По следам древних кладов

ГРАБЕЖ СРЕДЬ БЕЛА ДНЯ

Не стреляй в прошлое из пистолета, ибо будущее выстрелит в тебя из пушки.

Р. Гамзатов. Мой Дагестан

Некоторые коллекционеры и средства массовой информации утверждают, что нелегальные раскопки производились всегда и везде, в том числе и в советское время. Не знаю. Мне не пришлось с этим столкнуться, хотя какие-то глухие разговоры о разрушенных курганах слышать доводилось. Но если такие «изыскания» и были, это были единичные случаи, когда копали не связанные между собой одиночки. Естественно, что говорить о масштабах такой деятельности не приходится.

Клады, безусловно, находили. Но попытки их скрыть были скорее исключением, чем правилом. О попытках сбыть найденные сокровища неоднократно писали газеты, но это были случайные находки, а не результат незаконных поисков. Организованного кладоискательства в стране не было и в помине. И причина этого проста: продать древнее золото в те годы было не только сложно, но и опасно. Государство очень внимательно контролировало продажу золота в стране, а сокрытие изделий из драгметаллов каралось суровой статьей о валютных операциях. Поэтому и желающих попасть под нее находилось немного.

Кроме того, весьма надежно действовал Закон, согласно которому 25 % получал находчик. Нельзя сбрасывать со счетов и менталитет советского времени: деньги тогда не считались
безусловным мерилом счастья и успеха. Например, будучи школьником, мне было неудобно получать деньги за работу в первой экспедиции, и мы с товарищем всем своим видом показывали, что работаем не за деньги, а за идею. Собственно говоря, так оно и было. Ситуация начала меняться в 80-е и резко изменилась в 90-е годы минувшего столетия. Широкое вторжение грабителей в археологию началось вскоре после перестройки и очень быстро приняло характер настоящей эпидемии. Это произошло по ряду причин.

Во-первых, и это самое главное, в конце XX века государство демонстративно отстранилось от охраны культурного наследия. Другие проблемы были у этого государства: шел захват и дележ собственности, и новой политической элите было не до таких мелочей, как исторические и археологические памятники. Но свято место пусто не бывает. Публичное игнорирование государственными структурами охраны памятников дало нелегалам полную уверенность в своей безнаказанности. Во-вторых, в России появился антикварный рынок, как часть столь желанной рыночной экономики. Предметы древности неожиданно стали «товаром», одним из «естественных ресурсов», добыча которого не требовала больших затрат, а умелый сбыт приносил высокую прибыль. И, наконец, настоящая революция в кладоискательстве произошла с появлением и распространением новейших металлодетекторов. Они появились еще в конце 80-х годов в Западной Европе и США, а вскоре были приняты на вооружение и российскими нелегалами. Металлоискатель буквально взорвал археологию изнутри. С его помощью, не проводя раскопок, стало возможным точное определение, где и на какой глубине находятся металлические вещи, вплоть до отдельной монеты, мелкого гвоздя или пивной крышки.

Сегодня в московских магазинах, торгующих товарами для спорта и отдыха, можно найти английские и американские звуковые металлоискатели от 300 до 2000-5000 долларов, которые способны определить наличие цветных металлов на глубине от 0,5 до 2 метров. Есть и отечественные приборы стоимостью от 400 до 850 долларов. Предлагает свой металлоискатель за 500 долларов и братская Украина. Как видим, для представителей российского среднего класса цены вполне подъемные, и продавцы металлоискателей наблюдают повышенный интерес не только московских покупателей, но и людей из провинции.

Как и любая другая, поисковая техника развивается стремительными темпами. На смену металлодетекторам уже приходят георадары — более совершенные приборы, позволяющие производить сканирование на глубину в десятки метров и полностью зачищать местность от каких-либо находок. «Черные археологи» в наши дни вооружены новейшим поисковым и экспедиционным оборудованием, джипами, нередко тяжелой техникой и даже оружием. Но игра стоит свеч: только за последние 10 лет стоимость археологических находок выросла в 5-10 раз!

Ежегодно во всем мире кладоискатели затрачивают на поиски свыше 600 миллионов долларов. Но из земли, из-под воды, из фундаментов и стен зданий и сооружений и их остатков ежегодно извлекается ценностей на сумму свыше 2 миллиардов долларов. Поэтому любые понесенные затраты могут быстро окупиться.

Подобно любой другой сфере предпринимательства, кладоискательство обрастает мощнейшими «вспомогательными» структурами. Это посредники, перекупщики, информаторы, проводники экспедиций и, возможно, отдельные профессиональные археологи.

К настоящему времени в России сформировалась сеть связанных между собой организаций (обществ, фирм, клубов), которые специализируются на торговле древностями, а также на проведении незаконных раскопок и их техническом обеспечении. Широкие возможности для нелегалов дает Интернет. На кладоискательских сайтах можно узнать о новинках поисковой техники и выбрать последние модели металлоискателей. Здесь же имеется своебразная «лавка древностей», предлагающая на продажу самые различные древности от каменного века до Средневековья. Кроме прочего, на этих сайтах можно прочитать рассказы о набегах на археологические памятники, получить различные «полезные» советы и узнать, как избежать наказания за разграбление культурного наследия собственной страны.

Дошло уже до того, что открыто предлагаются кладоиска- тельские туры. Отрываю Интернет и без особого труда нахожу сайт одной из турфирм, предлагающей найти клад на Урале. Фирма подробно сообщает количество заброшенных деревень, древних городищ и урочищ на маршруте, предоставляет проводника-инструктора, повара, туристическое оборудование, страховку и трансфер из любого города Урала. При этом размер группы и продолжительность тура не ограничены (хотя и указывается оптимальный срок — 8-15 дней). Для потенциальных клиентов указаны даже возможные наиболее ценные находки: серебряные серьги, бляхи, пряжки, клады золотых монет, древнеиранские и древнеарабские серебряные кованые блюда, чашки, серьги и украшения. Ни больше ни меньше! И ни слова о дальнейшей судьбе ценностей в случае их реальной находки. Единственное пожелание организаторов — приезжать со своими металлоискателями.

Хотите заказать тур? Нет ничего проще — надо лишь заполнить помещенную на сайте форму заказа и уточнить свои пожелания! Ну и, естественно, заплатить. И все это делается официально, без оглядки на бессильное законодательство!

Принятый в 2002 году «Закон об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» опоздал как минимум лет на десять. Он хоть и требует сохранения археологических памятников в России, но переломить сложившуюся за последние годы ситуацию уже не в состоянии.

Еще в начале 90-х годов прошлого столетия мародеры средь бела дня в поисках древнего золота начали открыто крушить бульдозерами степные курганы и античные поселения. Масштабы грабежей росли в геометрической прогрессии. Объектами несанкционированных раскопок стали скифские курганы Украины и юга России, городища железного века в Верхневолжье, финские могильники Прикамья и античные склепы Крыма и Северного Причерноморья.

Судя по количеству поврежденных памятников, наибольший размах археологическое браконьерство получило в центре и на юге Европейской России. В Подмосковье, например, происходит тотальное уничтожение «вятичских курганов» XI-XIII веков. В Суздальском Ополье, на территории Владимирской и Ивановской областей, уже уничтожено не менее 20 % известных здесь средневековых селищ. В поисках металлических украшений подвергаются разграблению средневековые финно-угорские могильники в Рязанском Поочье и в Мордовии. К настоящему времени из верхних слоев античных городов и поселений, расположенных на берегах Черного и Азовского морей, извлечены практически все изделия из металла — монеты, оружие, предметы быта и украшения.

Нередко страдают и всемирно известные археологические объекты. Так, катастрофическая ситуация сложилась на уникальном Гнездовском комплексе под Смоленском. На первом курсе МГУ я проходил здесь археологическую практику, поэтому имею ясное представление о научной ценности памятника. Еще недавно он включал в себя остатки торгово-ремесленных поселений с культурным слоем конца IX-X веков и несколько курганных групп, в которых насчитывалось около 4500 насыпей. Когда-то это был крупнейший курганный могильник Восточной Европы.

В последние годы грабители ведут в Гнездове раскопки курганов «на снос» и проводят тотальную зачистку поселения с помощью металлоискателей. Дело в том, что часто встречаемые здесь скандинавские украшения и оружие пользуются большим спросом у коллекционеров древностей. По оценкам исследователей, количество средневековых вещей из Гнездо- ва, выброшенных на рынок за последние годы, сопоставимо с музейной коллекцией, собранной за 130 лет научных раскопок. Как говорится, комментарии излишни!

В последнее время волна браконьерских раскопок буквально захлестнула Россию, выбросив на прилавки антикварных магазинов тысячи раритетов. Варварская добыча древностей превратилась в хорошо организованный и прибыльный промысел.

Например, на городище Старая Рязань идет охота за кладами украшений и отдельными средневековыми вещами. В руках грабителей оказалось по меньшей мере два клада. В Краснодарском крае в числе грабительских трофеев называют двух золотых оленей, подобных оленям из Костромских курганов, являющихся гордостью Эрмитажа. В последние годы дельцы от антиквариата приобрели у грабителей такие важные находки, как клады монет из города Кизика, так называемых «кизикинов», служивших когда-то международной валютой, и мраморную голову античной статуи. Поговаривают о находке уникальной гривны, наподобие найденной в Толстой Могиле. По непроверенной информации, ее купил на Украине неизвестный московский коллекционер. Сгинуло в частной коллекции и скифское бронзовое навершие с изображением бога Папая из Никония. Этот список можно продолжать очень долго.

Однажды увидев в витрине античную амфору, я зашел в респектабельный антикварный салон на Старом Арбате. Его подвальный зал был уставлен витринами, заполненными археологическими раритетами. По моей просьбе директор рассказал о находках, не скрывая, что большинство из них поступило из Крыма. При этом он показал и явные подделки. Подделкой оказалась и массивная амфора в витрине, сделанная явно профессиональным мастером и почти неотличимая от подлинной. Но если затрачивается немалый труд на фабрикацию подобных изделий, значит, на них есть спрос. К сожалению, сегодня торговать древностями можно не только в антикварных или художественных салонах, но хоть в овощном магазине. Единственное, чего пока еще нельзя делать, так это умышленно уничтожать археологические памятники. Но ведь к каждому из них не приставишь охранника. При этом никто не учитывает, что по экспертным оценкам денежный оборот незаконного археологического бизнеса равен бюджету небольшого региона Российской Федерации.

По самым скромным подсчетам директора заповедника Ольвия на Украине Валентины Крапивиной, всего лишь за два года уже XXI века на территории этого античного города грабителями было вскрыто почти 1600 могил. По ценам международных аукционов приблизительная сумма найденных ими находок составляет не менее… 46 миллионов американских долларов! Для сравнения — за 15 лет раскопок известный археолог Фармаковский открыл на ольвийском некрополе не более тысячи захоронений. То есть количество похищенных сокровищ как минимум на треть превышает суммарное количество всех экспонатов Петербургского Эрмитажа и Одесского археологического музея, вместе взятых!

Точно оценить размеры ущерба от грабительских раскопок в рублях или долларах невозможно. Ясно лишь одно — они огромны! Но гораздо страшнее утрата наших знаний о прошлом, которые невозможно восстановить. Происходит уничтожение источниковедческой базы целой науки. Другими словами, грабительские раскопки разрушают саму возможность получения нового исторического знания.

По мнению специалистов, если они не будут остановлены обществом, то в ближайшие 10 лет от древнерусской истории камня на камне не останется, а Европейская Россия лишится основной части своего археологического достояния. По данным заведующего кафедрой археологии МГУ, академика В.Л. Янина, каждый год в России уничтожается больше тысячи памятников древности. Аналогичная ситуация сложилась и у наших соседей. По признанию украинских коллег, легальная археология исследует за год максимум четыреста памятников, «черная» же уничтожает около тысячи.

Например, за один только год «черные археологи» успели порыться в шести районах одной лишь Винницкой области Украины. При этом в Тульчинском районе могильник даже разрыли бульдозером! И самое интересное, что милиция никого не сумела найти. Ее бессилие напоминает рассказы о «неуловимом Джо», которого никто не ищет! А в марте 2008 года в Крыму неизвестные буквально перекопали погребальные сооружения скифов около села Левадки Симферопольского района, полностью уничтожив этот памятник. По данному факту прокуратурой было возбуждено уголовное дело. Убытки, причиненные государству, оцениваются в 163 тысячи гривен (более 20 тысяч долларов). А сколько подобных случаев остается за пределами внимания доблестной российской и украинской милиции?

С кладами ситуация еще более тяжелая — они расхищаются страшными темпами. А ведь этот исторический источник ценен только как единый комплекс, в котором монетка к монетке складывают в итоге неповторимый рассказ о своем хозяине и эпохе. Если раньше клады все-таки попадали в музеи, то сейчас это скорее исключение из правил. Однако будет большой ошибкой считать, что только Россия страдает от нелегальных раскопок. Сегодня это явление охватило большинство стран мира. Везде есть люди, мечтающие получить все и сразу. Незавимо от национальности, социального происхождения или религиозной принадлежности, их объединяет одна страсть — жажда наживы.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92

Вам также может понравиться...