История Византии (краткий очерк)

2. Внешняя политика Юстиниана

Проводя ряд мероприятий, рассчитанных на консолидацию империи изнутри, правительство Юстиниана ни на минуту не упускало из вида своих планов на западе. Но прежде чем приступить к их осуществлению, Юстиниану пришлось выдержать длительную войну с Персией. Последняя объявила Византии войну в 527 г., обеспокоенная усилением византийского влияния в странах Кавказа, среди лазов, иверов и гуннов.

В период могущества Римской империи все восточное побережье Черного моря состояло под властью империи. Анархия III века, утверждение готов в Черноморских степях и Крыму, затем нашествие гуннов уничтожили власть империи на Кавказском побережье. В V веке восточно-римские гарнизоны удерживались только в двух крепостях: Питиунте (Пицунда) и Севастополе (Сухуми), через которые шли сношения империи с племенами внутреннего Кавказа, в частности с аланами (предками нынешних осетин). Правительство Юстиниана обратило снова усиленное внимание на северное побережье Черного моря. Восточная империя приняла под свою верховную власть Лазику, или Колхиду, которая после правления Льва находилась под суверенитетом Персии. Власть царя иверов, владевшего Лазикой, простиралась на земли по течению реки Риона до берега моря, а затем на области сванов и абазгов.

В 522 г., т. е. еще при Юстине, царь Лазики Цафий принял крещение в Константинополе, что вызвало энергичные протесты персов, Война с персами, начавшаяся в первый же год правления Юстиниана, была нерешительной и затяжной, и император тяготился ею, так как она мешала ему приступить к осуществлению своих планов завоевания, или «освобождения» Запада. В 532 г. Юстиниану путем крупных денежных жертв (уплатой около 5 миллионов руб. золотом) удалось добиться заключения мира с Персией. Византия сохранила свое преобладающее влияние в Лазике, а персы обязались вывести свои гарнизоны из тамошних укреплений.

Теперь Юстиниан мог считать момент назревшим для решительного вмешательства в дела Запада. Он видел внутреннюю слабость варварских королевств, созданных на развалинах Западной империи, видел, что вандалы и готы, составляющие ничтожное меньшинство населения Африки и Италии, в качестве еретиков-ариан не пользуются поддержкой со стороны основной массы населения. Ему было также прекрасно известно, что эти варварские королевства не способны создать единый фронт в борьбе с Византией.

Шестилетний промежуток между вступлением Юстиниана на престол и началом войн против вандалов и готов был весьма благоприятен для византийского правительства: в каждом из варварских королевств, ликвидацию которых оно замышляло, власть за эти шесть лет перешла в руки слабых и неспособных людей. Так, в Африке король вандалов Хильдерик был лишен трона своим двоюродным братом Гелимером, воинственным, но совершенно неспособным правителем. В Италии в 526 г. умер Теодорих, король остроготов, с которым ни один из его преемников не мог сравниться в политической ловкости и военных способностях. Византийское правительство рассчитывало своими вооруженными силами быстро ликвидировать эти эфемерные государства. Расчеты эти не были вполне основательны, так как военных сил Восточной империи едва хватало на защиту существующих границ.

Византийское войско, согласно кодекса Юстиниана, в то время состояло из 3 разрядов военных людей: 1) регулярных полков из местного населения под командой военных магистров, 2) одиннадцати схол, т. е. отрядов дворцовой гвардии, 3) федератов, которые комплектовались из варваров, бродивших по всем границам империи и готовых продать свои услуги тем, кто желал их купить. Византия вербовала этих наемников повсюду, называя их федератами. Таким образом под знаменами императора создавалась целая мозаика племен и пародов: гунны, гепиды, герулы, вандалы, готы и лангобарды, славяне, персы, армяне и грузины встречались в армиях Юстиниана.

В V — VI вв. было постоянным обычаем, чтобы каждый военачальник имел у себя на службе известное число вооруженных людей, связанных с ним клятвой верности, сражавшихся с ним рядом и которых он содержал. Число таких ипаспистов, или букеллариев, как они назывались, колебалось в зависимости от значения того или другого военного вождя, но нередко оно достигало нескольких тысяч. Велизарий имел, например, до 7 тысяч в своей дружине. Эти ипасписты и составляли лучшие, самые надежные части.

Сохраняя неоспоримое превосходство над варварами по своему вооружению, обучению и тактике, эта разноплеменная армия в то же время страдала всеми недостатками, свойственными наемной армии, и всегда причиняла большие затруднения правительству в его попытках установить в ней дисциплину. Под предлогом, что они союзники, а не подданные императора, федераты требовали, чтобы с ними обращались сообразно их народным обычаям и освобождали от правил общей дисциплины. Примеру федератов следовали и остальные воинские части. Эти не имевшие родины искатели приключений считали, что война должна питать войну. Поэтому появление их было бичом для той страны, через которую они проходили, все равно — как друзья или как враги.

Только полководцы, умевшие снискать среди них популярность и держать их в руках, могли с подобными войсками добиваться удовлетворительных результатов. В VI веке византийское правительство имело таких вождей.

Византия и в Африке и в Италии могла также рассчитывать на ревностных приверженцев и союзников. Ущемленные господством варваров, римская рабовладельческая знать и духовенство, среди которых еще живо было воспоминание о старых временах, с надеждой обращали свои взоры к Константинополю, ожидая оттуда избавления. II в государстве вандалов, и в Испании, и особенно в Италии эти элементы вели всякого рода интриги, устраивали заговоры с целью вызвать вооруженное вмешательство Восточной империя.

Первым объектом такого вмешательства Юстиниан избрал вандальское государство в Африке. Византийское правительство правильно учитывало, что вандальское королевство является самым непрочным из всех новых варварских государственных образований. Вандалов было меньше, чем готов, и притом они были не только еретиками-арианами, но и фанатическими преследователями православия.

Поводом к войне было объявлено низложение Гелимером Хильдерика, союзника Юстиниана. Таким образом речь шла якобы о восстановлении власти незаконно свергнутого короля, а не о присоединении утраченных империей территорий в Африке, благодаря чему устранялась опасность помощи вандалам со стороны визиготов и остроготов.

В 533 г., преодолевая нерешительность и сомнения некоторых своих ближайших помощников, хорошо помнивших печальные результаты африканской экспедиции Василиска, Юстиниан, при горячем сочувствии духовенства, отправил в Африку Велизария с 10 тысячами пехоты и 6 тысячами кавалерии. Нейтралитет остроготов облегчил успех Велизария. В начале сентября 533 г. византийский флот пристал благополучно к побережью Африки на расстоянии 5 дней пути от ее столицы Карфагена.

Велизарий был хорошо принят туземным паселепием и двинулся прямо на Карфаген. Флот получил приказание двигаться параллельно берегу. Вандалы были застигнуты врасплох и могли оказать только незначительное сопротивление. 13 сентября византийцами была выиграна битва у Децимума, в 30 километрах от современного Туниса, и занята без сопротивления столица Африки Карфаген. Гелимер еще не терял окончательно надежды. Он отозвал войска, отправленные на усмирение восстания в Сардинии, и пытался опереться на сельских колонов, которые ловили и убивали людей из войска Велизария, когда те в одиночку выходили за степы Карфагена. Но вторая и решительная битва при Трикамаре, выигранная ударом византийской конницы, окончательно ликвидировала варварское государство в Африке. Гелимер сдался на милость победителя и был отвезен в Константинополь. Остатки вандалов были зачислены в византийскую армию.

Юстиниан считал войну оконченной. Оп отозвал Велизария и устроил ему в Константинополе триумфальный прием. Император принял титул «вандальский» и «африканский» и приступил к восстановлению римских учреждений в отвоеванной провинции.

Ободренный успехом в Африке, Юстиниан решает ту же операцию провести в Италии, где предлогом для вмешательства послужило умерщвление дочери Теодориха Амалазуиты новым правителем остроготского государства Теодатом. Зимой 535 г. Велизарий высадился в Сицилии с еще меньшими вооруженными силами, чем в Африке. Он вел с собой только три тысячи туземных войск (исавров) и четыре с половиной тысячи различных вспомогательных войск. Тем не менее и на этот раз поход Велизария начался рядом блестящих успехов. В шесть месяцев был очищен от готов большой остров Сицилия, в то время как другой магистр армии Мунд занял Далмацию (конец 635 года). В 636 г. Велизарий почти без сопротивления овладел южной Италией с городом Неаполем; пяти тысяч византийских войск оказалось достаточным, чтобы захватить в конце 636 г. старую столицу мира — Рим, по величине населения и богатству остававшийся первым между городами Запада».

Однако с остроготами нельзя было так легко справиться, как с вандалами. При известии о первых неудачах и еще до падения Рима они низложили неспособного Теодата и выбрали королем Витигеса, одного из самых храбрых своих воинов. Новый король задержал нападение франков, которых византийская дипломатия натравила на остроготов, уступкой им Прованса и, собрав все свои военные силы (византийские историки говорят о 150-тысячной армии готов), осадил Велизария в Риме.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Вам также может понравиться...