По следам древних кладов

«ЧЕРНЫЕ АРХЕОЛОГИ» ДЕЛАЮТ ОТКРЫТИЕ

«А может, я где-нибудь клад нашел, а ты не знаешь? Вотя вчера и расщедрился… Вон господин Заметов знает, что я клад нашел!..»

Ф.М. Достоевский. Преступление и наказание

Небольшой древнегреческий городок Никоний существовал на берегу Днестровского лимана всего лишь около 400 лет, с VI до III века до нашей эры. Здесь довольно рано начали чеканить собственные монеты, что и предопределило в наши дни особый интерес к городу коллекционеров и «черных археологов».

Ученым Никоний известен еще с XIX века, когда у села Роксоланы Одесской области Украины были открыты остатки городских сооружений античного времени. Вот уже более сорока лет здесь ведутся научные исследования. И практически все эти годы на древних развалинах идет незримое состязание между археологами и грабителями. Пока со значительным перевесом его выигрывают «любители». Каждый год ученые с трудом находят деньги, которых хватает на полтора, максимум надва месяца раскопок. Ихже конкуренты могут «работать» все оставшееся время, Им помогает то, что Роксоланское городище с некрополем не охраняется, находится за пределами села и интенсивно разрушается из-за эрозии высоких берегов. Поэтому неудивительно, что самую интересную находку за все время исследований и грабежей этого памятника опять же совершили не археологи, а грабители. И известно об этом стало случайно.

В 1997 году один из местных «знатоков» Роксоланского городища неожиданно разоткровенничался. Он рассказал музейным сотрудникам, что в 1994 году, после закрытия археологической экспедиции, внимательно осмотрел незасыпанные раскопы. На одном из них заметил выступающую обработанную плиту и вместе с товарищем стал ее подкапывать. Под плитой оказалось несколько золотых бляшек! Воодушевленные находками, «искатели» принялись за самовольные раскопки, в результате которых был полностью вскрыт каменный склеп с уникальными находками. Сами того не подозревая, они совершили интереснейшее открытие. Точнее, могли совершить и навсегда вписать свои имена в историю науки. Но этого не произошло. Их интересовала только нажива и совсем не волновала известность. Найденные находки были проданы коллекционеру из Одессы, и лишь случайные откровения с учеными позволили установить масштабы утраты.

Участники экспедиции впоследствии подтвердили, что действительно видели на краю раскопа сооружение из больших, плотно подогнанных друг к другу каменных плит. Но раскопки, как и деньги, уже заканчивались. На изучение этих плит не было ни средств, ни времени. Как не было и особого желания: никто не сомневался, что это остатки рядового подвального помещения. Дело в том, что до этого на городище встречались только остатки каменных подвалов и хозяйственных ям. Опыт на этот раз сыграл с археологами злую шутку и отвернул от них удачу.

Зато самовольные раскопщики проявили большую настойчивость и «исследовали» каменное сооружение с почти научной скрупулезностью. В течение месяца они приходили на городище, как на работу, тщательно просеивали землю внутри склепа, выбирая из нее все находки. На расстоянии 1 м вокруг него ими все было также перекопано и перепроверено. И за все это время им никто не помешал!

Кладоискатели не вели какой-либо документации и лишь значительно позже сделали аляповатый чертеж и дилетантские рисунки найденных вещей. Судя по ним, удалось выяснить, что склеп находился на двухметровой глубине от поверхности и сверху был перекрыт хорошо обработанной известняковой плитой. Еще в древности его ограбили, поэтому скелета на дне не оказалось, но в заполнении на различной глубине встречались бляшки-нашивки от одежды. По-видимому, ограбление произошло вскоре после погребения, когда тело еще не разложилось и было вытащено на поверхность вместе с дорогим инвентарем и обшитой золотом одеждой. Тем не менее в склепе, по словам местных «экспертов», осталось не менее… 750 золотых бляшек и украшений. Не зря они так тщательно просеивали землю! Некоторые большие предметы из золота они даже взвешивали для определения цены для коллекционеров. Себе на память была оставлена лишь одна-единственная золотая бляшка. В порыве великодушия они даже готовы были ее продать археологам. Но денег на подобную покупку у государства не оказалось.

Но самой интересной находкой «раскопщиков» стало бронзовое навершие, лежавшее в углу погребального сооружения под слоем утрамбованной глины. Оно представляло собой втул ьчатый предмет с центральным стержнем в виде обнаженной фигуры бородатого мужчины с вытянутыми вперед руками. От него равно удалены четыре ветки-рожка, на концах которых расположены фигурки орлов с распростертыми крыльями. По единодушному заключению специалистов, эта находка из Никония является ритуальным навершием с изображением Папая — одного из главных скифских богов. Папай у этих племен соответствовал образу Зевса в древнегреческой мифологии. Открытие навершия трудно переоценить, так как до этого была известна лишь одна подобная находка под Днепропетровском.

Этот символ власти, безусловно, свидетельствует о том, что здесь был погребен представитель высшей знати Скифии. Он представляет собой редчайший культовый предмет на всей территории евразийских степей и по своему значению соответствует «царским штандартам» Египта и Вавилона. Применение навершия в различных церемониях при перемещении скифского царя, размещении его ставки, проведении определенных празднеств и ритуалов было несомненным. Подобные регалии, скорее всего, как и власть, передавались по наследству и могли принадлежать только царю.

В пользу этого вывода свидетельствует и тот факт, что у южной стенки склепа под слоем специально положенной глины были найдены два золотых ритона и череп лошади. Ритон в виде барана имел литую оковку из золота с валиками по краям, второй — изображал голову лани или зайца с плотно прижатыми ушами.

Описанные грабителями предметы позволили ученым четко датировать никонийский склеп серединой V векадо нашей эры.

В целом этот комплекс имеет много общего с богатыми скифскими погребениями Северного Причерноморья. Отдаленной аналогией ему может служить даже знаменитое погребение в кургане Куль-Оба, где в расшитой золотыми украшениями одежде с великолепным набором ритуальных сосудов был погребен, скорее всего, скифский царь вместе с женой.

Расположение склепа на территории античного города — сам по себе экстраординарный случай. Он свидетельствует, что погребенный был важной персоной в полисе. Учитывая монетную чеканку Никония, всплывает имя скифского царя Скила, судьба которого была очень популярной в античном мире. О нем нам известно из рассказа Геродота о Скифии. Скил был сыном скифского царя Ариапифа и женщины-гречанки из Истрии. Мать обучила сына греческому языку и письму. Он, вероятно, был одним из первых грамотных царей Скифии. Под влиянием матери Скил не испытывал уважения к грубым скифским обычаям и склонялся к эллинскому образу жизни. Известно, что он часто приходил со своим войском к городу Ольвия, где у него был дворец. Свою стражу Скил оставлял за городскими стенами, а сам переодевался в эллинские одежды и месяцами жил среди греков.

Скифы осуждали такое поведение царя и в итоге восстали против него, обвинив в предательстве. Они выбрали царем его брата Октамасада. Скил вынужден был бежать во Фракию, против которой сразу выступили его соплеменники. Не желая войны, фракийский царь Ситалк выдал Скила в обмен на своего брата, находившегося в плену у скифов. Милые семейные отношения закончились тем, что Октамасад сразу же отрубил голову своему непутевому брату и показал соплеменникам, чем может закончиться преклонение перед иноземцами. «Вот таким образом скифы охраняют свои обычаи, а тех, кто перенимает чужеземные законы, вот так наказывают», — резюмировал свой рассказ Геродот. Эта поучительная история отнюдь не является легендой. Археологические находки подтвердили историчность биографии Скила и его смерть около 450 года до нашей эры.

Находки монет с именем Скила, чеканенных в Никонии в середине V века до нашей эры, открывают абсолютно новые страницы его жизни. В свете данного открытия вполне правдоподобно звучит гипотеза о том, что после бегства из Ольвии Скил мог какое-то время скрываться в этой небольшой древнегреческой колонии.

Необычное расположение склепа не на некрополе, а внутри городских стен, находка скифского навершия явно царского ранга, а также данные о тесной связи Скила с Никонием позволяют предположить, что именно он был похоронен в дважды ограбленном захоронении. Это предположение более чем вероятно, так как датировка этого сооружения и дата гибели Скила полностью совпадают. К тому же Октамасад, обезглавив брата, вряд ли собирался оказывать ему какие-либо посмертные почести. Опального царя-изменника не могли похоронить в Скифии как представителя царской семьи.

Но находка уникального навершия показывает, что Скил имел преданных соратников, которые могли тайно вывезти тело и захоронить его в любимом греческом городе.

Ведь в ограбленной могиле находился традиционный набор скифского инвентаря, свидетельствовавший о былой власти погребенного.

Найденное навершие с изображением главного бога скифов можно рассматривать не только как наследственную регалию, но и как символ прерванной насилием царской власти.

Открытый грабителями античный погребальный комплекс поистине уникален.

Лишь случайность привела к тому, что его не обнаружили профессиональные археологи. Но мы знаем, сколь велика роль случая в археологических исследованиях.

Поражает другое. На берегах Днестровского лимана было сделано редчайшее научное открытие. Если бы его сделали ученые, то можно было бы дописать несколько страниц в древнейшей истории не только Украины, но и юга Восточной Европы. Однако это событие никого не взволновало. В Нико- нии открыто велись грабительские раскопки и продажа найденных находок. Сами «раскопщики» не оченьто и прятались и, в конце концов, рассказали о своих «достижениях». Правда, рассказали только тогда, когда распродали все найденное. И вновь никакой реакции от властей.

Я хорошо понимаю своих коллег, которые, узнав о находках, предпочли наладить хорошие отношения с «раскопщиками», вместо заявления в милицию. Во-первых, последнее небезопасно, во-вторых, бесполезно. Сложившаяся практика показала, что власть не может и, главное, не хочет поставить надежный заслон расхитителям культурного достояния. Сегодня у власти масса других забот, и защита археологических ценностей не входит в сферу ее приоритетов. Скорее наоборот, очень влиятельные силы заинтересованы в том, чтобы «теневая» археология продолжала безнаказанно крушить памятники старины. И это при том, что официальная украинская идеология не прочь причислить скифов, наряду с носителями трипольской культуры, к прямым предшественникам украинского народа!

Если же учесть, что не только в России, но и у наших соседей наплевали на дальнейшее развитие науки, довели до нищенского состояния различные НИИ и государственные музеи, отказались от проведения целенаправленных научных экспедиций и закупок даже уникальных экспонатов, то становится понятно, почему вновь возродилась и успешно развивается деятельность «черных археологов». И не стоит удивляться, что в данном случае одесские археологи установили контакте милыми сельскими ребятами, промышляющими грабежом древних могил, и получили хоть какую-то научную информацию, а не действовали по неработающему закону.

Сегодня Одесский археологический музей продолжает ежегодные кратковременные раскопки на Роксоланском городище. Но это возможно лишь благодаря сотрудничеству и финансированию Торуньского университета в Польше. Узнав, что в музее хранится уникальная коллекция из Кипра, греки отремонтировали протекающую в здании крышу и оплатили работы по переоформлению экспозиции античного зала. В одном из самых богатых городов Украины на это денег не нашлось. И никому из власть предержащих ни в Одессе, ни в Киеве от этого не стыдно. Еще в 60-70-е годы прошлого века была сделана попытка организации археологического заповедника в Никонии, но она так и не была осуществлена. Подобные разговоры продолжаются и сегодня, но их реализация уже даже не рассматривается. А за это время был обнаружен и разграблен склеп скифского царя и масса других ценнейших объектов. Что еще должно случиться на развалинах античного полиса, чтобы их взяли под охрану?

Как-то при встрече директор Одесского археологического музея В.П. Ванчугов рассказал мне, что бронзовое навершие из Никония якобы было перепродано из Одессы неизвестному коллекционеру в Тирасполь. Судьба остальных находок неизвестна… Можно лишь констатировать, что у этой истории трагичный для науки финал.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92

Вам также может понравиться...