По следам древних кладов

XIX ВЕК: БУМ КЛАДОИСКАТЕЛЬСТВА И ЗАКОН

Есть счастье, а что с него толку, если оно в земле зарыто?.. В законе так писано, что ежели который мужик найдет клад, то чтоб к начальству его представить. Ну это погоди — не дождешься! Есть квас, да не про вас.

XIX век — время романтиков и авантюристов, блестящих молодых генералов и успешных предпринимателей, выдающихся отечественных ученых и первых фанатиков- революционеров. Одновременно он стал и веком грабителей исторического наследия. Случилось это по двум причинам. В конце XVIII века в состав Российской империи вошли Крым и Северное Причерноморье — уникальные территории, где имелись античные памятники и сохранилось огромное количество древних курганов. Модный в Европе интерес к классическим древностям привел к началу первых научных раскопок, появлению на юге России научных обществ и археологических музеев. В свою очередь, открытие курганного и античного золота вызвало невиданный доселе кладоиска- тельский бум, который тяжелым колесом прокатился по всей стране.

Древние курганы стали основным объектом поисков грабителей. Гравюра XIX в.

В одной из запорожских летописей есть характерный эпизод: кошевой собирает кош и видит, что нет Миколы и Ивана.

— Аде ж воны?
— А, копають могилу, золото шукають.

В 30-40-е годы XIX века этим же занимались и многие курские помещики, жители прежней Северской Украины. При этом тратили на свое «увлечение» значительные средства. Многие из них имели так называемые «кладовые записи» — старинные рукописи, в которых указывалось местонахождение кладов. Их хранили как святыню, передавая по наследству и надеясь с их помощью обнаружить сокровища.

С другой стороны, после отмены крепостного права в 1861 году крестьянам раздали в собственность неудобья — непаханые земли, где нередко находились различные древние памятники: городища, селища или могильники. Найти здесь котелок, кубышку или кувшин с золотом-серебром считалось чуть ли не самым обычным делом. На Руси даже появилась поговорка: «Разбогател, будто кубышку нашел». Вторая половина века — это период массового обнаружения средневековых кладов.

В результате стихийное кладоискательство приобрело столь широкие масштабы, что правительство вынуждено было издать ряд специальных постановлений. Еще Петр 1 объявил все клады собственностью государства. Затем Екатерина II Указом 1782 года установила право собственности владельца земли на все богатства, находящиеся в ее недрах, в том числе и на клады. Это положение было закреплено в Жалованной грамоте дворянству. Ответственность за нарушение Указа была предусмотрена различная, вплоть до смертной казни. Тем не менее деятельность самодеятельных кладоискателей продолжалась, о чем свидетельствуют многочисленные судебные дела, сохранившиеся в архивах.

В 1803 году последовало разъяснение Сената о том, что «клад без позволения владельца земли не только частными лицами, но и местным начальством отыскиваем быть не может». А Свод гражданских законов 1832 года окончательно сформулировал положение о том, что «клад принадлежит владельцу земли», причем в пояснении было объяснено: «Клад есть сокрытое в земле или строении сокровище». Это же положение вошло во все последующие Своды законов Российской империи и сохранялось без изменений вплоть до 1917 года.

В ряде местностей, например, в Полтавской и Черниговской губерниях, существовало местное законодательство в отношении кладов. Здесь счастливчик имел право на половину ценностей, найденных на чужой земле. Другая половина отдавалась земельному владельцу. Известен также циркуляр атамана Войска Донского, генерал-лейтенанта Денисова от 2 декабря 1818 года: «В землях Войска Донского открываются случаями разного рода металлы, окаменелые деревья, также чрезвычайной величины кости, доказывающие древность обитания здесь народов… Я вменяю в обязанность в станицах — станичным правителям, а гг. помещиков прошу как о таковых, так и о тому подобных редкостях разведывать, и где ныне имеются или впредь найдутся, сохранять, а меня об оных уведомлять с подробным объяснением, в чем именно редкость их заключается». В 1831 году жителей донских станиц знакомили также с указом Его Императорского Величества о собирании «древних примечательных произведений».

Значительное административное содействие в изучении древностей края оказал также новороссийский и бессарабский губернатор П.И. Федоров. В течение двадцати лет он покровительствовал любителям и коллекционерам старины, а в 1837-1838 годах даже предписал полицейским властям собирать сведения о древних зданиях и связанных с ними преданиях, а также доставлять чертежи и рисунки находок с кратким изложением их истории. Можно перечислить и другие указы и распоряжения просвещенных руководителей российских регионов, но следует признать, что реального результата они не имели.

Несмотря на все законодательные акты, подавляющее большинство кладов, найденных в XIX веке, было расхищено случайными находчиками — преимущественно крестьянами и рабочими-землекопами. Клады искали целыми селами. В русских деревнях нередко случались «эпидемии»: найдет мужик в огороде два пятака — и вся деревня, бросив работу, начинает остервенело перепахивать общинные земли. Азарт, риск, возможность мгновенного обогащения или разорения будоражили кровь, туманили рассудок и делали жизнь многих крестьян яркой и эмоционально наполненной. В народных представлениях прочно утвердилось мнение, что клады предназначены только бедным людям и простонародью. Клад — это мужицкое счастье, которое легко в руки не дается, но тем не менее возможно. Места древних поселений и руины городов, овраги и речные обрывы, пещеры и рукотворные подземелья стали объектами поисков многочисленных искателей удачи.

Серебряные гривны часто встречаются в древнерусских кладах

Лишь изредка древние ценности попадали в музеи. Так случилось в 1828 году в Рязани. Здесь, близ Борисоглебского собора горожанами Шабаловым, Ушаковым и Дробенским был найден особо крупный клад из серебряных слитков XIII века. Скрыть его не удалось, и находку исследовала Императорская археологическая комиссия. Она и определила, что слитки являются рязанскими денежно-меновыми знаками — гривнами новгородского типа из серебра высшей пробы. Клад весил 17 фунтов и 9 золотников и состоял из 221 гривны. Ввиду своей уникальности, все они поступили в Эрмитаж. Однако подобные случаи были исключением, чем правилом. Львиная доля обнаруженных ценностей растворялась на необъятных просторах страны.

В XIX веке местонахождение кладов и сокровищ стали отождествлять с курганами. Тысячи рукотворных насыпей на юге страны, будто покинутые командой корабли в необозримом степном океане, овеянные многочисленными легендами и преданиями, будоражили умы, заставляли авантюристов поверить в реальность чуда и быстрого обогащения. Когда же официальная молодая наука столкнулась с курганным золотом и документально подтвердила его существование, участь многих исполинов степей была предрешена.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92

Вам также может понравиться...