История Византии (краткий очерк)

Историческая слава Юстиниана покоится главным образом на громадном оставленном им законодательном памятнике — своде гражданского римского права, лежащем и доныне в основе законодательства всех буржуазных европейских государств.

Этим громадным юридическим мероприятием правительство Юстиниана решало задачу переработать правовое наследие древнего Рима в духе самодержавия и тесно связанного с ним теперь христианства. Другим мотивом создания этого памятника являлась необходимость систематизировать юридические начала, которые должны были служить руководством к правильному функционированию административного аппарата империи.

Действовавшее в то время римское право представляло громадную и разнородную по своему составу массу памятников, знакомство с которыми во всем объеме, хотя и обязательное для администраторов и судей, было уже задачей непосильной. В это действующее право входили бесчисленные императорские указы, только частично собранные кодексом Феодосия, множество ученых сочинений римских юристов, получивших от императоров право давать ответы на обращаемые к ним частными лицами и правительственными учреждениями вопросы, многочисленные решения сената старого времени и т. д. Этот колоссальный материал ввиду своей необъятности уже не мог быть осилен византийскими юристами VI века. Многочисленные противоречия и несогласованности в римском законодательстве разных эпох и времен давали возможность византийским чиновникам ловить рыбу в мутной воде, затягивать судебные дела, давать неправильные решения, вымогать взятки и т. д.

Кодификацию действующего права Юстиниан предпринимает уже со времени вступления на престол, начав с новой редакции того материала, который уже раньше подвергался общим обработкам, т. е. императорских указов. В 528 г. была создана правительственная комиссия для редакции нового сборника, который должен был охватить материал, сведенный в Феодосиевом кодексе, устранить из него то, что не имело больше юридического значения, и включить узаконения, вышедшие после его издания. Эта работа была закончена очень быстро, в 529 г., н вышла в свет под названием Кодекса Юстиниана.

Затем на очередь была поставлена другая, более трудная задала: сведение в один систематический сборник всех сочинений юристов прошлого времени, имевших силу закона. Требовалось опускать и устранять то, что являлось повторением или создавало противоречия, и водворить повсюду строгое единство. Для составления такого сборника в 530 г. была создана комиссия из 16 юристов иод председательством Трибониана, который обнаружил удивительную работоспособность. Эта трудная задача была выполнена в течение 3 лет, и в 533 г. вышли в свет в 50 книгах составляющие этот сборник Дигесты, или Пандекты, как они были названы по-гречески. В том же году было издано краткое руководство римского гражданского права в 4 книгах под названием Институций. Институции, Дигесты и Кодекс представляли систематизацию римского права.

Императорские указы, выходившие после 534 г., составили новый сборник — Новеллы. В то время как Кодекс, Дигесты, Институции были написаны на латинском языке, громадное большинство новелл было уже издано на греческом языке, что являлось уступкой требованиям действительной жизни. Все четыре части этого огромного материала, составлявшие Свод гражданского права (Corpus juris civilis), это свое современное название получили с XII века, когда в Западной Европе возродилось изучение римского права.

Кодификация римского права Юстинианом имела значение, далеко выходящее за пределы античного и даже средневекового общества. Свод Юстиниана не имеет значения самостоятельного творческого предприятия юридической мысли византийцев, но он сохранил римское право, вписавшее существенные принципы того права, которым управляется современное капиталистическое общество. Когда в Западной Европе началось с XII в. изучение, или рецепция римского права, то во многих местах Свод гражданского права Юстиниана делается настоящим законом. Такое распространение римского права в Западной Европе с XII века по мере развития там товарно-денежных отношений не является неожиданным и случайным. Причины этого «распространения» прекрасно объясняют основоположники марксизма. То, что юристы падающей Римской империи привели в такую искусную систему, было, как говорит Энгельс, «… первое всемирное право общества, состоящего из товаропроизводителей, т.е. римское право, с его тончайшей разработкой всех существенных отношепий простых товаровладельцев: купли и продажи, ссуды, долга, договора и прочих обязательств», «… наиболее совершенная, насколько мы знаем, форма права, покоящегося на частной собственности».

Законодательная деятельность Юстиниана, особенно Кодекс и Новеллы, представляют прекрасный источник для ознакомления с внутренней политикой правительства, его социальной направленностыо, тем арсеналом средств, которыми бюрократическое правительство VI века надеялось усилить и укрепить империю, изжить ее недостатки и обеспечить ее единство.

Законодательство Юстиниана является прежде всего апофеозом, прославлением самодержавия. Юстиниан уверен во всемогуществе единоличной императорской власти. Оп первый отчетливо противопоставляет народной воле «милость божию» — как источник верховной власти. По его мнению, «нет ничего выше и святее императорского величества». «Он один способен проводить дни и ночи в труде и бодрствовании, чтобы думать думу о благе народа».

Именно со времени Юстиниана зарождается теория об императоре — «божьем помазаннике», получающем «благодать» прямо от бога. Юстиниан является как бы родоначальником длинной цепи этих «помазанников». Религия является мощным орудием порабощения масс правительственному деспотизму. Неудивительно, что первой задачей самодержца, по законодательству Юстиниана, является «утверждение веры, которая объединит все народы в поклонении единому истинному богу». Мы уже видели, какими методами деспотическое правительство утверждало веру. То внимание, какое в этом законодательстве уделяется церковному вопросу, показывает, что Восточно-римская империя быстро превращалась в теократическую монархию, в которой влияние и богатства духовенства и монашества непрерывно росли. В своих новеллах Юстиниан не устает прославлять монашескую жизнь, откровенно заявляя, что не только из набожности, но и для укрепления государства, т. е. правящей клики, союзником которой являлось православное монашество, он берет на себя поддержку «этих чистых рук и святых душ».

Наряду с заботой об укреплении «основ» самодержавия и православия правительство уже в начале правления Юстиниана не могло не сознавать насущной необходимости административных реформ. В многочисленных указах 535 и 536 гг. сам император говорит о весьма печальном состоянии провинциального управления. Правители провинций позволяли себе наглые и беззастенчивые злоупотребления и вымогательства при взимании налогов, а также под предлогом починки стен, дорог, водопроводов. Во многих провинциях Малой Азии: Ликаонии, Ликии, Фригии, Каппадокии крупные собственники применяли насилие в отношении мелких землевладельцев и округляли за их счет свои имения.

Императорское войско на местах своего расквартирования причиняло всякие обиды и притеснения местному населению и грабило его хуже разбойников. Следствием всех этих беззаконий было бегство пострадавших в столицу и наплыв жалоб в центральные правительственные органы.

Одну из причин такого печального положения Юстиниан видел в старом пороке администрации — покупке должностей, так как бесплатного назначения на должности давно уже не знала провинциальная администрация, и кандидату на ту или иную должность приходилось платить так называемый «обычай», являвшийся платой за диплом на должность, и «суффрагий» — подкуп лица, от которого зависело назначение. Законом 535 г. Юстиниан воспретил на будущее время суффрагий и установил точную таксу на то, что носило название <обычая». В том же 535 г. Юстиниан издал два больших указа, устанавливавшие принципы общей административной реформы, которая должна была выразиться в создании нового чиновничества и уничтожении возможных злоупотреблений посредством указания новых задач и обязанностей управления.

Должностным лицам предписывалось «отечески» относиться к населению, охранять его от всяких несправедливостей, держать себя по отношению к населению, как доброжелательный отец в отношении детей, но в то же время главной их задачей выставлялось полное и своевременное взыскание казенных податей. Чтобы отнять предлог для грабежа населения, оклады чиновников были повышены, и это была единственная практическая мера реформы, так как советы, увещания, проповеди и даже угрозы Юстиниана едва лн могли исправить и перевоспитать кого-либо из его чиновников. Диоклетиано-Константиновская система была основана на крайнем дроблении провинций, усложнении чиновничьей иерархии и тщательно проведенном разделении гражданского и военного управления. Правительство Юстиниана частично порывает с этими традициями, стремится упростить административную организацию, сократить число провинций, иметь меньше чиновников, по более властных и теснее связанных с центром.

Поэтому в ряде областей проводится слияние провинций, объединение функций военной и гражданской власти в руках одного лица. Уничтожается должность бесполезных викариев, являвшихся промежуточными звеньями между правителями провинции и префектом претория. Но эти преобразования вводятся далеко не повсеместно, частично и нерешительно. Не могло законодательство Юстиниана обойти и узурпацию крупными землевладельцами функций и прав центральной власти. Уже в конце IV века императорские конституции запрещают насильственные захваты земли, содержание частных друяшн, постройку частных тюрем, патронат. Юстиниан повторяет эти запрещения еще настойчивее и энергичнее. Особое внимание законодательство Юстиниана в этом вопросе сосредоточивает на флагах и значках, которые ставились на земельных участках для обозначения того, что они в силу патроната перешли под власть кого-либо из магнатов. Путем наложения таких «титулов», очевидно, расширялось крупное сенаторское землевладение.

В инструкции 535 г. областным начальникам Юстиниан особенно настойчиво указывает, как на одну из их функций, на беспощадное искоренение таких «титулов». Одновременно правительство сурово расправлялось с враждебными ему группировками сенаторской аристократии, особенно после подавления восстания Ника, путем конфискации ее земельных владений. Эти враждебные Юстиниану группировки в основе, несомненно, состояли из сторонников восточной монофизитской ориентации Анастасия. По-видимому, они были тесно связаны с купеческим и ростовщическим капиталом Востока и группировались вокруг ближайшего помощника Анастасия «Марина и его присных». Эта группировка, оттесненная на задний план после смерти Анастасия, ущемленная в своих экономических интресах, разгромленная после восстания Ника, проявляла бешеную, но бессильную ненависть к Юстиниану и его политике, что так ярко обнаруживается в «Тайной Истории» Прокопия, который сам был выходцем из восточных провинций и, по-видимому, был связан с этой группировкой.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Вам также может понравиться...