По следам древних кладов

«ЧЕРНЫЕ КОПАТЕЛИ» В ПОИСКАХ СОКРОВИЩ

Как не отведать счастия поисками сокровищ? Дело… такое легкое, а добыча такая богатая.

О. М. Сомов. Сказки о кладах

Мир современных кладоискателей закрыт и недоступен. Что-что, а тайны они хранить умеют. Как и во всякой профессии, у них есть свои специализации. Их названия говорят сами за себя. «Пляжники» и «чердачники» представляют низшую категорию кладоискателей. Они довольно безобидны, а последние даже приносят пользу, спасая иногда редкие вещи, которые бы погибли при сносе дома. Есть и другие специализации. Например, диггеры и дайверы. Первые близки спелеологам, только пещерами им служат городские подземные коммуникации и более древние ходы, где они ищут сокровища. Ну а дайверов влечет подводный мир озер, рек, морей и океанов.

Среди кладоискателей есть и люди самой неприглядной «профессии» — так называемые «гробокопатели», разоряющие древние, а чаще всего военные захоронения XX века. Единственное, чем им можно «гордиться»: промысел этот был известен еще в Древнем Египте и Древней Греции. Примерно к этой же категории можно отнести и «трофейщиков», которых еще называют «черными следопытами». Их интересует главным образом оружие, боеприпасы, взрывчатка и, как мелочь, сохранившиеся знаки различия солдат — жетоны, ордена и медали. Поразительно, но в нашей стране явный приоритет отдается немецким трофеям и наградам, советские же ценятся на порядок меньше. За «трофейщиками» стоят серьезные структуры, покупающие и сбывающие их находки.

Есть еще «полевики», или просто «копатели». Они считаются наиболее профессиональной категорией искателей, так как работают по принципу «от легенды до лопаты». Вначале «полевики» собирают всевозможную информацию о кладах, и лишь потом начинают прочесывать места, где клад может потенциально находиться. Все они действуют нелегально, стараясь не привлекать к себе особого внимания. И чтобы они ни говорили и писали о благородных целях своих поисков, ущеб, наносимый их деятельностью, не поддается даже приблизительной оценке.

Сравнительно недавно нелегальные раскопки и вывоз древностей считались уделом бедных стран с низким образовательным уровнем. Сегодня ситуация изменилась. Уже нельзя говорить, что от «черных археологов» страдают в основном страны Восточной Европы, Азии и Латинской Америки. В последние годы в сферу их интересов попала и Западная Европа.

Эксперты британской правительственной организации «Английское наследие» (English Heritage) признают, что треть археологических объектов в стране страдает от вандалов. В частности, они заявили, что только за последние годы любителями было повреждено 88 охраняемых памятников. Особенность британских «черных археологов» состоит в том, что они работают преимущественно в темное время суток, поэтому их называют «ночными охотниками». В отличие от легальных поисковиков они занимаются налетами на уже известные археологические объекты или на частные участки и о своих открытиях никому не сообщают. Найденные же раритеты оставляют в собственных коллекциях или перепродают на черном рынке.

Аналогичная ситуация характерна для Италии и Греции, где уже не одно столетие идет перманентная война между полицией и кладоискателями. В Италии существуют даже спецподразделения по охране культурных и исторических объектов, но число нелегально продаваемых находок от этого не уменьшается. В антикварных магазинах Германии, Бельгии, Ирландии и других стран я без труда находил различные древности, многие из которых продаются по бросовым ценам. Такая же картина типична не только для стран Западной Европы, но и Ближнего Востока. Когда я попросил своего приятеля привезти археологический сувенир из Израиля, он подарил мне подлинный светильник, купленный за бесценок в маленькой лавке Иерусалима. Что же касается Египта, то здесь давно созданы военизированные формирования, охраняющие, в частности, Долину Царей и имеющие право открывать огонь на поражение в любую подозрительную личность, появившуюся ночью вблизи исторических объектов.

В последние два десятилетия настоящая «золотая лихорадка» охватила и Юго-Восточную Европу. Например, балканские страны — настоящее археологическое Эльдорадо, скрывающее несметные богатства.

Когда я первый раз попал в Болгарию, был поражен большим количеством древних курганов в знаменитой «Долине роз». Покрытые ковром буйной растительности, никогда не тронутые плугом, они гордо возвышались среди ухоженных полей вдоль шоссе на Софию. Множество огромных насыпей прекрасной сохранности придавали неповторимое очарование местному пейзажу, напоминая о когда-то живших на этой земле народах. Еще недавно здесь насчитывалось около 25 тысяч подобных памятников. Сегодня же на многих из них видны свежие «шрамы» от нелегальных раскопок — неровные траншеи, ржавая земля, с которой содран травяной покров, следы неоднократных перекопов.

Еще десятьлет назад болгарский археолог Иван Панайотов рассказал на конференции в Румынии, что с крушением социалистической системы разграбление могильников на его родине стало настоящим бедствием. Дело в том, что сооружая гробницу, фракийцы помещали в насыпи кургана колесницу, украшенную многочисленными бронзовыми изделиями удивительной красоты. Подобные вещи всегда высоко ценились в различных музеях и частных коллекциях. Но если раньше, чтобы их найти, необходимо было раскопать всю насыпь, то сегодня достаточно обследовать ее при помощи металлоискателя, и точное местоположение бронзы будет установлено в течение часа. Остается лишь копать в указанном прибором месте. И копают, причем очень активно…

«Торговля археологическими древностями сегодня приносит больше прибыли, чем наркобизнес», — утверждает другой болгарский археолог Николай Овчаров. Конечно, это преувеличение, но продавать древние раритеты всегда было очень выгодно. Фракийские древности огромной художественной ценности можно увидеть в антикварных магазинах Вены, Лондона, Цюриха и Берлина. Но если раньше лучшие вещи из Болгарии вывозились исключительно на Запад, то сегодня их можно увидеть и в Москве. Недавно на Измайловском рынке я обратил внимание на прекрасную коллекцию разнообразных античных светильников, продававшихся в среднем по 300 долларов за экземпляр. На вопрос, откуда они, продавец неохотно пояснил, что из Болгарии, но дальше распространяться не стал. Их отличная сохранность однозначно свидетельствовала, что они были найдены в каменных гробницах фракийских вождей. Значит, уже и в России появились «ценители» этих раритетов. Но сколько же понадобилось ограбить курганов, чтобы собрать несколько десятков уникальных изделий?

Летом 2009 года мне довелось посетить Албанию. Она произвела двойственное впечатление: с одной стороны, везде еще видны следы нищеты, с другой — нельзя не заметить явные результаты динамичного развития. В Тиране я поинтересовался современным состоянием научных исследований и в очередной разубедился, что история развивается по спирали. Оказалось, что и эта когда-то самая закрытая европейская страна не избежала искушения кладоискательством. И все началось с казалось бы малозначительного события. Пару лет назад одна местная типография издала брошюру о том, что в земле Македонии находятся огромные золотые клады Римской империи и «наследство Великого Воина Скандербега». Она неожиданно произвела эффект разорвавшейся бомбы: Албанию и Македонию охватил нездоровый ажиотаж. В магазинах спортивного и горного снаряжения в одночасье смели ледорубы, лопаты, топоры и кислородные баллоны. Как и сто лет назад в Российской империи, местные мошенники стали продавать всем желающим «карты», где якобы римляне прятали свое богатство, а соратники Скандербега оставили потомкам свое «завещание».

Только за два месяца нелегальные искатели драгоценностей повредили два парка и один заповедник, четыре исторических памятника и провели десятки взрывов в горных массивах. К поискам золота подключились и мафиозные структуры двух стран, которые даже объявили «криминальную войну» за право считаться владельцами римских и скандербеговских сокровищ. Преступные кланы фактически передрались между собой, а врачи сравнивают новое «балканское хобби» с массовым психозом.

Многие страны СНГ также не избежали этой болезни, протекающей, правда, в более мягкой форме. По оценкам исторических обществ, только в России около 20 тысяч человек занимаются поисками сокровищ. Среднестатистический кладоискатель ежегодно проводит в поисках 10-15 дней, каждый из которых редко обходится без находок. Однако при этом они в один голос твердят, что дело это в 99 процентов убыточное: стоимость находок не покрывает расходы на техническое оснащение, поездки и поиск сведений. Они, конечно, лукавят. Иногда попадаются и уникальные вещи из золота и серебра. Но везучие кладоискатели не подозревают, что главная опасность их подстерегает лишь в случае удачи!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92

Вам также может понравиться...