История Византии (краткий очерк)

Правительство Маврикия стремится укрепить обороноспособность империи организацией своего рода территориальной армии, пополняемой туземным населением. Но одновременно правительство стремится сократить расходы на армию, сократить воинское содержание, восстановить в армии древнеримскую дисциплину, в том числе систему срочного построения после каждого дневного перехода укрепленной лагерной стоянки, обычай зимовки во вражеской стране и т. д. Однако армия, зараженная всеобщим недовольством, рассматривала эти реформы, как тяготы, нарочито придуманные для ее утеснения чуждой и враждебной властью, и оказывала им упорное сопротивление. Волнения в армии вспыхивают одно за другим: в 588 г. армия, воевавшая с персами, взбунтовалась и заставила своего военачальника Приска и командный состав бежать из лагеря, низвергла статуи императора, называя его торгашом. Волнения вспыхивали затем в 594 и 600 гг.

В 602 г. дело дошло до решительной развязки. Когда войскам было приказано зимовать за Дунаем во вражеской стране, они подняли открытое восстание под предводительством центуриона Фоки и двинулись на Константинополь для расправы с Маврикием. Восстание в армии встретило полную поддержку со стороны константинопольских димов и плебейских масс. Маврикий, его сыновья и наиболее ненавистные армии представители правительства были казнены. Таким образом политический переворот 602 г., движущими силами которого была армия и константинопольский плебс, сбросил правительство крупных земельных собственников.

Однако выдвинутый армией император Фока с самого начала встретился с ожесточенной оппозицией сената и крупных земельных собственников, значительной части военной и гражданской администрации и был к тому же втянут в новую войну с Ираном. Врагам правительства удалось разжечь гражданскую войну в Киликии, родине Маврикия, Сирии, Палестине, Малой Азии, Египте. Эта гражданская война, в которой на первый план выступают партии зеленых и голубых, была борьбой не только династической, но и социальной, религиозной, племенной и велась со страшным ожесточением. Об этой гражданской войне, которую обычно затушевывают буржуазные историки, ясно и недвусмысленно свидетельствуют византийские историки и хронисты.

Феофилакт Симокатта говорит о борьбе партий, как о причине, от которой едва не погибла римская держава. Об этой гражданской войне пишет и повествователь о чудесах св. Димитрия: «Вы все знаете, какую тучу пыли поднял дьявол в царствование преемника блаженной памяти Маврикия, погасив любовь и возбудив взаимную вражду на всем востоке и в Киликии, и в Азии, и в Палестине, и до такой степени взволновал все соседние области даже до царственного града, что димы не только не довольствовались тем, что на площадях упивались кровью соплеменников, но и нападали взаимно на жилища друг друга и безнаказанно избивали тех, кого в них находили… Словно варвары грабили они своих сограждан».

Объективное значение революционных выступлений народных низов, восстававших против политического и налогового гнета империи и непосредственной эксплуатации со стороны крупных землевладельцев, сводилось только к расшатыванию и ослаблению центральной правительственной власти. Расшатывая центральную власть, революционное движение масс оказывалось бессильным вывести общественную жизнь из туника. Правительство Фоки боролось с византийской знатью применением беспощадного террора, но оно не представляло интересов народа, не имело какой-либо творческой программы, в его цели не входило улучшить положение народных масс; поэтому оно не могло привлечь прочно на свою сторону димы и крестьянство. Немедленно после переворота 602 г. один из видных командиров византийской армии Нарзес отказался признать императором Фоку и, опираясь на личную дружину, поднял знамя восстания в Эдессе. Вслед за тем вспыхнул бунт в столице, организованный придворной знатью и поддерживаемый голубыми. Во время бунта была сожжена часть столицы, но мятеж был подавлен при помощи зеленых, которые в это время еще поддерживали Фоку. Точно также был раскрыт и ликвидирован новый заговор, в котором участвовали высшие должностные лица империи во главе с префектом претория Востока, комитом священных щедрот и большим количеством сенаторов.

Одновременно с этим гражданская война, принявшая форму междоусобия димов, развернулась в провинциях, достигнув особенного ожесточения на востоке и прежде всего в Сирии. Здесь всегда царило недовольство правительством со стороны многочисленного еврейского населения, подвергавшегося особому угнетению, а также еретиков разных толков.

Во многих городах востока борьба димов получила характер еврейских погромов; в некоторых других городах местной знати удалось придать движению димов антиправительственный характер. Византийские летописцы сообщают о жестоком усмирении войсками Фоки движений димов в Антиохии и Лаодикее. Фока по неизвестным причинам лишил дим зеленых права занимать общественные должности и начал открыто покровительствовать голубым, сторонникам православия. Тем самым он поднял против себя под знаменем зеленых всех монофизитов империи.

Гражданская война дезорганизовала окончательно византийскую армию и административный аппарат, и, несмотря на то, что Фока сосредоточил все свои военные силы на востоке, откупившись от авар повышенной данью, он не мог отразить натиска персов. В 605 г. пала важная пограничная крепость Дара. Сирия и Месопотамия были наводнены конными отрядами персов. В 609 г. они прорвались чрез Малую Азию до Халкидона и ближайших окрестностей столицы. Не исключена возможность, что непримиримо враждебное отношение крупной землевладельческой знати к Фоке сыграло существенную роль в поразительных успехах Хозрова в борьбе с империей, тем более, что Хозров выступал как мститель за Маврикия и вел с собой в качестве кандидата на византийский престол самозванца, принявшего имя сына Маврикия Феодосия.

Наконец, сенатская партия заручилась поддержкой экзарха Африки Ираклия, поднявшего восстание против Фоки. В 609 г., при поддержке африканской армии, против Фоки выступили крупные землевладельцы Египта, к которым присоединилась партия зеленых. Сопротивление правительственных войск и администрации было сломлено; победа восстания в Египте обрекла население столицы на голод. В то же время африканский флот, всюду встречая поддержку партии зеленых, двинулся прямо на Константинополь. В 610 г. Фока был низложен и казнен. На престол был возведен Ираклий (610 — 641), ставленник сенатской партии. В первые годы своего правления новый император являлся скорее первоприсутствующим сената, чем самодержавным государем.

Сенат взял в свои руки даже дипломатические отношения, и послы вели переговоры с царем Персии от имени сената, а не императора. Но хотя земельная знать, сильно потрепанная террористическим режимом Фоки, и восстанавливает свою власть, однако глубокая враждебность народных масс по отношению к новому правительству не дала ему возможности быстро ликвидировать последствия того тяжелого удара, который был нанесен всей правительственной системе в начале VII в. и выразился в совершенном расстройстве административного аппарата, истощении казначейства и захвате Ираном, аварами и славянами громадных областей в Азии и на Балканском полуострове. Персы продолжали отрывать одну область империи за другой. Народные низы империи, еврейское население в частности, видели в персах освободителей от гнета империи и охотно признавали персидскую власть над собой. В 611 г. персы овладели Антиохией, в 613 — Дамаском, в 619 — Египтом. Константинополь лишился египетского хлеба, последствием чего было прекращение бесплатной раздачи хлеба беднейшему населению, обреченному таким образом на голод и эпидемии.

Одновременно империя понесла крупные потери и на Западе. В 616 г. сдалась визиготам большая часть еще принадлежавших империи испанских городов; в Италии лангобарды отнимают у Византии Лигурию; на Балканском полуострове область между Дунаем и Балканами прочно занимается славянскими поселенцами. Ко времени Ираклия позднейшие известия приурочивают расселение сербов и хорватов на исторических местах их поселения. Византия с трудом удерживала власть над далматскими приморскими городами.

Положение казалось настолько безнадежным, что Ираклий даже собирался перенести столицу в Карфаген. Но грозная опасность, нависшая над правящими классами империи, заставила их теснее сплотиться вокруг правительства. Церковь оказалась вынужденной временно поступиться накопленными ею громадными сокровищами и передать их в распоряжение государства. Церковные богатства дали возможность реорганизовать армию и заручиться союзниками — иверами, армянами, лазами, абазгами, хазарами. Ираклий хорошо понял важность Закавказья для комплектования византийской армии. И действительно, в данный момент армяне, картвелы, лазы дали ему больше солдат, чем истощенная Малая Азия. Можно сказать, что закавказские контингенты составили основной костяк войска Ираклия, также как и его командных кадров.

Правящие классы и духовенство одновременно пытались всеми мерами разжечь религиозный фанатизм в массах против «врагов Христа». Вспыхнувшая с новым ожесточением (с 622 г.) война с персами ведется в Малой Азии, Армении, Лазике, Азербайджане, Ассирии. Ее переломным моментом явился 626 г., когда обе стороны проявили высшее напряжение. Ираклий в Лазике, заручившись союзом с хазарами, готовился нанести решительный удар в самое сердце Персии, в то время как персидская армия в союзе с аварским ханом осаждала Константинополь. Но нападение авар на Константинополь окончилось полной неудачей; Ираклию же удалось в 627 г. разгромить персидскую армию около развалин древней Ниневии и вызвать в Иране переворот, закончившийся убийством Хозрова. Ирану был нанесен удар, от которого он уже не мог оправиться. Новое персидское правительство было вынуждено отказаться от всех своих завоеваний и к 630 г. очистить оккупированную им громадную территорию от Эдессы до Александрии.

Но Византия VII в. уже не могла задержать внутреннего процесса разложения и постепенной эмансипации и обособления восточных провинций. Подобно тому как занятие западных областей варварами, создавшими свои королевства на развалинах империи, явилось завершением процесса распада Западной империи, так и на востоке ту же роль сыграло завоевание восточных провинций Византии арабами.

Месопотамия, Сирия, Палестина, жестоко пострадавшие во время войны с Ираном, нуждались хотя бы во временном облегчении налогового бремени. Но церковь потребовала от правительства немедленного возврата предоставленного ею государству займа, и правительство Ираклия поспешило выполнить это требование. На погашение церковного долга пошла не только военная добыча, вывезенная из Персии, но пришлось нажать налоговой пресс в разоренных войной восточных провинциях, которые таким образом не получили никакой передышки.

Византийская администрация по своем возвращении в восточные провинции не замедлила обрушиться с жестокими репрессиями на всех тех, кто во время персидского нашествия обнаружил неприязненное отношение к империи. Множество евреев было перебито в Иерусалиме, Галилее, Эдессе. Был издан декрет о насильственном крещении евреев; последние массами убегали в Аравию. Правительство Ираклия понимало государственную необходимость устранить причины, вызывавшие отчуждение монофизитского востока от империи. С этой целью Ираклий снова пытался проделать то, что уже много раз напрасно предпринимали его предшественники, а именно воссоединить еретиков с православием с помощью новой религиозной формулы, не жертвующей решениями Халкидонского собора, по в то же время дающей некоторое удовлетворение монофизитам. Такая формула была найдена в монофелизме, признававшем в Христе одну волю при двух природах и представлявшем известную уступку монофизитам.

В 638 г. появился императорский эдикт, излагавший учение монофелизма (Эктезис). Однако судьба этой попытки была такая же, как и предшествующих. Население восточных провинций, угнетаемое сборщиками налогов, оставалось непримиримо враждебным империи, а попытки насильственного проведения церковной унии только обостряли эту вражду; зато на западе, в Италии и Африке, эдикт вызвал сильный протест, раздуваемый фанатическим монашеством, и римский папа Иоанн в конце 640 г. осудил монофелизм как ересь. Эта попытка примирения с востоком оказалась к тому же и запоздавшей. Ненависть народных масс восточных провинций к империи нашла могущественную поддержку в арабах, завершивших при Мухаммеде и его ближайших преемниках свое политическое объединение.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Вам также может понравиться...