История Византии (краткий очерк)

Глава I
НАЧАЛО ВИЗАНТИИ

В начале IV века высокий подъем революционного движения рабов и колонов, боровшихся против империи вместе с наступавшими извне варварами, и глубокий экономический кризис Италии имели одним из своих следствий то, что старая столица империи — Рим — утрачивает свое значение политического центра государства. Новая столица, основанная на берегах Босфора в 330 г., получила название Нового Рима, или — по имени своего основателя, императора Константина I — Константинополя. Так как новая столица была основана на месте древней мегарской колонии Византии, превратившейся потом в центр средневековой империи, то отсюда происходит и общепринятое название «Византийская империя».

При основании Константинополя в Нем по образцу Рима был построен ряд дворцов, форум, гипподром. Город был украшен памятниками античного искусства, вывезенными из Рима, Афин и других городов империи. Константинополь и его окрестности были выделены из провинциального управления и получили, по аналогии с Римом, ряд льгот и привилегий. На Константинополь была распространена одна из важнейших привилегий Рима — получение дарового хлеба из Египта. Путем поощрений и насильственных мер правительство добилось быстрого роста города. Уже в V веке греческий историк Евнапий сокрушался, что все груженые хлебом корабли из Египта, Малой Азии н Сирии едва были в состоянии прокормить население новой столицы.

Основание Константином новой столицы не было императорским капризом. Оно имело под собой серьезные экономические и политические основания. Тяга на восток римской правящей верхушки предшествовала развалу Западной Римской империи. Уже со времен Юлия Цезаря у ряда римских императоров возникала мысль о переносе столицы из Рима на восток. Ее осуществил предшественник Константина Диоклетиан. Эта тяга на восток легко объяснима. Богатство Рима покоилось на грабеже завоеванных провинций. Когда восточные провинции вошли в состав империи и завоевательные войны прекратились, экономический центр тяжести, естественно, перешел к восточным провинциям. Экономическое преобладание востока и было закреплено перенесением туда столицы.

Независимо от того, что восточные провинции отличались сравнительно большим экономическим благосостоянием и меньше, чем западные, пострадали от развития латифундиального рабовладельческого хозяйства, перемещение столицы на восток представляло ряд других экономических и стратегических преимуществ. В областях Балканского полуострова комплектовались лучшие военные силы Римской империи III — IV вв., набиравшиеся, главным образом, во Фракии и Иллирии. Стратегические преимущества Константинополя были очевидны. С трех сторон окруженный морем, он был с моря недоступен для варваров, с суши его охраняли мощные стены.

В экономическом отношении Константинополь держал в своих руках всю торговлю Черного моря с Архипелагом и Средиземным морем и своим удачным расположением на стыке между Европой и Азией был как бы предназначен сделаться торговым посредником между ними.

Предприятие Константина оказалось жизненным. Новый Рим быстро рос и занял неоспоримо первое место среди городских центров империи.

Империя в IV веке неоднократно делилась на две половины — восточную и западную, — из которых каждая имела своего императора, затем снова воссоединялась под единой властью. Так шло до 395 г., до момента окончательного отделения Восточно-римской империи от Западной со смертью императора Феодосия I, оставившего западную половину своему сыну Гонорию, а восточную Аркадию.

Этот момент и следует считать началом самостоятельного существования Восточно-римской, или Византийской империи.

Западная империя после этого разделения просуществовала очень недолго. Высоко поднявшееся революционное движение рабов и колонов, боровшихся против империи изнутри, и мощный натиск варваров извне нанесли ей смертельный удар уже к середине V в., а в 476 г. она прекратила й номинальное существование. Восточно-римская империя проявила несравненно большую живучесть.

Чтобы понять причины этого явления и смысл политической истории Византии в V веке, мы должны уяснить себе внутреннее состояние Восточной империи к началу V века и рассмотреть, каково было различие в экономике и социальном строе Западной и Восточной империй.

После разделения Римской империи, из 14 диоцезов, входивших (по делению Диоклетиана) в ее состав, под непосредственной властью Восточной империи оставалось 7 диоцезов: Египет, Восток, Азия, Понт, Фракия, Македония, Дакия. Характеризуя отчаянное положение Римской империи накануне германского завоевания, Ф. Энгельс писал: «Всеобщее обеднение, сокращение торговых сношений, упадок ремесла, искусства, уменьшение населения, упадок городов, возврат земледелия к более низкому уровню — таков был результат римского мирового господства». Несомненно, аналогичные процессы происходили и в восточной половине, но здесь тот упадок чувствовался в меньшей степени, чем в западной. Старые торговые связи, старое ремесло, меньшее развитие рабства на востоке — ослабили здесь остроту кризиса, переживавшегося Римской империей.

Поэтому Восточно-римской империи удалось подавить революционное движение рабов и колонов и отразить нападение варваров, натиск которых на Востоке был не менее силен, чем на Западе.

На востоке еще сохранились хозяйственные, политические и культурные традиции эллинистических монархий, которые ь свою очередь были наследниками великих монархий древнего востока. Этих традиций Римская империя за время своего господства на востоке не только не уничтожила, но и сама им частично подчинилась. К сожалению, эллинистические корни византийской хозяйственной системы пока очень мало изучены. Однако не подлежит сомнению, что в Восточно-римских провинциях большее место, чем рабовладельческие латифундии, занимали хозяйства мелких земледельцев, сохранивших остатки общинного строя, в которых можно видеть потомков «царских земледельцев» эллинистической эпохи, а в промышленности — не рабы, а организованные в корпорации ремесленники, потомки податных рабочих «царских монополий» той же эпохи.

О том, что кризис рабовладельческого хозяйства, нанесший такой сильный удар Западу, на Востоке сказался гораздо меньше, свидетельствует уже то обстоятельство, что здесь не наблюдалось того падения городской жизни и возвращения к натуральному хозяйству, какое имело место на Западе.

Константинополь, Александрия, Антиохия, насчитывавшие сотни тысяч жителей, являлись крупнейшими центрами торговли и промышленности. В то время как западные города разрушались, некоторые города на востоке империи обнаруживали даже дальнейший рост.

Константинополь, например, в V веке был вынужден возводить новые стены, чтобы вместить все растущее население.

Престарелый ритор Фемистий с восторгом говорит о росте Константинополя, о том, как громоздятся один на другой 7-этажные и 9-этажные дома, как столица становится «огромной мастерской великолепия, в которой быстро умножаются архитекторы, декораторы и всякого рода рабочие».

Если сама Греция была безнадежно поражена кризисом рабовладельческого хозяйства, а остальные области Балканского полуострова сильно страдали от варварских набегов, то в Малой Азии, Сирии, Египте сохранилось развитое ремесленное производство высокосортных шерстяных, льняных, шелковых тканей, металлических и ювелирных изделий, посуды и стекла. Горное дело и металлургическое производство было развито в Азии, Понте, Македонии. Александрия славилась своим полотном, стеклянными изделиями, изготовлением папируса, но лучшие ткани — шелковые и льняные — давали Сирия и Финикия. На востоке также сохранялись остатки старых торговых связей. Византийцы были хозяевами тех местностей, к которым примыкали старые торговые пути. Они владели Египтом, куда через Красное море привозились товары из Аравии и Цейлона. Сирия и Месопотамия продолжали вести торговлю с Центральной Азией. Наконец, и на Черном море у Восточной империи были пункты, имевшие значение для восточной торговли. Через все эти пути Византия продолжала получать из восточных стран шелк, пряности, золото, жемчуг и другие предметы роскоши.

Восточные провинции не ограничивались посреднической торговлей. Вывоз собственных продуктов также имел место. Так, Египет ежегодно поставлял в Константинополь 8 миллионов артаб зерна и в то же время имел возможность отправлять в Аравию крупные партии хлеба.

Продукты сирийской промышленности: стеклянные, эмалированные изделия, тонкие ткани, вышивки, драгоценные вещи — все это широко расходилось, достигая даже Китая.

Торговля на Средиземном море — поскольку она еще имела место — оставалась неоспоримой монополией подданных Восточной империи, главным образом сирийцев, евреев, греков. Торговцев из Египта, Сирии, Армении в V — VI вв. можно было встретить в Африке, Сицилии, Равенне, Испании, Марселе, Орлеане, Париже. В некоторых городах Запада, куда эти торговцы ввозили ткани, выделанные кожи, сирийские вина, египетский папирус, они образовывали довольно значительные колонии.

Все более крупным рынком становился Константинополь, куда в VI в. «собирались корабли всего мира».

Уцелевшая на Востоке промышленность, торговля, а также виртуозно разработанный фискальный аппарат позволяли правительству Восточно-римской империи распоряжаться очень крупными по тому времени денежными средствами. О размерах их дает некоторое представление свидетельство византийского историка Прокопия, что казначейство Восточно-римской империи к концу правления императора Анастасия (491 — 518) обладало денежной наличностью в 320 тыс. фунтов золота, т. е, около 130 — 140 миллионов руб, золотом.

Эти крупные средства давали возможность центральной власти подавлять центробежные стремления, бороться с наступающими варварами или от них откупаться, подавлять восстания угнетенных народных низов. Последняя задача была особенно актуальной, поскольку Восточная империя, также как и Западная, «…превратилась в гигантскую сложную машину исключительно для высасывания соков из подданных» и вместе с тем являлась искусственным конгломератом различных племен и народностей: греков, различных мало-азиатских племен, армян, сирийцев, евреев, коптов, латинизированных фракийцев и иллирийцев.

Все общество Восточно-римской империи было разделено на сословия с строго определенными правами и обязанностями, причем правительство стремилось установить настоящий режим каст, прикрепляя каждого к определенному званию и профессии и запрещая переход от одного занятия к другому.

Сословное неравенство вело также к неравенству перед судом. Все население в этом отношении делилось на высшее сословие (honestiores) и низшее (humiliores). К этим последним закон относился гораздо строже. За одно и то же преступление первые наказывались ссылкой, а вторые — смертной казнью. Огромное большинство населения принадлежало к бесправной массе, подвергавшейся жестокой эксплуатации.

На низшей ступени общественной лестницы стояли рабы. Торговля рабами по-прежнему шла на рынках Малой Азии, Египта, Причерноморья, Константинополя. Рабский труд применялся в домашнем хозяйстве и в государственных предприятиях наряду с трудом свободных ремесленников. В дворцах византийской знати рабы насчитывались тысячами.

В ограниченных размерах продолжал применяться рабский труд и в сельском хозяйстве. Прекращение завоевательных войн, относительное вздорожание рабов, вспышки рабских восстаний способствовали некоторому смягчению участи рабов. Раб теперь уже не рассматривается как «вещь»; эксплуатация рабов подвергается в законодательстве ряду ограничений; убийство раба приравнивается к убийству свободного, упрощаются формальности освобождения рабов.

Низшее свободное сословие (ordo plebeius) состояло из 1) мелких земельных собственников, личным трудом обрабатывавших землю, 2) крупных и мелких торговцев, 3) ремесленников всякого рода, 4) наконец, из земледельцев, составлявших класс колонов.

Рассматривая каждого человека, как определенный объект налогового обложения, который должен сверх того отбывать определенные общественные повинности, правительство в IV веке окончательно закрепощает коллегии ремесленников, торговцев, судовладельцев. Коллегии становятся правительственными организациями, с назначенными правительством старшинами и с солидарной ответственностью за выполнение натуральных поставок и повинностей.

Прикрепление к ним делается наследственным, так как дети должны заниматься той же профессией, что и отцы. Ремесленник не может покинуть своей коллегии — за это клеймят железом. Большое количество предприятий в виде ремесленных мастерских (эргастерий) были императорскими монополиями и обслуживали нужды двора и правительства. Здесь отчасти работали рабы, особенно в текстильном производстве (gymnaecia, linyfia), но большею частью пользовались трудом наследственно прикрепленных к данному производству ремесленников, работавших или в общих эргастериях, или индивидуально — в зависимости от характера производства. Но и в том и в другом случае они образовывали корпорации ((συστήματα), обязанные за круговой порукой платить подать (канон) и нести службы (литургии) государству.

Некоторые из этих предприятий сдавались на откуп богатым предпринимателям.

Государство накладывало свою руку и на торговлю не только в том смысле, что получало торговые пошлины, но и в том, что присвоило себе ряд торговых монополий.

Эти монополии осуществлялись соответствующими корпорациями, организованными по типу ремесленных.

Таковы navicularii — поставщики хлеба, bastagarii — поставщики скота, suarii — поставщики свиней и др.

Но, как уже выше указывалось, была широко развита и частная торговля, отчасти посредническая, но главным образом местными товарами.

Богатые купцы и ростовщики официально принадлежали к низшему плебейскому сословию, но они имели возможность за деньги приобретать почетные титулы и звания и вообще играли на Востоке в общественной жизни довольно значительную роль.

Купеческо-ростовщический капитал Византии был заинтересован в сильной императорской власти, которая была ему необходима для охраны торговых путей и для завоевания новых рынков. Для ростовщиков, которые образовывали в Константинополе влиятельную корпорацию, дополнительным побуждением к этому служило то, что они ссужали большие суммы императорской казне. Наконец, в том же направлении действовала получившая большое применение система сдачи налогов на откуп. Откупщики давали государству крупные ссуды, за что получали право взимания налогов, служившее для них источником огромных прибылей.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Вам также может понравиться...