История Византии (краткий очерк)

Такая непримиримая и прямолинейная политика, озлоблявшая значительный слои населения, неизбежно должна была создать правительству серьезные затруднения. Наиболее опасным для самого существования правительства было грозное восстание константинопольского плебса в 532 г., известное в истории — по лозунгу восставших «Побеждай!» (по-гречески νιχα) — под именем восстания Ника. Оно едва не стоило Юстиниану трона и жизни, и в нем ярко проявилось недовольство и ожесточение населения налоговой и церковной политикой правительства.

К началу VI века димы окончательно оформились как своеобразные политические партии, выразительницы того или иного политического, общественного и религиозного течения. Зеленые благоприятствовали монофизитам, голубые стояли за православие. Принимая во внимание, что голубые состояли преимущественно из аристократических и состоятельных элементов городского населения, становится понятным, что они должны были поддерживать официальное православие как свою идеологическую опору. Дим зеленых представлял более демократические торгово-промышленные элементы населения, среди которых была сильна и все более увеличивалась прослойка выходцев из восточных провинций. Поэтому мопофизитство — восточная концепция христианства — встретило здесь сочувственный отклик.

Используя существовавшую между димами вражду, правительство обычно опиралось на одну партию, чтобы держать в покорности другую, но по мере роста оппозиционных настроений такая политика все меньше удавалась правительству. В восстании 532 года против правительства выступили одновременно и зеленые и голубые, точнее часть голубых, которых Прокопий называет «стасиотами из дима голубых».

Причины, вызвавшие восстание Ника, были довольно многообразны. Нетерпимая и агрессивная политика нового правительства проявлялась и в его отношении к димам. С приходом к власти Юстиниана правительственной партией стали голубые, на которых сыпались милости императора.

Уверенные в своей безнаказанности, голубые позволяли себе всякие насилия над зелеными, грабя, убивая и насилуя жен зеленых. Зеленые не могли добиться правды в судах, где правой стороной неизменно признавались голубые.

Доведенные до отчаяния, зеленые стали отвечать своим противникам насилиями на насилия, и так как они еще были привязаны к фамилии их старого покровителя Анастасия, племянники которого Ипатий и Помпей жили в Константинополе, то их оппозиция правительству приобрела династический характер.

Напряженное настроение в столице усиливалось вследствие жестокостей и коррупции чиновников.

Во главе правительственной администрации стояли Трибониан, квестор дворца с 529 года, и Иоанн Каппадокийский, с 531 года занимавший высокий пост префекта претория Востока. Первый, несмотря на свои выдающиеся достоинства ученого, был одержим страстью к наживе и для достижения этой цели торговал правосудием. Иоанн; Каппадокийский, снискавший благоволение Юстиниана своим уменьем выжимать из подданных средства, необходимые для нужд двора и правительства, своей грубостью, жестокостью и вымогательствами быстро навлек на себя общую ненависть.

Правительственные чиновники всех рангов по мере сил старались подражать своим руководителям. Их вымогательства разоряли налогоплательщиков, а продажность судебных органов и их пристрастие к голубым создавали общее чувство неуверенности. Со всех концов государства неслись в столицу жалобы против бесчинств местных властей. В Константинополе из провинций скоплялись огромные массы обиженных, лишившихся имущества, ищущих защиты, и этот элемент усиливал уже существующее в столице озлобление и недовольство правительством.

11 января 532 г. во время конских бегов на гипподроме зеленые вели себя буйно и вызывающе. Император через глашатая обратился к ним с запросом по поводу их поведения. Между представителями партии и глашатаем императора начался очень странный диалог, сохраненный византийским летописцем Феофаном. Начав с возглашения долголетия Юстиниану, зеленые затем обрушились с упреками и жалобами на императорскую администрацию, кончили оскорблениями самого Юстиниана и демонстративно покинули свои скамьи на гипподроме. На следующий день к зеленым присоединились и голубые, с своей стороны недовольные злоупотреблениями и произволом властей. 13 января во время очередных цирковых представлений уже обе партии требовали от Юстиниана помилования двух осужденных, а после отказа императора огромная толпа окружила преторий и, перебив стражу, взломала тюрьму, выпустила заключенных и подожгла здание. Страшное возбуждение плебса перепугало богачей, которые стали спасаться бегством на азиатский берег Босфора.

На следующий день император дал отставку трем наиболее ненавистным народу представителям администрации — Иоанну Каппадокийскому, Трибониану и префекту города; однако эта запоздалая уступка уже была бесполезной. 15 января один из военачальников Юстиниана — Велизарий — с помощью готского отряда пытался оттеснить народ от дворца. Начались ожесточенные бои. В разгаре борьбы наемники Велизария затолкали священников Софийской церкви, вышедших с крестами и «мощами» с целью разделить сражавшихся. Тогда ярость овладела всеми.

Из окон, с крыш посыпался на готов град черепиц и камней, и даже женщины, которые пришли в наибольшее возбуждение, приняли участие в битве. Приведенные этим в замешательство солдаты отступили к дворцу, после чего восставшие подожгли прилегавшие к дворцу общественные здания. Сенат и подъезды к дворцу сделались добычей пламени, и в течение трех последующих дней огонь продолжал свою разрушительную работу.

Одновременно на улицах столицы шли ожесточенные бои. 17 января в Константинополь были стянуты войска из окрестностей. Но даже и они не были в силах справиться с разбушевавшейся народной стихией. Чувствуя себя слабее своих противников, правительственные войска подожгли портик Октагона: огонь охватил соседние церкви и богадельню Сампсона с больницей, которая сгорела вместе с больными. Все пространство от форума Константина до дворца и гипподрома обратилось в пылающие развалины. 18 января, когда весь город, за исключением дворца, был уже в руках восставших, Юстиниан сделал последнюю попытку воздействовать на своих подданных. Окруженный членами сената и военной охраной, он вошел в императорскую ложу гипподрома и, держа евангелие в руках, обещал полную амнистию, объявляя себя единственным виновником случившегося. Но немногочисленные приветствия были заглушены криками: «ты лжешь, осел, ты даешь ложную клятву». Юстиниану пришлось через крытый ход спастись бегством во дворец. Только на восьмой день определилась политическая направленность восстания. Восставший плебс провозгласил императором племянника Анастасия Ипатия. Димы собрались на гипподроме, приветствуя нового императора. Отряд зеленых в полном боевом вооружении готовился к штурму дворца.

Во дворце после неудачной попытки объяснения Юстиниана с народом царила растерянность. На дворцовые отряды схолариев и экскувитов нельзя было положиться. Не примыкая официально к восставшим, они выжидали исхода событий. Единственно надежными оставались дружины варваров, находившиеся под командой Велизария и Мунда.

На созванном совете Иоанн Каппадокийский и другие сановники стремились убедить Юстиниана бежать морем, пока дворец еще не окружен мятежниками, в Гераклею и там собрать войска.

Но Феодора решительно отказалась покинуть дворец, так как для императора «его порфира есть лучший саван». Ее твердость придала бодрости и Юстиниану.

Придворному сановнику Нарзесу удалось через доверенных людей, путем щедрой раздачи денег голубым, в решительный момент оторвать их от союза с зелеными. Между димами началась схватка на гипподроме. Использовав этот момент, Велизарий и Мунд со своими наемниками проникли на гипподром и учинили здесь кровавую расправу над скученной и почти лишенной возможности защиты толпой. В этой бойне погибло более 30 тысяч человек.

Ипатий был заключен в тюрьму и на другой день казнен. В восстании оказался замешанным ряд сенаторов: 18 представителей высшей служилой знати также были преданы казни, других отправили в ссылку. По всем городам были разосланы подробные описания бунта и его подавления.

Восстание Ника любопытно во многих отношениях: его длительность и упорство свидетельствуют о степени ожесточения народных низов против правительства. В течение ряда дней плохо вооруженное и необученное военному делу население успешно вело бои с войсками. Константинопольский плебс потерпел в конечном итоге поражение, несмотря на проявленное им неоспоримое мужество. Причины этого поражения ясны. У византийского плебса VI века, который в значительной части кормился попрежнему на государственный счет, не было ясно осознанной цели восстания. Выдвинутый 18 января план — провозгласить неудачливого Ипатия императором — не мог, разумеется, воспламенить массы. Между димами не было заключено прочного союза, и в решительный момент агентам правительства удалось путем подкупов внести дезорганизацию в их ряды. Примкнувшая к восстанию или, может быть, его подготовившая враждебная Юстиниану часть сенаторской аристократии проявила самую жалкую трусость и нерешительность; к тому же, руководители восстания, собрав, как бы нарочно, всю массу своих приверженцев на гипподроме 18 января, ускорили и облегчили их поражение.

Как бы то ни было, подавление восстания Ника означало разгром всех враждебных правительству группировок и дало возможность правящей верхушке закрепить свои позиции, усесться в седле прочнее, чем это удавалось какому-либо другому византийскому правительству.

Разгром димов, единственных сколько-нибудь демократических политических организаций, которыми располагало византийское общество VI века, позволил правительству Юстиниана еще менее считаться с трудящимися массами, чем его предшественникам, еще решительнее строить государство, централизованное по эллинистическому образцу, управляемое чисто бюрократическими средствами, как оно заложено было реформами Диоклетиана и Константина.

Новое правительство не ограничивалось гонениями на еретиков и язычников, расправой с самаритянами и константинопольскими димами. Оно имело в своей внутренней политике и положительную программу. Стремясь обеспечить политическое и моральное единство империи, правительство Юстиниана объявило с самого начала своей деятельности о желании дать такие законы, которые обеспечат благосостояние подданных.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Вам также может понравиться...