По следам древних кладов

Глава IX

МИСТИКА ДРЕВНИХ КЛАДОВ

История открытия некоторых кладов или уникальных золотых изделий настолько необычна, что даже складывается впечатление, что они сами «хотели» попасть к людям и «сделали» все для этого. Как до сих пор говорят об этом мои земляки в землях Запорожской Сечи, «клады сами в руки просятся». Родилась эта поговорка неслучайно. Не зря же существуют народные поверья, что золото обладает удивительными свойствами и не каждому человеку дается в руки!

ЦЕПЬ СЛУЧАЙНОСТЕЙ ИЛИ ЗАКОНОМЕРНОСТЬ?

Так начнем же погребальный хор Среди могил;
Принесем мы в дар прощальный Все, что он любил…

И.Ф. Шиллер, 1787

Я еще не знал об этой сенсационной находке, когда в последний августовский день приехал из экспедиции в Кишинев. На центральной улице города по пути на работу неожиданно встретил Николая Антоновича Кетрару, своего старшего коллегу, который исследовал в том году курганы на левобережье Днестра.

— Ну как, ты уже слышал о моей находке? — первое, что спросил он вместо приветствия. Я недоуменно пожал плечами.

— Пойдем, покажу, — сказал он, самодовольно ухмыльнувшись, и увлек меня в ближайшую подозрительную подворотню. Мы прошли в глубь двора и там, возле покосившихся деревянных сараев и заброшенной помойки, он стал копаться

в своем разбитом дерматиновом портфеле. Я с интересом наблюдал за его телодвижениями. Но когда, подпирая ногой портфель, он достал из него содержимое, я временно потерял дар речи. Неожиданно в его руках оказалась удивительной красоты… массивная золотая гривна! Золото соломенного светло-желтого цвета благородно блестело в лучах полуденного солнца и в запыленном кишиневском дворике казалось пришельцем из иного и сказочного мира. На несколько минут я получил возможность рассмотреть уникальную находку и почувствовать теплоту благородного металла.

— Ну как? — поинтересовался Николай Антонович, оставшись явно довольным произведенным эффектом. Я стоял потрясенный. Такая находка возможна только раз в столетие, и не покривлю душой, если скажу, что каждый археолог втайне мечтает о подобном открытии. Да и сама находка весила почти килограмм! Позднее установили ее точный вес — 814,9 грамма. До настоящего времени это самое крупное золотое изделие, найденное при раскопках в Молдавии.

Удивительно, но почти месяц Н.А. Кетрару спокойно таскал с собой это сокровище, нисколько не беспокоясь за свою безопасность. Естественно, что и в те времена это было неосмотрительно. Но в наше это было бы просто безумием! В научных кругах ходили слухи, что закрытая экспертная комиссия оценила гривну с учетом музейного коэффициента почти в миллион советских рублей. Не говоря о чисто материальной стоимости, она представляла собой редчайшее произведение древнего ремесленного искусства.

Изготовленная из толстого литого прута золота, она завершалась на концах двумя небольшими головками львов с оскаленной пастью. Но самое уникальное заключалось в том, что львиные головки были соединены изящной пластиной в виде плоских изображений плывущих друг к другу уточек. Судя по композиции и технике исполнения, они были припаяны к гривне значительно позднее ее изготовления.

Николай Антонович стал героем дня. Президиум Академии наук МССР наградил его премией в размере двух окладов.

В итоге за эту находку он получил целых 500 рублей — очень крупную по тем временам сумму! Но как мы вскоре узнали, это открытие могло и не состояться. Однако удивительным образом в одном месте и в одно время сошлись несколько случайностей…

Небольшие распаханные курганчики недалеко от приднестровского городка Дубоссары в большинстве своем содержали захоронения скифской культуры. Из-за богатства погребального инвентаря многие из них были разграблены еще самими скифами, а некоторые насыпи были ограблены даже дважды. Поэтому никто и представить себе не мог, что эти курганы еще хранят что-нибудь ценное.

Это каменное изваяние скифского вождя более двухтысячелетий простояло на вершине кургана (фото автора)

Задолго до раскопок данный курган выделялся своими размерами. Но в начале 70-х годов прошлого столетия нашелся местный начальник, который решил, что древние насыпи «портят» окружающий пейзаж. В ход пошла тяжелая техника, и вскоре многочисленные курганы края исчезли с лица земли. Впоследствии остатки этого памятника удалось обнаружить лишь благодаря огромному прожогу, который был хорошо виден на распаханной поверхности поля. Дело в том, что местные скифские племена использовали редкий обряд кремации. Из крупных дубовых бревен они сооружали круглые конструкции наподобие шалашей, внутри которых помещали умерших. Затем эти сооружения поджигались со всех сторон, и огромный костер полностью уничтожал тела людей, туши жертвенных животных и многочисленный погребальный инвентарь. Сожженные конструкции засыпали землей и на их месте возводили курганы.

Под этой курганной насыпью было расчищено особенно крупное кострище. Оно находилось на уровне древней степной поверхности, и толщина пережженной почвы достигала полуметра. Какой же силы костер должен был бушевать на этом месте, чтобы после него остался такой гигантский прожог! Раскопки показали, что центральное захоронение было ограблено приблизительно два столетия назад. Искатели сокровищ — местные крестьяне — прекрасно знали конструкцию кургана, так как, достигнув прожога, глубже уже не копали. Тщательно проверяя пережженную почву, они находили множество драгоценных изделий, и их не смущало, что некоторые из них были оплавлены в огне. Золото есть золото!

Когда-то на вершине насыпи возвышалось трехметровое изваяние скифа-воина, изготовленное из крупного блока известняка. Археологи нашли его в самом центре грабительской ямы, куда она была сброшена местными искателями сокровищ. Шею каменного скифа украшало изображение гривны. Но на это тогда никто не обратил внимания.

Когда с помощью бульдозера был обозначен район прожога, в ход пошли лопаты, и началась его ручная зачистка. В кострище были найдены бронзовые наконечники стрел, серебряный нащечник от узды лошади, чернолаковый греческий канфар — особый сосуд для вина, костяные ручки от железных ножей и множество фрагментов различных оплавленных предметов. Сохранились также крупные части обгоревших дубовых конструкций. Видимо, деревянное сооружение начали засыпать, когда еще вовсю бушевал огонь.

Раскопки уже заканчивались, и Николай Антонович все реже и реже посещал курган, решая многочисленные организационные вопросы. Кострище было почти полностью изучено, и предстояло лишь запланировать вырытый котлован. Нов

последний день раскопок начальник экспедиции решил лично проконтролировать завершение работ. Чтобы не простаивала землеройная техника, Н.А. Кетрару дал команду зачищать бульдозером материк вокруг кострища. Позже он рассказывал, что неожиданно почувствовал странное волнение. На всякий случай он остановил работу техники и отправил рабочих-школьников вручную прокопать грунт.

Золотая гривна была украшена головками львов, соединенными изображениями уточек

Пока Николай Антонович следил за расчисткой центра, один паренек прекратил работу и стал что-то с интересом рассматривать в земле. Наконец, он вытащил из отвала какой-то желтый предмет и с недоумением повертел его в руках. Н.А. Кетрару случайно обратил на него внимание и сразу же понял, что это золото. Подойдя ближе, он увидел, что рабочий пробует на зуб совершенно целую… золотую гривну! Еще минута, и любознательный школьник попытался бы ее «разогнуть». Руководитель раскопок оказался на месте как никогда вовремя — уникальная находка не пострадала! Мало того, ее прекрасная сохранность вызывала удивление.

Как же случилось, что это замечательное произведение ювелирного искусства не погибло в огне и не попало в руки грабителей? Если задуматься над этим вопросом и проследить всю цепочку событий, то становится очевидным, что с гривной произошла целая серия труднообъяснимых случайностей, за которыми проглядывает некая закономерность.

Первая из них произошла еще в IV веке до нашей эры, когда в огромный погребальный костер стали бросать различные вещи. Среди них полетела в огонь и золотая шейная гривна. Однако, упав на ребро, она выкатилась из костра и была тут же засыпана пеплом. Так, благодаря первой случайности она оказалась погребенной под насыпью рядом с кострищем. При этом гривна совершенно не пострадала от страшного огня, прокалившего почву до полуметра. И найти объяснение этому нельзя!

Спустя столетия произошла вторая случайность. В XIX веке грабители не докопали до этой находки всего лишь… пять сантиметров! Чуть-чуть ошиблись бы местные крестьяне в выборе центра насыпи, и мы никогда не увидели бы этой замечательной находки. Им не хватило два-три удара лопатой в стенку вырытой ямы…

Наконец, третья случайность произошла уже в наши дни. Выполняя приказ районного начальства, была почти полностью спланирована курганная насыпь и частично разрушен прожог. Именно он и подсказал археологам местонахождение памятника. Сама же гривна находилась на глубине не более 50 см от современной поверхности. Чтобы до нее докопать, достаточно было два-три прохода бульдозера.

И последнее. Надо же было так случиться, что именно в этот день и час на раскопках оказался их руководитель. Именно он прекратил работу техники и первый понял значение находки. Поработай бульдозер еще пять минут, и уникальное изделие вновь бы оказалось в земле. Не окажись его возле работающих школьников, и кто знает, как повели бы себя юные любители археологии? В лучшем случае изуродовали бы находку, в худшем — попытались бы скрыть. Однако на этот раз судьба оказалась благосклонной к археологам, а гривна спустя более двадцати веков попала в руки ученых! В данном случае произошла просто мистическая цепь случайных совпадений, которая привела к уникальному открытию.

Когда я однажды посетил известный вино-коньячный завод «Квинт» в Тирасполе, то был поражен рассказом виноделов о коньяке. Они говорили о нем как о живом существе: «Этот напиток отдыхает в бочках. При розливе он испытывает потрясение и на время теряет свои вкусовые качества. Необходим год, чтобы он успокоился и вновь стал набирать крепость и аромат». Иногда складывается впечатление, что и уникальные золотые изделия имеют свой характер, сформированный его бывшими владельцами, и индивидуальную, неповторимую судьбу. Они как бы отдыхают от людей и сами решают, когда стоит вернуться. Но если уж «решили», то происходят мистические события, в результате которых они опять попадают к людям. Сколько их еще хранится в земле, под водой и в специально подготовленных тайниках, ожидая своего «звездного часа»?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92

Вам также может понравиться...