История Византии (краткий очерк)

2. Перемены в этническом составе населения и социальной структуре Византии VII века

Если Восточная империя не погибла в тяжелых потрясениях VII века, то объясняется это тем, что она сама в процессе этого кризиса подверглась существенным изменениям.

Она утратила характер мировой империи и превратилась в восточное греческое государство, которое в своем этническом составе и социальной структуре представляло ряд новых черт. На западе владения в Испании были потеряны, в Африке — находились под угрозой, Италия все более обособлялась от Константинополя. Потеря Египта, Сирии, Месопотамии на востоке, славянизация европейских провинций обусловила преобладающую роль в дальнейшей истории Византии Малой Азии, которая теперь становится основной опорной базой империи. Следствием этого явилась эллинизация государственного аппарата. Если раньше языком двора, законодательства, суда, администрации, армии был латинский язык, — то все это коренным образом изменяется в VII веке. Латинский язык во всех сферах государственной деятельности окончательно и повсеместно вытесняется греческим.

Длительные нашествия авар, славян и болгар в Европе, персов и арабов в Азии производят крупные изменения в этническом составе населения империи. Помимо того, вторжения варваров расстраивали аппарат управления, понижали ценность земель, которая часто оставалась без обработки, и вообще наносили тяжелые удары крупному землевладению.

Наконец, массовое вселение на территорию империи в VII в. славян, армян, мардаитов значительно увеличивало удельный вес мелких свободных землевладельцев, подобно тому как это несколько раньше произошло в западной Европе вследствие поселений франков, бургундов и других германских племен. Славяне целыми массами заняли европейские области империи. Даже в Малой Азии они насчитывались десятками и сотнями тысяч, т. е. почти не уступали в численности поселениям германских племен на Западе. Византийское правительство во 2-ой половине VII в. прилагало настойчивые усилия к тому, чтобы подчинить себе славян, наводнивших провинции империи на Балканском полуострове, прежде всего в прилагающих к столице областях Фракии и Македонии, используя для этого всякую передышку в борьбе с арабами. Так, в 657 г. посланные Константом войска прошли через Фракию, наложили дань на славян и обязали их выставлять Византии военные контингенты. В 689 г. Юстиниан II (685 — 695, 705 — 711) снова предпринимает большой поход для подчинения территории между столицей и Фессалоникой, причем было покорено много славянских племен.

Не ограничиваясь этим, византийское правительство стремится пополнить громадную убыль в населении, причиняемую постоянно возобновлявшимися варварскими вторжениями, с помощью широкой внутренней колонизации. На опустевших территориях оно расселяло обширные массы иноземцев, побежденных силою оружия, или, по крайней мере, признавших верховенство Византии. Так, уже упомянутый Юстиниан II насильственно переселяет побежденных славян в Малую Азию. Количество их было настолько велико, что Юстиниан мог из них сформировать военный корпус, численность которого источники определяют в 30 тысяч. В 688 г. в империи были расселены не мирившиеся с господством арабов мардаиты. 12 тысяч воинов с их семьями были размещены в Малой Азии, Пелопоннесе и Эпире.

Эта внутренняя колонизация продолжалась и в VIII в. По свидетельству источников, в 762 г. в Малую Азию добровольно выселилась славянская колония, численность которой доходила до 208 тысяч. В связи с этим в VII в. в империи происходит крупный переворот в аграрных отношениях, начавшийся уже в VI в., по последствия которогб явственно обнаруживаются только в VIII в., и который выражается в умножении свободных крестьянских общин, в усилении мелкого крестьянского землевладения, в восстановлении свободы крестьянских переходов, Господствующий класс не был в состоянии сохранить старые формы эксплуатации земледельческого населения. В так называемом «Земледельческом законе», который вероятнее всего появляется к VIII в., мы не встречаем никаких упоминаний о колонате, прикреплении крестьян к земле, патронате крупных землевладельцев. «Земледельческий закон» свидетельствует о существовании крестьян, обрабатывающих не свои собственные участки, но не прикрепленных к земле и обладающих правом свободного перехода.

Если крестьянин, снявший для обработки участок земли, бросит его, не выполнив своих обязательств, то он только должен вознаградить владельца за понесенный последним ущерб. Держатели земли платят ее собственнику известную часть урожая. Но наиболее важная особенность аграрных отношений, как их изображает «Земледельческий закон», это широкое распространение общины и общинного землевладения в византийской деревне. Как в Западную Европу V в., так — столетием позднее и в несколько меньших размерах — и на территорию Византии нахлынувшие варвары принесли с собой «…осколок настоящего родового строя в форме сельских общин (марка) и тем самым дали угнетенному классу, крестьянам, даже в период жесточайшего средневекового крепостного права, территориальную сплоченность и средство к сопротивлению, каких в готовом виде не нашли ни древние рабы, ни современные пролетарии…».

В условиях возрожденных общинных порядков мелкое крестьянское хозяйство получало некоторую устойчивость. Образуя средостение между крестьянским хозяйством и эксплуатировавшим его крупным земельным собственником, община смягчала произвол последнего и тем обеспечивала большие возможности развития мелкого индивидуального земледелия. Если колоны, объединенные вокруг латифундии, были лишены всякой внутренней спайки, то в лице принесенной варварами общины появлялась такая организационная хозяйственная ячейка, которая могла служить в известной мере средством сопротивления и защиты от чрезмерной эксплуатации. Но вновь народившееся византийское свободное крестьянство с самого начала находилось в более тяжелых условиях, чем, например, франкское после «переселения народов». Оно должно было выдерживать конкуренцию рабского труда, который в Византии применялся в гораздо больших размерах, чем в средневековой Западной Европе.

Византийская администрация, даже в условиях беспрерывных неприятельских вторжений второй половины VII в., проявляла гораздо большую активность, чем франкская, и налагала на народные массы настолько тяжелый груз податей и повинностей, что русский византинист академик Васильевский при перечислении их не знает, чему более удивляться, изобретательности византийских приказов или выносливости народной массы. Неудивительно, что новым византийским подданным и в VII в. приходилось бороться против систематического ограбления их правительством, о чем говорят хотя бы такие факты, как неоднократные переходы славянских отрядов Еизаптийской армии на сторону арабов (например, в 665 и 692 гг.).

При всем том, образование в Византии многочисленного класса свободных крестьян, широкое распространение общины и общинного землевладения в связи с внедрением славян имело огромное значение для дальнейших судеб империи. Оно надолго обеспечило удовлетворение двух главнейших потребностей византийского государства: поступления налогов и комплектования территориальной армии. На базе мелких крестьянских хозяйств создается сильное военнослужилое сословие, которое в течение веков в обстановке почти непрерывных войн, иногда на 2 — 3 фронта, упорно отстаивало границы империи, защищая теперь не землю господ, а свою собственную землю.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Вам также может понравиться...