История Византии (краткий очерк)

Глава III
ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ВОСТОЧНО-РИМСКОЙ ИМПЕРИИ В VI ВЕКЕ. ПЕРЕХОД В НАСТУПЛЕНИЕ И ПОПЫТКА «РЕСТАВРАЦИИ» НА ЗАПАДЕ

1. Внутренняя политика Юстиниана

Престарелый Анастасий умер, не назначив себе преемника, по-видимому, вследствие несочувствия его религиозной политике даже со стороны ближайших родственников.

Сенат, не имевший своего кандидата, должен был примириться с переходом императорской власти в руки избранника дворцового войска — неграмотного иллирийского крестьянина Юстина, дослужившегося на военной службе до видного поста комита экскувитов.

Но имя Юстина служило только вывеской, под которой объединились часть сенаторской аристократии, недовольная политикой Анастасия, военно-варварские группировки Иллирии и Фракии, боровшиеся под руководством Виталиана с оружием в руках против Анастасия, и все сторонники Халкидонского вероисповедания: православное духовенство, дим голубых и значительная часть населения Константинополя. Все эти элементы были недовольны монофизитской восточной политикой Анастасия, мирившегося с водворением германских варваров на Западе; они требовали исправления ошибки предшествующих императоров и восстановления Римской империи в старых границах.

Ф. Энгельс указывал, что в IX веке на Западе «бесполезные воспоминания и тщетная борьба» гибнущего римского мира уже умерли и были погребены». Но для правящей верхушки Восточной империи начала VI века воспоминания о старой единой империи не казались бесполезными и борьба за восстановление старых порядков на Западе не представлялась тщетной.

Толпы беглецов из западных провинций наполняли восточные провинции и призывали правительство к вмешательству в западные дела. На это толкали правительство Восточной империи одинаково усердно и большая часть сенаторской аристократии, и фанатическое духовенство, проповедовавшее крестовый поход против еретиков-ариан. Их возмущал разрыв церковных связей с папой, поддержка которого была необходима для реставрации империи на западе.

Поэтому первым делом нового правительства было восстановление (519 г.) церковного единства с Римом. Осуществление этого единства могло быть куплено только решительным разрывом с монофизитами.

Новая правительственная программа выкристаллизовалась не сразу, и время правления Юстина (518 — 527) было только подготовкой к ее осуществлению. Уже в 518 г. было начато жестокое гонение на еретиков, не признававших Халкидонского собора, — манихеев и монтанистов; было сослано или бежало 54 монофизитских епископа; монофизитских монахов разгоняли силой, и запрещено было давать приют изгнанникам под угрозой конфискации имущества. Исключение было сделано только для житницы империи, наиболее доходной провинции — целиком монофизитского Египта.

Нечего и говорить, насколько эти гонения усиливали сепаратистские тенденции на востоке. Некоторые из членов еретических общин вынуждены были присоединяться к господствующей церкви, другие спасались бегством, а мистически настроенные монтанисты Фригии, выдвигавшие на первое место пророков или лиц, якобы непосредственно вдохновленных духом божиим и не признававшие, поэтому церковной иерархии, предпочитали в своем фанатизме собираться в церквах, подлежавших передаче православным, поджигать их и погибать в огне.

Враг старого правительства Виталиан, скрывавшийся в Добрудже, был вызван из своего убежища, торжественно встречен в столице и получил высокий пост магистра армии и консульство на 520 год.

Пришедшая к власти группировка выставила на службу правящему классу ряд незаурядных личностей, по большей части незнатного происхождения, которые с огромным рвением приступили к осуществлению повой правительственной программы.

Из них следует прежде всего отметить императора Юстиниана (527 — 565), в течение 40 лет руководившего судьбами империи. Юстиниан был племянником Юстина, выходца из семьи иллирийских крестьян, живших около Ускюба на границах Македонии и Албании, в той части Иллирика, где еще говорили на латинском языке. Военная карьера Юстина, приведшая его на императорский престол, ввела Юстиниана в круг высшей восточно-римской знати, дала ему возможность получить прекрасное образование и усвоить традицию римского прошлого: идею всемирного государства, управляемого волей самодержавного государя и объединенного христианской верой «в поклонении единому истинному богу».

Осуществлению этой идеи Юстиниан посвятил свою жизнь. Ночи напролет сидел он за государственными бумагами или разгуливал по залам своего дворца, обдумывая свои завоевательные планы. Его огромная трудоспособность так поражала и современников, что самые странные легенды о нем сложились уже при его жизни. Его враги шептали, что это не человек, а злой дух, не нуждающийся ни в каком отдыхе. Простой и любезный в обращении, он в то же время являлся подозрительным деспотом, неблагодарным к лучшим друзьям, фанатиком в вопросах веры, неразборчивым в политических средствах, нимало не заботившимся о тех жертвах и крови, которых стоило выполнение его проектов. По объему завоеваний и великолепию своих сооружений он превзошел всех византийских императоров, но его лихорадочная деятельность в конечном счете принесла империи больше вреда, чем пользы.

Юстиниан оставил империю обширнее пространством, но гораздо беднее внутренними ресурсами, чем раньше. Незаурядной личностью являлась его жена Феодора, бывшая актриса константинопольской сцены, красоту которой, по выражению Прокопия, было бессильно описать человеческое слово. Проведя бурную молодость,  служившую долго излюбленным предметом константинопольских сплетен, тщательно собранных и переданных нам Прокопием, она в течение 20 лет умела сохранять неограниченное влияние на Юстиниана, проявляла неоднократно в самые трудные минуты смелую энергию и твердость воли, назначала и смещала по своему усмотрению пап, патриархов, префектов и военачальников, вела самостоятельную церковную политику, стремясь к соглашению с монофизитами.

Несомненно выдающимися личностями являлись также ближайшие помощники Юстиниана: крупный ученый юрист квестор Трибониан, превосходивший трудолюбием самого Юстиниана и умевший прекрасно осуществлять его планы и замыслы; префект претория Востока Иоанн Каппадокийский, жестокий, беззастенчивый, алчный, но в то же время искусный администратор, опытный государственный делец, умевший безотказно добывать деньги для осуществления планов Юстиниановской программы, которого даже его враг Прокопий вынужден был признавать «самым сильным по уму человеком своего времени».

Наконец, армия — самое слабое место византийской правительственной машины — получает в это время ряд способных командиров, умевших выжать из нее максимум возможного. Таков Велизарий, уроженец Фракии, вступивший в армию очень молодым и продвигавшийся очень быстро. Имея 23 года от роду, он был уже командиром важной пограничной крепости Дары, а в 25 лет занял высший военный пост империи — магистра армии. Он умел держать войско в руках и вести его за собой. Таковы евнух Нарзес, энергично и успешно руководивший войсками, племянник Юстиниана Герман, Мунд и другие.

Обстоятельства благоприятствовали смелым начинаниям нового правительства. Империя ко времени смерти Юстина, несмотря на ряд тяжелых внутренних болезней, была все же в лучшем состоянии, чем когда-либо после Адрианопольской катастрофы 378 года.

После очищения остроготами территории Балканского полуострова в 488 г., была, казалось, устранена угроза опустошительных варварских нашествий. Правда, готов, в качестве врагов империи, сменяют славянские племена, которые неоднократно переходят Дунай и производят набеги на Балканский полуостров, но они в глазах византийского правительства еще не представляли серьезной угрозы. Притом европейские провинции, тяжело пострадавшие от опустошений Фритигерна, Аттилы и остроготов, теперь уже не являлись центром империи. Эта роль перешла к азиатским провинциям, ресурсы которых были нетронутыми. Они не видели иноземных нашествий в течение столетий, за исключением кратковременных набегов гуннов в 395 г. и нападений персов в пограничной полосе. Нетронутыми оставались и богатые ресурсы византийского Египта. Бережливое правление Анастасия оставило новому правительству крупные денежные суммы и приведенную в относительный порядок армию, в которой процент туземного населения был выше, чем когда-либо раньше после битвы под Адрианополем.

Политика религиозной нетерпимости правительства, проводимая под влиянием православного духовенства, завоевательные войны и вызванный ими непосильный гнет налогов, разорявших сельское хозяйство, промышленность и торговлю, уничтожили плоды бережливости Анастасия и привели империю в состояние полного истощения к концу долгого правления Юстиниана.

Продолжая политику, начатую Юстином, Юстиниан в 527 г., считая свою веру единственно истинной и для всех обязательной, объявил своим «первым долгом перед богом и людьми» принять меры к искоренению не только язычества и манихейства, но и всякой ереси вообще, включая сюда иудейство и учение самаритян. Всем еретикам был предоставлен трехмесячный срок на возвращение к православию; все храмы еретических общин подлежали передаче православным. Исключение было сделано временно только в пользу ариан, по требованию Теодориха Остроготского. Еретики были лишены права занимать какие бы то ни было должности на государственной службе, а все, уже состоявшие на службе, были немедленно уволены; только тяжелые обременительные повинности декурионата и служба когорталинов были оставлены за ними. Они были лишены права быть свидетелями на суде против православных, ограничены в праве наследования; за отсутствием православных наследников имущество еретика должно было переходить в казну.

Для оправдания этих ограничений выставлялись два положения: «справедливо лишать земных благ того, кто неправильно поклоняется богу» и «для еретиков достаточно того, что они живут».

Угроза искоренения, которую Юстианин возвестил евреям, не могла быть приведена в исполнение ввиду их многочисленности, но она была почти полностью осуществлена по отношению к сравнительно немногочисленной и местной еврейской секте — самаритянам в Палестине.

Невыносимые преследования фанатического правительства, которым подвергались наряду с еретиками самаритяне, заставили многих членов секты, преимущественно среди городских жителей, наружно присоединяться к православию. Но сельскому населению, большинство которого состояло из колонов, уже нечего было терять, и в мае 529 г. вспыхнуло стихийное восстание доведенного до отчаяния населения. Центром восстания стал город Неаполь. Восставшие избивали православных попов, разрушали церкви, выбрасывали «мощи», захватили город Неаполь и провозгласили своего царя, по свидетельству византийских источников, бывшего «разбойника» Юлиана.

Движение охватило всю Палестину. Восставшие отправили в 530 г. к персидскому царю Каваду посольство, чтобы заручиться его помощью, соблазняя его сообщениями об огромных богатствах, накопленных в Иерусалиме. Для подавления восстания пришлось стянуть военные силы двух провинций и даже обратиться к помощи союзных арабских шейхов.

Самаритяне потерпели поражение в кровопролитном сражении. Их «царь» Юлиан погиб и его голова с диадемой была отослана в Константинополь. Двадцать тысяч самаритян было продано в рабство арабскими шейхами в Персии, не меньшее количество было убито.

Начальник провинции Феодор был смещен за то, что не сумел своевременно потушить восстание, а его преемник, пользуясь арабскими союзниками, преследовал уцелевших повстанцев в горах. Благосостояние провинции, с истреблением большей части ее производительного населения, после этой жестокой расправы было в корне подорвано.

Такая же политика проводилась и по отношению к язычникам, которых еще немало насчитывалось в деревнях. По крайней мере Иоанн Эфесский хвалился тем, что ему удалось окрестить около 60 тысяч язычников в Малой Азии. Борьба с язычеством послужила предлогом для расправы с некоторыми враждебными правящей клике представителями высшей служилой знати, как, например, с квестором Фокой, бывшим префектом Асклепиодотом и др. Обвиненные в принадлежности к язычеству, они покончили самоубийством, а имущество их было конфисковано. В развитие этой же политики в 529 г. была закрыта знаменитая философская школа в Афинах, последний оплот умиравшего язычества. Конфисковано было накопленное веками имущество этой школы, и последние представители античной науки в числе семи человек отправились в изгнание в Персию. Тем самым Афины окончательно утратили свое былое значение культурного центра и превратились в глухой провинциальный город.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Вам также может понравиться...