По следам древних кладов

«ЗАМАНЧИВОЕ» ПРЕДЛОЖЕНИЕ, ИЛИ КОГДА ДЕНЬГИ ПАХНУТ

Деньги не пахнут.

Веспасиан, I в.

Недавно в Белоруссии случился занятный случай. Весной 2008 года Евгений — житель деревни Збураж Малоритского района — нашел клад. Вся пикантность ситуации заключалась в том, что монеты он обнаружил, когда рыл яму «под удобства» на пустующем участке. И совсем не мечтал о сокровищах. Но они неожиданно появились. На глубине в пол метра лопата наткнулась на глиняный кувшин, в котором находилось около 80 российских и польских серебряных монет XIX века. Большинство из них — рубли, отчеканенные во времена правления Александра I и Николая I. Сейчас монеты переданы в Брестский областной краеведческий музей. Общий вес серебряных монет — больше полутора килограммов.

Однако этот клад совсем невелик по сравнению с находкой в маленьком итальянском городке с витиеватым названием Сан-Манго-сул-Калоре, расположенном недалеко от Неаполя. Много веков из поколения в поколение здесь передавалась легенда о сокровищах, которые будто бы запрятаны под местной церковью Сан-Теодоро. Множество раз их пытались найти. Безуспешно. Ни кирки, ни ломы, ни лопаты не помогли добраться до желанного богатства, оставленного предками.

Неизвестно, как долго клад оставался бы легендой, если бы не сильнейшее землетрясение в Южной Италии в начале 80-х годов прошлого века. Пострадал от стихийного бедствия и Сан-Манго-сул-Калоре: множество городских зданий и сооружений, в том числе и старинная церковь Сан-Теодоро, превратились в руины. Но худа без добра не бывает: среди церковных развалин был найден тяжелый железный сундук, доверху заполненный золотыми монетами, украшениями и драгоценными камнями. Местные жители до сих пор убеждены, что в тот день произошло чудо…

Казалось бы, между этими случаями нет ничего общего. Однако они напомнили мне одну давнюю и весьма пикантную историю. Она неразрывно связана с кишиневским землетрясением, случившимся 4 марта 1977 года — первым природным катаклизмом, который довелось пережить. Произошло оно накануне любимого мужского праздника — 8 Марта. В преддверии выходных все трудовые коллективы когда-то единой и необъятной страны по традиции дружно отмечали это знаменательное событие. Праздничное застолье состоялось и в нашем сплоченном отделе в Академии наук. Начали расходиться, когда стемнело и все, наконец, сообразили, что женщин за столом не осталось. Я поехал домой со своим тогда еще совсем юным коллегой. Ему требовалась не столько моральная, сколько физическая поддержка, и я исполнял роль «навигатора», благо, жили мы водном микрорайоне, недалеко друг от друга. Хорошо помню, как он вызвал всеобщее оживление в переполненном троллейбусе, громко вспоминая с таким же поддатым соседом- ровесником «счастливое детство при Хрущеве».

На этом месте в Кишиневе я впервые почувствовал страшную силу подземной стихии (фото автора)

Наконец, мы приехали к подъезду его многоэтажки, где уже нельзя было заблудиться, а сам пешком направился домой. Дойдя до нового проспекта Мира, я подошел к остановке. Буквально через пару минут ожидания непонятно откуда послышался странный гул. Через секунду стало ясно, что исходит он из земли. Причем не просто из земли, а из земного чрева. Гул постепенно нарастал, и чувствовалось, что он несется со страшной скоростью с такой страшной глубины, которую невозможно даже представить. Ее можно было ощутить только неведомым доселе чувством, спрятавшимся где-то в спине! В первые мгновения было непонятно — что происходит? И пока задавал себе этот вопрос — земля качнулась под ногами. Потом еще раз, еще… И сразу же испуг — землетрясение! На всякий случай я отбежал от домов на середину проспекта и стоял в ожидании, что сейчас здания начнут рушиться.

С небольшой периодичностью широкий проспект с домами вздрагивал, как будто кто-то невидимый и огромный пытался вырваться из земли. Тогда поразило, что земля колебалась горизонтально и время будто остановилось. Постепенно сила толчков слабела, а гул пошел на убыль и, наконец, пропал. Через несколько секунд все кончилось, но потрясение осталось. Я не верил своим глазам: город уцелел, хотя я уже мысленно простился и с родными, и с новостройками. К счастью, все обошлось…

Утром город бурлил. Испытав сильнейший стресс, люди с облегчением смеялись, вспоминая пережитое. По городу ходили рассказы о полуголых студентках, выскочивших на улицу прямо из душевой общежития, о пьяных компаниях, не понимающих, почему на стенах комнаты появляются и растут на их глазах трещины, о лежачих больных в больнице, которые первыми оказались на улице, и прочих курьезных ситуациях. Серьезно пострадавших практически не было. Легко пострадавшие были. Одним из них оказался и мой вчерашний спутник, которого я дотащил прямо к подъезду. Он явно не спешил домой и «дождался» землетрясения у лифта. Разгула стихии он так и не заметил. Когда же увидел, что по лестнице несется вниз масса народа, зачем-то встал в дверях, раскинул в стороны руки и с криком «Куда?!» перегородил единственный выход из 16-этажного дома. Неудивительно, что перепуганная толпа моментально его снесла и пронеслась по перегруженному алкоголем телу…

Рано утром меня разбудил телефонный звонок. Звонил старый друг — не только тезка, но и полный ровесник (мы даже родились в один день). Он просил срочно приехать «по очень важному делу». Я его знал еще со школьной скамьи, и поэтому уже по голосу понял, что случилось что-то чрезвычайное. Оказалось, что он тоже пострадал, причем не только физически, но и морально.

Когда я появился в маленьком частном домике в старой части Кишинева, сразу же обратил внимание на поцарапанное лицо друга и расстроенный вид жены. Он сразу же вывел меня во двор и почему-то вполголоса стал рассказывать, что случилось накануне. После его откровений я не знал: смеяться или плакать? Дело в том, что во время землетрясения мой друг оказался в самом неподходящем, хотя и безопасном месте, — дворовом сортире. К тому времени это хлипкое деревянное сооружение было в несколько раз старше своих пользователей и, как шутили хозяева, «еще помнило Пушкина». Неудивительно, что, когда земля закачалась под ногами, одна из прогнивших досок основания сломалась, и кабина одним углом провалилась в яму, заблокировав дверь вместе с сидельцем. К счастью, остальная конструкция выдержала испытание стихией, но весивший под центнер хозяин самостоятельно выбраться из нее уже не мог. Прибежавшая на истошные вопли жена ничем помочь не могла, и лишь спустя час с помощью соседей удалось с трудом приподнять угол будки и выпустить измученного «затворника». В итоге эта трагикомичная история закончилась благополучно, но неожиданно получила продолжение.

Утром пришедшие в себя хозяева решили снести пострадавшую конструкцию. Заваливая ее на бок, они услышали не только характерный треск ломающихся досок, но и звук лопающейся керамики. Когда с грохотом и пылью будка рухнула, края ямы осыпались, и перед изумленными супругами появился раздавленный сосуд, лежавший под углом горлышком вниз. У них на глазах он стал разваливаться по частям и медленно сползать в яму. Вместе с керамикой струей посыпались вниз желтые монеты. Их было много, но они все до единой плюхнулись и исчезли в специфическом заполнении ямы. На месте остался лишь крупный кусок от стенки сосуда, как доказательство реальности увиденного…

— Женя, ты же археолог!

Помоги! — обратился ко мне товарищ. — Я видел профиль с бородкой и уверен — это николаевские червонцы. Пятьдесят процентов твои! Представляешь, какие это деньги?

Римский император Веспасиан — автор знаменитого афоризм

Предложение было «заманчивым». Оставалось лишь самое малое-достать золото. И здесь молодые супруги очень рассчитывали на мой профессионализм, почему-то решив, что разница между археологом и ассенизатором минимальна. Но осмотрев «место размышлений» в глубине дореволюционного двора, я понял, что если здесь и был клад, то он опять исчез на неопределенное время. Яма была заполнена почти до краев и благоухала совсем не французской парфюмерией. Взволнованный хозяин бегал вокруг нее с двухметровой палкой и, затыкая нос, пытался определить глубину. Безуспешно. В тот момент я убедился, что даже вид золота может на какое-то время затуманить рассудок.

Чтобы охладить энтузиазм товарища, я спросил, как он планирует искать монеты: выгребать яму ведром, а потом просеивать через сито? Или вызывать спецмашину и затем вместе с профессионалами «вычислять» золото? Другие методы поисков мне не приходили в голову. Эти перспективы ввергли «кладоискателя» в глубокую задумчивость, а в его глазах наконец-то появилась осмысленность. Настало время поговорить по душам.

Мы прошли в дом, и я объяснил другу, что даже если мы и вытащим все монеты, их надо сдать государству. А это «лишь» двадцать пять процентов от обшей суммы. Пытаться же сбыть золото на стороне — себе дороже! Да и где гарантия, что монеты золотые? Да и вообще, это не тот случай, когда деньги не пахнут. Совсем наоборот. Наконец, сколько времени мы будем пахнуть весьма специфичными ароматами, если займемся подобными работами? Перспектива «благоухать» неопределенное время не вдохновила товарища, и, грустно вздохнув, он согласился, что «игра не стоит свеч». Но было видно, как тяжело он расставался с радужными перспективами на ближайшее будущее. Еще тяжелее расставалась с ними супруга — она холодно попрощалась со мной. А через год они развелись. Как я узнал позже, одной из причин развода стали обвинения мужа в неспособности «достать» золото.

Эта история опровергает классическую фразу римского императора Веспасиана, который обложил налогом общественные туалеты в Риме. Горожане сразу же назвали поступающие в казну деньги «мочевыми». Когда же сын императора упрекнул отца за «неприличный сбор», тот продемонстрировал ему выручку и заявил: «Деньги не пахнут!» В данном случае я до сих пор помню запах нереализованной золотой мечты. И совсем по этому поводу не сожалею.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92

Вам также может понравиться...