземцев-наемников — хазар, печенегов, иверов и варягов-руссов. Последние, как постоянный составной элемент византийской армии, появляются незадолго до времени князя Владимира и играют очень заметную роль в истории империи до конца XI в., когда заменяются англосаксами.

Фемные, или территориальные провинциальные войска, численность которых колебалась от четырех до десяти тысяч на каждую фему, состояли преимущественно из кавалерийских частей. Кавалерия, разделявшаяся на тяжелую («катафрактарную») и легкую конницу, была излюбленным родом оружия в Византии, также как и во всех средневековых армиях. О размерах денежных окладов высшего командного состава армии свидетельствуют следующие данные. В конце IX в. стратиги фем Армении, Анатолика, Фракии получали ежегодно по 40 фунтов золота, стратиги Опсикия, Букеллариев и Македонии по 30 фунтов. При этом нужно иметь в виду, что в ІХ веке ценность денег была значительно выше, чем в XIX — XX вв.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Вам также может понравиться...